Леонид Парфенов: «НА МОЙ ВЕК ЮБИЛЕЕВ ХВАТИТ»

4 июня, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 4 июня-11 июня

Сколько бы самых почетных должностей и званий не стояло перед именем Леонид Парфенов, сам он превыше всего почитает свою профессиональную принадлежность - журналист...

Сколько бы самых почетных должностей и званий не стояло перед именем Леонид Парфенов, сам он превыше всего почитает свою профессиональную принадлежность - журналист. Он запомнился зрителям не с «Намедни» даже, а с первого своего сюжета в популярной тогда программе «Взгляд». Переход на НТВ не то чтобы явил его в новом качестве, но дал возможность еще ярче заявить о себе. Удалось воплотить на экране не только собственные проекты историко-культурологического характера, создать новый жанр - многосерийных киноюбилеев, но и стать идеологом-вдохновителем многих программ, среди которых умно-пикантная «Про это» и захватывающие приключения в «Форте Байярд».

Изысканно-элегантный стиль подачи материала Леонидом Парфеновым распространяется и на образ жизни. Об этом говорит и манера его общения и не похожий ни на один из виденных мною кабинетов его офиса на НТВ, где проходила наша беседа.

- Леонид, ваше появление на ТВ «взорвало» привычное представление об облике, манере поведения, подаче материала ведущего программы. Что это было - всплеск природных способностей или вы так точно почувствовали время?

- Все было достаточно случайно. Ни к чему не готовился, ничего не играю, во мне это было всегда. Неоднократно пытался объяснить, что у меня нет так называемого «имиджа», просто я такой. Очень ценю фразу, пассаж. Когда начинал, был такой титанический разлом, благодаря которому на телевидении появилось много нового и новых. После этого, мне кажется, уже ничего нового не появлялось. Это была молодежь, в основном, из информации: Татьяна Миткова, Михаил Осокин, Евгений Киселев - в общем, почти одно поколение.

- Занимая до недавнего времени административную должность главного продюсера НТВ, вы неизменно оставляли себе место для творчества, что сегодня является приоритетом для вас и не мешает ли руководящая должность творческому процессу, как разделяете это?

- Ничего не пытаюсь разделять, приоритетом для меня является моя журналистская работа. Для меня главное то, что делал и делаю - проект «Намедни», фильмы. Сейчас к юбилею Пушкина снимаем фильм о нем.

- Можно подробнее об этом проекте?

- Здесь я выступаю в нескольких ипостасях. Во-первых, как соавтор. Посмотрим, что получится. Это жанр кинобиографии. Там будет очень много украинских съемок - Гурзуф, Измаил. Конечно, Кавказ, Петербург, Михайловское, много других географических точек, даже Эфиопия - родина его предков.

- Век энциклопедистов давно канул в лету, круг ваших творческих интересов невероятно широк, знаний тоже?

- Поймите, это телевидение, мы занимаемся популяризацией. Нету никакого круга знаний, образование журналистское, т.е. - никакого. Привлекаются специалисты, плюс я что-то знаю о Пушкине и знаю о телевидении, понимаю, как это сделать. Телевидение в общем штука поверхностная. С другой стороны, в проекте «Намедни 1961-91» не могу назвать, кто написал новейшую историю? Никто не занимается этим периодом, лишь субъективно перекраивают прошлое. Хорошо, это поверхностно и телевизионно, но аналога этому нет. Ко мне приезжала аспирантка из Лондона, которая пишет диссертацию по Суслову. Куда могу ее направить? Это я ей говорю о Главлите, о дефиците женских сапог, из чего состоял тогдашний «космос». Это телевидение превращает Сенкевича в великого путешественника: Колумб, Магеллан, а потом сразу Сенкевич. С огромным почтением отношусь к Сергею Петровичу Капице, но он сам, наверное, не рад, что его вклад в науку широким массам представляется более весомым, чем вклад его отца.

- Хорошо, мы плавно перешли к современности, в которой сами варимся, но Пушкин это история.

- Я читал Вересаева «Пушкин в жизни». сейчас - дневники и письма, которых раньше не видел, - со страшным количеством ненормативной лексики, письма Вяземского, переведенные с английского работы Набокова. Ничего в этом страшного нет - на это потребовались выходные. Немножко неприятно, когда об этом говорят. Понимаете, из журналистики, особенно телевизионной, ушла стадия расследования - прежде чем что-то делать, нужно подчитать, подготовится, подумать, проконсультироваться. Ан нет - нет денег, все гонят строчки, больше даже, чем гнали при коммунистах. Когда я работал в «Московском комсомольце», нужно было сдать тысячу строк в месяц своих и столько же организовать. Это не вина, беда. А на телевидении, нашем телевидении, можно позволить себе эту роскошь - посидеть и подумать.

- Леня, все интересы сосредоточены на НТВ, на этом кабинете. Но ведь специалисты-психологи говорят, что раз в пять-семь лет нужно менять род деятельности?

- Это о чем мы говорим? О социализме, об инженере, сиднем сидящем в НИИ? Мы беседуем в офисе самой крупной русской капиталистической компании. Нужна узкая специализация, высокий профессионализм. Ничего, кроме специализации и большого объема работы, быть не может. Все остальное для тех, у кого есть время читать в популярных журналах разделы «Понемногу о многом».

- Но ведь ни одно общество в мире так не зациклено на политической информации, соответственно, СМИ, включая электронные?

- Не думаю. У нас самый большой кинопоказ в мире. Есть зацикленность на телевидении вообще - у нас самая телевизионная страна в мире. ТВ - это то, что связывает Россию, при слабых коммуникациях и географической разбросанности. Никаким иным способом Находка не почувствует, что живет в одной стране с Калининградом, кроме как посредством телевидения. Человеку свойственно думать, стало быть ему нужна фактология. Все зависит от того, в какой «упаковке» ее подают. Для меня это очень важно - стиль, интонация. Вещи, которые зритель потом, вспоминая, может и не объяснить. Самое главное в нашей профессии - понимать, каким сегодня должен быть диалог с публикой, чувствовать «имп» современного разговора. В этом смысле абсолютным попаданием являются «Старые песни о главном».

- Телевидение - продукт коллективного творчества, вы же, кроме того, что являетесь яркой индивидуальностью и знаете об этом, человек, по-моему, достаточно жесткий, позволяете ли вы себе диктат, используете право «вето»?

- Да, конечно. Ни у кого другого этого права нет, но его никто и не оспаривал. Если это моя программа, кто же еще должен решать, ведь это мне потом нужно оправдать в кадре, мне говорить.

- Леня, с самого начала вашей работы в эфире была отточенность речи, которой наше телевидение особо «не грешит», в последних работах она стала еще совершенней, откуда это у вас?

- Любой ответ на этот вопрос будет нескромным. Я говорю так, как мне нравится и хочется. Понимаете, на телевидение идут люди с определенной долей нескромности, самолюбви - нужно обладать определенным нахальством, чтобы считать, что люди, сидя дома, помалкивают, слушая тебя.

- Даже при том, что сегодня появилась техническая возможность хранить сделанное, телевидение по своей природе - продукт однодневный. Как будете трансформировать свои темы, на каждую из которых уходит столько времени?

- На мой век юбилеев хватит. Вот было тридцать лет фильму «Семнадцать мгновений весны», двадцать -«Место встречи изменить нельзя», столетний юбилей Набокова, сейчас вот - Пушкин.

- А как же собственный юбилей?

- Видите ли, я его пропустил. В марте прошлого года было 25 лет творческой деятельности - именно тогда в «Пионерской правде» вышла моя первая публикация. Так что подождем следующего юбилея...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно