«Лики любви» будут там, где погорячей

25 марта, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 25 марта-1 апреля

Международный кинофестиваль «Лики любви» в весенней Москве этого года стал «уходящей натурой». Свои причудливые образы фестиваль отныне будет представлять в Сочи, как сказал его президент Марк Рудинштейн...

Международный кинофестиваль «Лики любви» в весенней Москве этого года стал «уходящей натурой». Свои причудливые образы фестиваль отныне будет представлять в Сочи, как сказал его президент Марк Рудинштейн. Уже через несколько месяцев — с 20 по 31 августа — в привыкших к фестивалям Сочи пройдет «сезон любви».
Москва, как и нынешняя весна, похожая на снежную зиму, была холодна к фестивалю. Залы Дома кино, равно как и Дома актера, зияли «неосвоенными землями» пустых кресел на конкурсных просмотрах, ретроспективах и даже специальных показах. Исключение составлял лишь задействованный в показах кинотеатр «Ролан» — его небольшой зал на вечерних сеансах был всегда полон. Чем вызвано такое равнодушие? Это, видимо, оборотная сторона весьма насыщенной культурной жизни Москвы — зритель, перегруженный различными зрелищами, акциями, фестивалями и неделями кино, «объелся» дорогими деликатесами и дешевыми фаст-фудами, стал тяжел на подъем, ленив и не любопытен. С другой стороны, и фестивальная программа явно прихрамывает, особенно в части конкурсного отбора.
Не являясь фестивалем класса «А», который по регламенту не допускает в свой конкурс фильм, уже показанный на другом фестивале такого класса, «Лики любви» по своей концепции скорее являются тематическим «фестивалем фестивалей». Они могут позволить себе все самое лучшее и интересное, что уже было показано на различных кинофорумах, но еще не известно широкому зрителю — от попсы до изысканного арт-хауза, — тематика-то любовная неисчерпаема. Предложенная же зрителям программа, хоть и широка по своей географии — от Исландии до Черногории, от Канады до Ирана, выглядит второсортной и случайной по своему наполнению. «Лики» — фестиваль ежегодный, к своему десятилетнему юбилею устоявшийся, и было бы логично в конкурсную программу включать только фильмы последнего года. Однако пять из 16 картин датированы 2003 годом. Среди них лента шведского режиссера Бьорна Рунге «Если я обернусь» (второе ее название — «И наступит завтра»). Как и многие конкурсные картины, она уже куплена российским прокатом. В неспешной манере, подробно, словно не камерой, а микроскопом, рассматривается жизнь обывателей в течение одних суток. Муж, чтобы поддерживать обожание жены, изменяет ей. Другая дама готова бесконечно лгать себе самой, вместо того чтобы жестко и объективно разобраться в себе. Еще одна пара готова замуровать себя в доме, продолжая придумывать логические причины побега дочери. В ряду картин двухгодичной давности и фильм о любви по плану «Люби этого парня» (режиссер Андреа Дорфман, Канада); словенская лента Метода Певеца «Под ее окном», наблюдающая «кризис среднего возраста» своей тридцатилетней героини, и т.д. Кстати, «Серебряная стрела» за лучшую женскую роль была разделена между молодой словенской актрисой Полоной Юх, исполнившей главную роль в этой картине, и опытной шведкой Перниллой Аугуст из фильма «Если я обернусь».
По определению жю­­ри, возглавляемого обаятельнейшей британской актрисой Блендой Блетин, самым романтичным дуэтом стали Гуд­рун Мария Бьярнадоттир и Мартин Компстон из фильма исландского режиссера Фридрика фон Фрид­рикс­­сона «Найсландия». В
своей замедленной, реалистичной манере Фридрикссон наблюдает историю любви, разочарования, веры своих молодых героев — Хлои и Джеда.
Роль в немецком фильме «Юготрип» (режиссер Надя Дерадо) помогла актеру Мтипе Эрцегу получить «Серебряную стрелу» за лучшую мужскую роль. Он очень убедителен в роли беженца-новогерманца, которого случайная встреча с дамой из прошлого заставляет вспомнить то, что хотелось забыть навсегда.
Картина о традиционном любовном треугольнике японского режиссера Нами Игучи, хоть и заслужила специального упоминания жюри, на мой взгляд, слишком унифицированна, чтобы представлять интерес как японское кино, и достаточно вторична для европейского.
Страсти современной жизни Тегерана — от убийства до стыдливой любви с первого взгляда потенциального смертника — представил молодой иранский режиссер Асгар Фархади. Его фильм «Прекрасный город» стал обладателем гран-при «Золотая стрела» — за лучшую ленту о любви. У картины есть бесспорные достоинства, но здесь, кроме прочего, сказывается модная тенденция — на фестивалях любят ближневосточное и дальневосточное кино. Предыдущий фильм этого режиссера получил «Серебряного Георгия» за лучшую мужскую роль на Московском фестивале в 2003 году.
Ретроспективы «Любовь и…» и «…и любовь» ограничились, к сожалению, в основном старым арабским и гэдээровским кино. Зато любители крутого и мягкого порно могли «насладиться» наиболее полным показом лент не укладывающегося ни в какие схемы анархиста от кино Джо д’Амато.
Некоторое разочарование принес просмотр фильма очень модного сегодня британца Майкла Уинтерботтома «9 песен». Он хоть и был в конкурсной программе, но остался, похоже справедливо, за рамками внимания жюри. Хотя мировая пресса о картине писала довольно много после ее показа на прошлогоднем Берлинале. История романтической любви, построенная в стиле долгого музыкального речитатива с надоевшим секс-припевом, оказалась довольно скучной и, на мой взгляд, напрочь лишенной романтики.
Главным десертом последних московских «Ликов» стал Ален Делон, получивший «Серебряную стрелу» как «самый романтичный любовник и самый неотразимый мужчина киновека». О нем речь пойдет в ближайших номерах «ЗН». А о перспективах «Ликов» на берегах Черного моря расскажет попрощавшийся навсегда с кинотаврским брэндом Марк Рудинштейн.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно