Культур-Лига возвращается

11 января, 2008, 13:55 Распечатать Выпуск №1, 11 января-18 января

До 20 января 2008 года пространство залов Национального художественного музея Украины наполнено атм...

До 20 января 2008 года пространство залов Национального художественного музея Украины наполнено атмосферой авангардного поиска начала ХХ века — времени, когда смелые, а порой даже дерзкие эксперименты утверждали новую эстетику эмоционально-выразительного кубизма, футуризма и других «измов». Тогда мятежные Давид Бурлюк, Владимир Маяковский, другие организаторы экспозиций с шокирующими названиями «Хвост осла», «Мишени», «Бубновый валет» сжигали мосты между классическим реализмом и футурологическим будущим. Аналогич­ные процессы происходили в театре, поэзии и даже архитектуре. «Какой к черту grand art! Его никогда не было... Каждая эпоха создает собственное Возрождение» — декларировал один из художественных революционеров Давид Бурлюк.

Авторы произведений, экспонированных в проекте «Культур-Лига. Художественный авангард 1910—1920-х гг.», именно такого рода. Впрочем, художники Куль­тур-Лиги, с которыми предложено познакомиться киевлянам и гостям столицы на выставке, несмотря на авангардный эгоцентризм артистической личности, были плотно связаны с хорошо продуманной интеллектуальной программой. Ее сверхзадача состояла в литературно-художественном просвещении еврейской общины в драматическое время между войнами и революциями.

Культур-Лига была основана в 1918 г. в Киеве во время непродолжительного правления Централь­ной рады Украинской республики. Факт самоосознания еврейской нации как таковой, которая в условиях революции выходила из тьмы к сиянию новейшей культуры, обеспечил Куль­тур-Лиге популярность среди творческой интеллигенции. Речь шла о том, что еврейская культура, преодолевая унижения нации, достигает авангардных высот. В задачах центрального комитета Культур-Лиги декларировалось синтетическое объединение исторической памяти еврея с мировоззрением эпохи, стучавшей в дверь. Просветительская и культуротворческая функции были определены как основные в деятельности Культур-Лиги. Акцентировалась дуалистичность программы: сохранение традиционного и наработка новейшего. На этих двух китах должен был совершиться подъем до модернистского творчества. Оглядываясь на исторические реалии начала ХХ века, мы осознаем причины мощной энергии новообразованной Культур-Лиги. Ее деятельность разворачивалась во время ужасных еврейских погромов в Киеве, в городах и местечках Юго-Западной Украины. Страх еврея за судьбу и физическое выживание семьи был постоянным. Недаром на вопрос «Почему у вас, маэстро, коровы летают, а ангелы падают?» Марк Шагал ответил: «Разве вы не замечаете, что этот мир стоит вверх ногами?» Тревога простого человека касалась и еврейской интеллигенции, которая, по мнению руководителей Культур-Лиги, состояла не «только из бухгалтеров и стоматологов, но и из художников и деятелей культуры». Поэты, художники, издатели книг и журналов, учителя и раввины пребывали в меньшинстве, но, преисполненные идеализма и жертвенности, взялись за привлечение простого человека к культуре. Энтузиастов Культур-Лиги мучили вопросы: «Существует ли еврейская культура? Будет ли она существовать в дальнейшем?». Но, отметая рефлексии как лишнее, из-за чего у интеллигента преимущественно опускались руки, организаторы культурного движения создавали лаборатории культуры идиш на территории Украины, России, в странах Европы.

В противоречивых, непредсказуемых политических условиях начала 20-х годов прошлого века, когда власть в Киеве за сутки иногда переходила из рук Цент­ральной рады к большевикам и наоборот, когда еврейские боевые дружины сегодня приветствовались как соратники украинской власти, а завтра отталкивались и клеймились как «предатели-жиды», интеллигенция выполняла программу культурного просвещения. В Киеве были учреждены Еврейский народный университет, театр, кооперативное издательство Культур-Лиги. Издавались журналы для детей и бедноты, проводились диспуты интеллектуалов на тему «Перспективы еврейского искусства». Художники и поэты начинали эксперименты с новыми художественными формами.

Марк Эпштейн. «Виолончелист»
Марк Эпштейн. «Виолончелист»
Благодаря усилиям «Центра Иуда­и­ки» при НаУКМА, почти через 90 лет молчания феномен Культур-Лиги представлен на выставке в Национальном художественном музее Украины. Большинство художников, чьи работы стали украшением экспозиции, жили и работали в Киеве. Этот факт чаще всего замалчивается. В солидных монографиях, на аукционах и в музеях мира их называют русскими авангардистами. Но пришло время для вос­становления исторической справедливости. Личности Исаака Рабиновича, Исахар-Бера Рыбака, Эля Лисицкого, Марка Эпштейна, Александра Тышлера, Давида Штеренберга и других киевлян на страницах истории модернизма ХХ века сомасштабны с именами украинцев Александра Архипенко и Казимира Малевича. Все они знаковые, все первые в пространстве бурной эпохи. Именно поэтому проект «Культур-Лига. Художественный авангард 1910—1920-х годов» не рядовая выставка, а выдающееся событие культурной жизни. Коллектив «Центра Иудаики» при НаУКМА и его директор Леонид Финберг приложили сверхусилия, чтобы собрать в киевской экспозиции уникальную коллекцию из музеев и частных собраний Израиля, Франции, Украины. Кроме полотен выдающихся авангардистов, в экспозиции широко представлена графика, уникальные издания 1920-х годов, а также фотодокументы. Из увеличенных и отреставрированных фотокарточек на нас смотрит веселый, озорной С.Никритин, улыбчивый Б.Арон­сон, ироничный Б.Шифрин, печальный А.Маневич. Фото создают ауру живого диалога с теми, кто стоял у истоков художественной секции Культур-Лиги. Они снова сошлись под киевским небом.

Масштаб коллекции, ее художественное качество, принципиальная проясненность концепции позволяют соотнести проект с аналогичными экспозициями мирового уровня в музеях Парижа, Вены, Мюнхена или Берлина. В этом большая часть работы именно координатора проекта — Алек­сандры Межевикиной. Впрочем, в кол­лекции отсутствуют произведения двух реформаторов сцены ХХ в. — И.Рабиновича и А.Тышлера. Не представлено творчество Б.Аронсона. Контакты с музеями Москвы могли бы позволить достойно представить масштаб личностей, без которых экспозицию трудно считать исчерпывающей. Недостает поэтической живописи Тышлера.

Нелегкое это дело получить из Парижа произведения Йозефа Чайкова — скульптора, графика и теоретика искусства, мощного члена художественных организации и группировок в Киеве, Москве, Париже и Берлине. Также из Франции в Киев впервые приехала графика Герша (Григория) Ин­гера. Коллекционер из Иеруса­лима Ярон Лавитца собственноручно привез уникальную коллекцию гравюр И.-Б.Рыбака. Этого художника критика в 1917 году считала «самым ярким и оригинальным художником».

Экспозиция не была бы убедительной без произведений Роберта Фалька из Донецкого и Николаевского художественных музеев. Черновицкий музей откликнулся на запрос организаторов полотном Артура Кольника «Девочка с игрушечным медвежонком». В экспозиции также открылось богатство фондов графики и живописи НХМУ; речь идет о произведениях Марка Эпштейна и Абрама Мане­вича. Коллективные усилия музейных хранителей придали историческую значимость проекту, несмотря на некоторую его неполноту.

Зрителя, который входит в центральный зал, сразу очаровывают ангелы, красные коровы, зеленые козы и невесты со счастливыми лицами, нафантазированные Марком Шагалом. Благодаря возможностям компьютерных технологий образы композиций Шагала, оторвавшись от голубого фона, стали подвижными и производят особое впечатление на зрителя. Фантазийный «Театр» Шагала, тихая музыка, наполняющая зал гармонией, помогают погрузиться в атмосферу чудаковатого, но удивительно человечного искусства начала ХХ века.

Экспозиция в целом делает наглядной драматическую борьбу между «программным примитивизмом» (выражение А.Эфроса) как воплощением национального, своеобразного шарма провинциальности, местечковости и бесшабашным кубофутуризмом как зовом авангардной эпохи. Микрокосм еврейского семейного уклада, очевидный этнографизм мы видим в графике Лисицкого, М.Шейхеля, И.-Б.Рыбака, С.Шор. Эти и другие приверженцы ауры еврейства не только «увидели в пейсах красоту» (выражение А.Эфроса), но вместе с тем языком графики передали ощущение постоянного ожидания беды в условиях погромов и бегства от них в традиционные ценности семьи. Только здесь еврей видел спасение от гонений, здесь лелеял надежду на лучшее будущее.

Художники, привившие модернизму народную традицию, хорошо разбирались в гравюрах еврейской диаспоры Испании, Италии, Голландии, в примитивах Литвы, Беларуси и Галичины. Кстати, увлечение архаикой и народным примитивом в эпоху авангардизма было повсеместным: от Модильяни, Пикассо до киевлянки Экстер и петербуржанки Гончаровой. Русский и украинский кубофутуризм, представителями которого была большая группа еврейских художников, тоже имел непреодолимый интерес к возможностям народного примитива.

Исак Рабинович. «Арлекин». Эскиз к пьесе К.Гоцци «Любовь к трем апельсинам»
Исак Рабинович. «Арлекин». Эскиз к пьесе К.Гоцци «Любовь к трем апельсинам»
Контрастной к неопримитивистской линии развития авангарда на выставке представлена инновационная тенденция, деструктивная относительно традиции. Пафосом новизны пропитаны произведения Н.Альт­мана, М.Эпштейна, И.Рабино­вича, Й.Чайкова, С.Никритина. Смелое творчество этих художников-экспериментаторов сложилось под очевидным влиянием центра модернизма, которым в Киеве была студия Александры Экстер. Красивая, талантливая и впечатлительная личность, Экстер из Парижа экспортировала новейшие тогда кубизм и футуризм. Подруга Аполлинера, Брака, Пикассо, Экстер как изобретательница украинского кубофутуризма активно влияла на И.Рабиновича, Н.Шифрина, других. Защищая новации кубизма, А.Экстер декларировала «переход от цветового равновесия к равновесию пропорций» соответственно идеям П.Пикассо, Ле Корбюзье, А.Озанфана относительно «машинизации, порождающей вкус к геометрии». Зритель видит, как в коллажах и поп-арте
Й.Чайкова («Скрипач», «Швея», «Библиеписец») традиционные сюжеты переведены на язык аскетической формы конструктивизма. На выставке показана тенденция радикального отрыва от провинциальной родовой почвы.

Дуализм в развитии еврейского искусства 1910—1920-х годов огорчал сторонников традиционных ценностей и вместе с тем побуждал к признанию новаций тех, кто, по высказыванию теоретика Б.Аронсона, старался «сдуть пыль с могильных плит». Синтезировать еврейскую этноэстетику с модерным пониманием художественной формы посчастливилось гениальному Марку Шагалу. Его провинциальные персонажи с пейсами преодолели гравитацию и взлетели в космос, опережая космонавтов на полстолетия, а коровы и козы из провинциального Витебска поселились на плафоне Гранд-Опера в Париже.

В экспозиции интересна и третья группа произведений, авторы которых А.Маневич, Р.Фальк, М.Шейхель,
Д.Штеренберг придерживались традиций парижско-мюнхенской школы и работали в принципах реализма, импрессионизма, сецессиона и умеренного фовизма. Психологизм в портретах кисти Д.Штеренберга отсылает к традициям реализма в студиях Одессы, где учился художник. Учеба у В.Серова и К.Коровина очевидна в произведениях Р.Фалька. Модные тогда сезанизм и кубизм в натюрмортах и пейзажах Фалька не разрушают реалистический первообраз. Обширная коллекция пейзажизма А.Маневича, по-видимому, развивает и трансформирует в условиях нового времени декоративный пейзаж А.Куинджи. Декоративизм синтезирован с пластическими основами сецессиона, которые вошли в палитру художника во время учебы в Мюнхене (школа А.Ашбе).

Экспозиция проекта «Культур-Лига. Художественный авангард 1910—1920-х гг.» как часть общекультурной программы еврейской просветительской работы вызывает восхищение и вместе с тем печаль из-за уничтожения этого движения тоталитарными режимами Гитлера и Сталина. Киевский «проект-возрождение» является фактом положительной реконструкции мощной интеллектуальной волны в еврейской и мировой культуре. Проект еще раз убеждает: «рукописи не горят», если находятся памятливые потомки.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно