Кусок Пирогово. Украинский музей оказался в осаде

1 октября, 2010, 13:59 Распечатать Выпуск №36, 1 октября-8 октября

Нынешней осенью ярко тлеют скандалы вокруг уникального Музея народной архитектуры и быта в Пирогово...

Нынешней осенью ярко тлеют скандалы вокруг уникального Музея народной архитектуры и быта в Пирогово. Это, как известно, волшебное место на карте Киева. Абсолютно уникальный ландшафт!

Фактически это самый большой музей под открытым небом в Европе (около 130 музейных гектаров да еще и две тысячи гектаров природной окружающей среды). Тут тебе и эксклюзивные экспонаты, и десятки тысяч посетителей ежегодно.

И самое главное: музей в Пирогово — словно миниатюрная карта страны. Ведь этот скансен презентует почти все этнографические уголки государства. Такой себе символический образ Украины — на отдельно взятой территории.

Именно здесь Украина — единая. «Восток и Запад — вместе». Подальше от посягательств конъюнктурных политиков, в целостном аутентичном разноцветье.

Казалось бы, достаточно лишь вспомнить слова поэта: «І рости, і діяти нам треба!» — и активно развивать музей: привлекать к нему внимание туристов, выстраивать оригинальные маршруты.

А вместо этого под Пирогово — скандалы и информационные «бомбы». То хатынка сгорела, то плетень наклонился. То признаки коррупции завелись.

Сейчас война за Пирогово продолжается на двух фронтах.

Первый «фронт»: борьба за немалые территории вокруг музея. Которые со временем могут захватить оккупанты от активной бизнес-индустрии, превратив уникальный ландшафт в очередной урод наподобие застройки Печерска и других столичных районов.

Второй «фронт»: сугубо внутренние распри, борьба за сферы влияния внутри заведения. Когда директор музея Павел Федака и несколько его заместителей (Игорь Панькив, Иван Габор, Вадим Логвинов) не могут прийти к согласию в вопросах развития Пирогово, вынося сор «из избы».

При этом, как многим уже заметно, на первом «фронте» победным шествием продолжается наступление земельных варваров. И чем дольше «внутренние распри», тем опаснее угроза окончательного исчезновения Пирогово. Или же преобразование его в «заложника» определенного сегмента строительной или развлекательной индустрии.

А уж господа «зодчие», это мы знаем, быстро застроят музей стенами по периметру его границ. Загнав архитектурную жемчужину в смертельный каменный мешок.

«Фронт» первый

В «ЗН» попал текст обращения работников музея в Генеральную прокуратуру, лично Александру Медведько. (Этому письму, кстати, в силу определенных причин не дают ходу, словно «кто-то» скрывает от правоохранительных органов тревожную правду о вероятном «завтра» Пирогово.)

Цитата: «...бизнесмены, руками чиновников, узаконивают систему полной урбанизации музея возможностью массовых застроек... Хотя именно ради природных условий музей и размещен именно здесь. В свое время, разрабатывая стратегию Пирогово, никто представить не мог, что потомки будут способны на вандализм — на уничтожение среды, которая также является частью музея... Ранее принятые защитные решения (относительно статуса охранного ландшафта и исторического ареала) цинично игнорируются, а со временем, без каких-либо упоминаний о музее, — отменяются. Продолжается выжидание утверждения нового генплана, где статус нашей окружающей среды (как земель сельскохозяйственного назначения) будет изменен на статус... застройки. И к этому преступлению уже почти все подготовлено. Просим осуществить прокурорскую проверку юридических актов, касающихся музейной территории и окружающей среды — с точки зрения защиты их от урбанизации...». Это письмо от коллектива.

Собственно, коллектив музейного Пирогово — почти полторы сотни работников. Из них более 40 — научные сотрудники. Кроме того, есть небольшое строительно-реставрационное подразделение.

По словам сотрудников, сейчас музей в критическом состоянии: из бюджетных средств не получает ни копейки, зарабатывает «со своей кассы». То есть с продажи билетов.

Сначала программа развития музея предусматривала около 30 млн. гривен в год. Потом ее уменьшили — до 2 млн. А между тем реставрация только одного здания тянет минимум на 200 тыс. гривен. Сейчас построек в критическом состоянии — около 20. А это уже почти четыре миллиона. Билетами на это не заработаешь.

Наконец помочь Пирогово решил Ринат Ахметов. Сотрудничать с музеем его фонд начал в 2008-м. Составили список инфраструктурных работ. Запланировали отреставрировать максимальное количество экспонатов. Возглавлять подвижницкий труд от Ахметова назначили Олесю Островскую-Люту. В свою очередь музей предложил людям Ахметова строительство экспозиционного корпуса (где могут быть представлены редчайшие вещи, хранящиеся в фондах). Но, по словам работников музея, те же люди отказались тратить деньги на фондовый корпус, — только на реставрацию.

Между тем даже деньги Рината Леонидовича не помогут Пирогово! Как говорит Олеся Островская-Люта, «структура музея очень мало изменилась еще с советских времен, и даже частично были утрачены некоторые навыки и специалисты; сейчас, например, нелегко найти подрядчиков, готовых работать над реставрацией традиционной архитектуры...»

Старейшина музея Сергей Верговский
Старейшина музея Сергей Верговский
А старший научный сотрудник музея Сергей Верговский в свою очередь уверяет: «Да, Ахметов помогает, но отношения с его фондом непростые... Олеся Островская-Люта никак не могла понять, что это не основная для нас задача — заработки на памятниках. И они предлагали перейти нам в режим этнопарка!»

Очевидно, в этой «дилемме» — музей или этнопарк? — и скрыт один из подводных камней конфликта. Действительно, казалось бы, какая разница — то или это. Но...

— Если нас переведут в режим этнопарка, то вокруг музея начнется застройка, — убежден Сергей Верговский (работал в Пирогово фактически со дня его открытия в 1976 году, был одним из идеологов этого комплекса). — На территории музея при такой внешней застройке могут появиться до полусотни разнообразных учреждений общественного питания, причем на каждом шагу. И музей будет терять черты аутентичности. Это — главное. То есть произойдет полное перепрофилирование комплекса, который со дня своего основания выстраивался как сугубо духовное учреждение. Именно здесь сохраняется в первичном виде чрезвычайно красивый патетический комплекс ландшафта земледельца. Ведь земледельцы формируют ландшафт таким образом — в долине делают пруд, на склоне — огород, а на террасе — сад... В саду — дом, а на плато, на полях — хлеб. А поля открытые, не заросшие, и это придает нашему ландшафту простор, патетику поднебесную. И именно такой участок неурбанизированного ландшафта лежит от края Голосеевского леса до церковщины. Это такая огромная чаша между долинами. И в этой чаше — музей. А из музея видно всю территорию чаши до высоты церковщины. Между этими долинами проглядывается и долина Днепра. И каждый посетитель видит колоссальный ландшафт: широкие поля, священные горы. Потому что мы находимся в центре — в Святогорье. То есть здесь модель Украины — историко-духовная — в одном комплексе. Более того, рядом, в соседней долине, огромное количество памятников археологии. Они показывают историю бытия человека на территории Украины от начала до сегодняшнего дня. Окружающая среда, на которую сейчас посягают олигархи и бизнесмены от строительной индустрии, — неотъемлемое пространство нашего музея. Это единый ландшафт. Это все — в одной «чаше». Прогуливаясь по территории музея, посетитель видит и церковщину, и долину Днепра...

…Журналисты «ЗН», которые не впервые в Пирогово, также видели и церковщину, и долину Днепра. Все, что может исчезнуть при возможном будущем «строительстве». Когда аграрные земли отдадут на откуп...

Музейщики показали «ЗН» кадастровые номера земельных участков. Хотя владельцев этих участков пока никто не афиширует. Но в музее убеждены: если руки загребущие доберутся до Пирогово, можно только представить, что они настроят вокруг музея и даже на его территории... Такая ситуация, по мнению Сергея Верговского, напоминает типичный рейдерский захват охранных земель. И сделать — пока что — ничего нельзя.

Есть надежды на нового (фактического) руководителя Киева Александра Попова. Он якобы обещал пересмотреть бывшие земельные «соглашения» в столице и на ее окраинах. И музейщики даже приглашали Попова в свои украинские жилища на территории музея. Но пока — никакой реакции.

Да и нет гарантии, что тому же Попову удастся в генеральном плане сохранить бывший статус пироговских земель как сельскохозяйственных, чтобы не сдать их бизнесменам.

Один из заместителей мэра по земельным вопросам вообще считает, что музейщики только людям голову морочат: ведь у них есть земля, которую они никак не могут «освоить»! Этот чиновник убежден — чтобы «освоить» землю, ее надо срочно застроить!

Казалось бы, в этом вопросе должно было прозвучать весомое слово и от высшего руководства страны. Но... Кому какое дело до украинской хатынки, приютившейся на окраине в ожидании очередной крупной «перестройки».

Впрочем, пироговцы, в частности архитектор Верговский, давно предложили превратить этот музей в крупный Национальный комплекс «Древняя Украина». Разработав специальную концепцию, определив новые архитектурные объекты, которые бы украсили ландшафт Пирогово. Здесь и казацкая крепость, и новые церкви, и помещение для павильонной экспозиции и фондов.

Впрочем, осуществление мечты маловероятно. Поскольку «в товарищах согласья нет»...

«Фронт» второй

Кадровые распри настолько захватили работников Пирогово, что уже трудно определиться — кто святой, а кто грешный, кто за белых, а кто за красных.

Новый директор музея Павел Федака был назначен на почетную должность в 2009 году. В нем видели научного сотрудника, который последовательно будет развивать исторический контекст Пирогово.

Со временем в «апартаментах» музея появились его заместители (Игорь Панькив, Иван Габор, Вадим Логвинов). И террариум «единомышленников» забурлил! На некоторых сайтах (в частности на «museum-ukraine») стали появляться резкие обвинения в адрес директора:

«При бездеятельности и потворстве нового директора П.Федаки продолжаются такие же бесчинства и беспорядки, как и при предыдущем руководстве. Речь идет о систематических и почти узаконенных нарушениях режима деятельности музея как просветительно-научного учреждения — ночная работа ресторанов, где регулярно продаются спиртные напитки, проводятся в вечерние и ночные часы многолюдные мероприятия (свадьбы, вечеринки и т.п.) с заездом на территорию десятков машин и т.п. При этом директора не пугает угроза пожаров, ведь люди под хмельком себя не контролируют, и любая случайно брошенная сигарета возле легковоспламеняющихся деревянных домов с соломенной крышей может привести к непоправимой беде...»

Заместителей господина Федаки здесь же позиционируют как его «противников», а также (почему-то) как «противников закарпатского сепаратизма».

Г-да Габор и Логвинов якобы были приглашены на должности самим директором, но «к теневым махинациям предшественников не приобщились», а «выступили с решительным протестом против злоупотреблений...»

В свою очередь те же заместители представляют себя в СМИ как «практиков», которые хотят навести порядок в хозяйстве Пирогово, а директора (прямого руководителя) — только как теоретика, который органично вписывается в коллектив научных сотрудников преклонного возраста. Директор в свою очередь убежден: музей — сокровищница памятников и их нужно изучать, а не шоу-парк, который так мечтают здесь построить и зарабатывать на нем, перечеркнув концепцию комплекса.

— У заместителей нашего руководителя, очевидно, есть определенная ориентация «сверху», — продолжает наш собеседник, патриарх музея Сергей Верговский. — Да и заместители эти не во всем компетентны... Например, строительной реставрацией руководил кандидат наук по марксистско-ленинской философии. А наш заместитель по науке — кандидат исторических наук, но ведь его кандидатская — о демографии Польши. Заместитель по хозяйственным вопросам вообще неквалифицированный: ни в народной культуре, ни в культуре вообще он ничего не понимает. Когда в СМИ поднялась черная кампания против директора, его начали обвинять в строительных просчетах... Например, есть у нас небольшая банька, покрытая досками, которую надо отремонтировать. Стоит себе в долинке. Можно было бы сто раз нарезать доски и покрыть крышу! Но прошел год, а этого не сделали. А почему же не сделали? А потому что саботируют работы, чтобы навести тень на руководителя. Считаю это настоящим рейдерским планом. Все эти действия раскалывают коллектив пополам!

Вместе с тем — это уже реплика от «ЗН» — «пополам» может быть разрезано само Пирогово, как лакомый пирог киевского ландшафта. Пока директор и его замы будут ругаться...

— Конечно, ситуация вокруг комплекса в Пирогово вызывает большую тревогу, — говорит Николай Жулинский, директор Института литературы Академии наук Украины. — Тяжба продолжается уже не один год. Одна из причин таких конфликтов — история с «владельцами» музея. Они, как известно, постоянно менялись. А у ребенка, у которого много «нянек», всегда возникают проблемы. Был период, когда комплекс в Пирогово патронировало Министерство культуры. Потом музей принадлежал Обществу охраны памятников — еще во времена работы там Петра Толочко. Потом Толочко занялся политикой... Имея хорошие отношения с Патоном, он передал Пирогово в Академию наук Украины. Хотя так и не удалось тогда передать реставрационные мастерские... И это вопросы довольно мучительные для Пирогово. Когда Павла Федаку пригласили возглавить музей в Пирогово, конечно, были надежды, что такое назначение только улучшит научный статус музея. Потом возник конфликт директора с заместителями... И — напрасные попытки научного куратора музея, Института искусствоведения, фольклористики и этнографии, г-жи Анны Скрипник как-то уладить скандал... Как известно, существует государственная программа развития музея в Пирогово. Но в большей степени это лишь тезисы на бумаге. Реального же существенного финансирования — нечего и ждать! Обидно, что история вокруг Пирогово часто сводится только ко внутреннему конфликту в коллективе. Ведь эта проблема — государственного значения. В первую очередь сейчас надо отстоять буферные зоны, потеря которых — равна потере самого Пирогово... Можем потерять не только музейную украинскую хатынку, можем потерять и Украину.

Скрижали истории

Еще в 1969 году постановлением украинского советского правительства территория Пирогово рассматривалась как потенциальное место для будущего комплекса. Первые специалисты музея были настоящими светилами науки: Юрченко, Таранушенко. Уже в 1976-м музей открыли. Накануне «премьеры» Владимир Щербицкий, чтобы избежать упреков в «национализме», пригласил на экскурсию почти всю политверхушку Украины. С того времени музей в Пирогово считается образцом в сохранении национальных традиций. Каждому объекту на территории музея предшествовало детальное научное исследование — в соответствии с генпланом. Как известно, в Пирогово представлены шесть этнографических регионов Украины: «Среднее Приднепровье», «Полтавщина и Слобожанщина», «Полесье», «Подолье», «Юг», «Карпаты». А также — экспозиции: «Ветряные мельницы, «Ярмарочное поле» и «Современное село».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно