«Куда же я пойду?» Украинский театр приступает к сезонным работам

28 августа, 2009, 13:42 Распечатать

Драматическая неизбежность трудов праведных обозревателей театральных — это традиционные докладные записки честному народу: чего ждать, а чего не миновать в сценическом искусстве в сезоне наступающем?..

Драматическая неизбежность трудов праведных обозревателей театральных — это традиционные докладные записки честному народу: чего ждать, а чего не миновать в сценическом искусстве в сезоне наступающем? Что ж, приступим. В оном сезоне, господа, нас ожидает… Оскудение постановочных средств ввиду оптимизации кризиса. Неизбежность «обрезания» некоторых академических надбавок (это касается творцов, но не зрителей). «Неоткрытие» в стране ни одного нового театра. Возможное «прикрытие» некоторых старых (такой передовой опыт у «наших» имеется).

А еще… Франковцы собираются на Бродвей, Табаков — в Одесскую оперу, Проскурня — на вотчину Попандопуло…

Будущий сезон — это также 150-летие со дня рождения Антона Чехова, который еще в «Чайке» диагностировал: груба жизнь…

Частенько вспоминается старинная история, приключившаяся с великой зрительницей Фаиной Раневской, посетившей «Вишневый сад» во МХАТе времен Станиславского и так проникшейся большим искусством, что буквально окаменела на галерке, не в силах сдвинуться с места, покуда вахтерша не стукнула ее в спину: «Барышня, вам уже пора идти!» — «Куда же я пойду?»

Этот риторический вопрос — от идеального театрального зрителя. Коим, несомненно, была и выдающаяся актриса — в своих вечных поисках «настоящего», а оно, как известно, чаще обнаруживалось в Третьяковской галерее.

Такой же легендарный вопрос не покажется анахронизмом и в устах театрала-спецназовца современного, если он человек искренний. И осознает видимую широту предлагаемого театрального выбора. Но частенько грустит над несправедливостью местного сценического отбора. Ввиду засилия плевел, заменивших зерна — в сводном мешке с театральной пшеницей.

Добегает уже, доскакивает до финиша первая десятилетка века новейшего. А сразу и не скажешь, что за эти-то десять лет в нашем сцен. искусстве оказалось времяформирующим, этапным, эталонным или как минимум магистральным. Что же это? Если финиш 80-х — середина 90-х века минувшего еще предъявляли некоторые композиции, годящиеся в разделы событийных («Тевье-Тевель» С.Данченко, «Чайка» Э.Митницкого, «Письма Асперна» М.Резниковича, «Три сестры» А.Жолдака, отдельные опыты Д.Богомазова, В.Бильченко, Ю.Одинокого, О.Липцина), аккумулировавших в себе энергию творческого поиска, даже, прости Господи, полета, слаженного ансамбля, иногда большого стиля, то…

Намедни спросил об «этом же» у Богдана Сильвестровича: а что же, а какие же спектакли за эти-то годы-скороходы из века XXI программно повлияют на пути-дороги отечественного театра? Гений попритих, призадумался. Потом говорит: нет уж, за весь наш украинский театр сказать не решусь, но, если хочешь, то за свой и доложу тебе…

Вот и я вам докладываю. Печалиться не станем. Заупокойную мессу заказывать не будем (а то жужжат тут некоторые, мол, Вергелис открыл в Украине жанр «публицистического всхлипа»). И о прошлом (сезоне) вспомним со светлой кабириевской улыбкой — на совокупных устах. Так что там у нас прекрасного, чудесного?

— Закрыт хороший Театр марионеток — в Киеве (загарбали приміщення).

— Так и не открыт давно обещанный большой театральный форум — в Киеве (а зачем?).

— Маются без собственных помещений наши главные театральные организации — Национальный СТД и киевский СТД (последнему выделили недавно лишь стол да стул рядом с бюро ритуальных услуг, смешно).

— Жестоко обрезаны академнадбавки — в Харькове в частности (а спросите у А.Авакова).

— Сначала разведен, а потом энергично погашен оперный пожар — в Одессе (перед «Риголетто» на сцену взошла «царица ночи» без косы и тут же все и поверили в светлые дни театрального будущего).

— Так и не построены давно обещанные новые сцены франковцам и театру Митницкого — в Киеве (где народные деньги?).

— Не доехал к нам ни один крупный европейский театральный бренд — хотя бы в Киев (а кто-то из «финансовых потоков» хотя бы слышал о таковых?).

— Жолдак показал спектакль про Голодомор, но «вся Европа» его не увидела — впрочем, есть еще время (а средства?).

А в остальном…

Есть прекрасная славянская лексема — «сполохи». Вспышки молний. То тут, то там у нас наблюдаются такие отдельные «сполохи» посреди ночного неба над сценой. Эти редкие художественные «сполохи» и определяют «давление» театрального процесса, если вспоминать хотя бы недавние постановки (о которых в «ЗН» подробно сообщалось — в предыдущих номерах ушедшего сезона).

***

Сезон наступающий все же обещает несколько интересных мероприятий.

С 17 сентября по 1 октября на сцене столичной Русской драмы пройдет фестиваль «Пространство Давида Боровского». Акция посвящена 75-летию со дня рождения гениального художника: и российского, и украинского, но скорее, мирового. Основа программы — киевские спектакли. А «импортируемыми», особо ожидаемыми, думаю, следует считать две работы Льва Додина (Санкт-Петербургский Малый драматический театр — Театр Европы) — «Дядю Ваню» и «Короля Лира», их оформил Боровский.

Это зрелища не для завсегдатаев нашего антрепризного Экс-октябрьского, где киевлянам чаще скармливают завозную чепуху. Здесь — уроки театра для вдумчивого, просвещенного ценителя-аналитика. Надеюсь, среди «наших» таковые еще остались? Что ж вы прячетесь? Не пропустите хоть на этот раз.

В этом же сезоне театр имени Леси Украинки обещает «углубить и расширить» свои любопытные опыты… Не на большой сцене. А на Новой. Туда взяли в работу известную в Европе пьесу швейцарского драматурга Лукаса Берфуса «Сексуальные неврозы наших родителей».

Национальный театр имени Ивана Франко открывает свой околоюбилейный 90-й сезон уже 4 сентября. Ближайшая премьера — «У неділю рано зілля копала» по Ольге Кобылянской, режиссер — Дмитрий Черепюк (согласно плану, должны по-стахановски сыграть в конце сентября).

Затем — Джон Бойнтон Присли, его пьеса «Скандальное происшествие с мистером Кеттлом и миссис Мун», которую ставит «на Владимира Нечипоренко» режиссер Юрий Одинокий. Кстати, удивительно, что этого умного, «поміркованого» и психологией переполненного английского драматурга в Украине обходят десятой дорогой. Почему? Ведь у него есть очень хорошие — и для хороших актеров предусмотренные — драматические произведения, которые когда-то обожало экранизировать Гостелерадио СССР.

С 2010-го, видимо, будем ожидать возвращения на франковскую сцену «Мастера и Маргариты» М.Булгакова — уже в режиссерской версии Виталия Малахова и Анатолия Хостикоева (первопрочтение романа на этой сцене осуществила Ирина Молостова).

Ждут в театре и «Бурю» Шекспира. Сеять и пожинать эту бурю должен одаренный Сергей Маслобойщиков; мне вот только интересно: кто в труппе потянет на Просперо?

Андрей Приходько вынашивает свой замысел: «Луна для пасынков судьбы», прекрасная пьеса Юджина О’Нила, которой в свое время переболел великий Георгий Товстоногов. Театр также грозится невиданным: возможностью гастролей на Бродвее! Агент «оттуда» якобы уже загорелся. Якобы примеряют на заокеанскую сцену «Тевье-Тевель» и мюзикл «Эдит Пиаф». Что ж, сотрясите, панове, основы бродвейских традиций. Наши-то основы давно сотрясены. Скоро и до них доберемся.

Национальная опера — сверхзатратная традиционная опера — пока не афиширует реальные творческие проекты. Из возможных постановок — «Майская ночь» Римского-Корсакова, «Золушка» Россини, «Князь Кий» Станковича.

Зато Одесская орденоносная опера переживает просто кульминацию интереса к своим старинным стенам. Такого ажиотажа не было даже в период многосерийного евроремонта. После арии «изыди!», посвященной продюсеру-подвижнику, в этих же стенах воцарились хоралы: «Все будет хорошо». Уверенности оперникам прибавил и светлый имидж премьер-министра на этих подмостках в день открытия сезона.

Одесситы, как всегда, веселятся. Говорят, зазываем к себе Табакова — на постановку оперы Чайковского «Пиковая дама». Шутники! Знают небось, что Табаков в оперных постановках такой же мастак, как Кот Матроскин в системе Microsoft Word. Да и криминальное чтиво в его МХТ посерьезней оперных либретто.

Правда, может так случиться, что эту оперу посетит почтенный Кшиштоф Занусси. И там ему предложат поставить «Дон Жуана».

Тем временем еще одного «Дон Жуана» будут ставить в конкурирующей одесской организации — Театре музкомедии имени М.Водяного (незабвенный Попандопуло из «Свадьбы в Малиновке»). Организатор проекта — тот самый отвергнутый оперой С.Проскурня. Он выступает «у Водяного» в качестве продюсера, пожелаем ему на этом поприще больших удач и вдохновения. Тем временем одесский «Гамлет» (киевской сборки, режиссура Д.Богомазова) осенью будет показана в столице, а сам Дмитрий вскоре собирается поставить «Войцека».

Из Одессы — во Львов. Этой осенью театр имени Марии Заньковецкой будет громко отмечать 70-летие Федора Стригуна, худрука заньковчан. К своему юбилею мастер срежиссирует «Сватання на Гончарівці» Г.Квитки-Основяненко. А на сцену в актерском качестве он выйдет в проверенной временем постановке — «УБН».

В этом же театре режиссер Вадим Сикорский запускает «Трех товарищей», легендарную историю Ремарка, которая в Москве, в театре «Современник», десятый год идет на аншлагах.

Вести из донецких терриконов. Украинский театр Марка Бровуна — некогда имени революционера Артема — снова зазывает к себе странствующего самородка-режиссера Александра Дзекуна (ранее он у них интересно перечитал «Ревизора»), на этот раз на постановку «Кассандры» Леси Украинки. Музыкальное направление этот коллектив укрепляет явными шлягерами — «Глория» и Ladies Night. А режиссер Евгений Курман осуществит у донецких постановку «Аргентинского танго».

Снова на юг. В Севастополе — после гоголевской «Женитьбы» — скорее всего возьмутся за развенчание культа личности Ревизора (режиссер Владимир Магар). В этом же театре — под пристальным патронатом наркома Луначарского — вспомнят «Фабричную девчонку», популярную в 50-е пьесу Александра Володина, с которой и началась большая карьера Татьяны Дорониной.

Теперь — на запад. В Ивано-Франковске в театре имени Ивана Франко после непрогнозируемого успеха «Солодкої Дарусі» (к моему удивлению, об этом спектакле «все знает» сам Богдан Сильвестрович) собираются спрогнозировать успех пьесы, которая в прогнозах не нуждается, — «Ромео и Джульетта». Дай-то Бог безоблачного неба (это не прогноз, это пожелание).

Еще один Шекспир — уже в киевском Молодом — возможно, наконец материализуется в виде «Венецианского купца» (режиссер Станислав Моисеев).

А в одном из самых любимых зрителями театров — левобережной драме (Театр драмы и комедии на Левом берегу Днепра) готовят боевую мину замедленного действия, «Ивана Чонкина» по мотивам В.Войновича. Режиссируют актеры — Андрей Саминин и Александр Кобзарь, присматривает опытный Алексей Лисовец.

В общем, много чего — надеюсь, вдохновенного — ожидается во «вторую волну кризиса», будь он неладен.

Но так как будущий театральный сезон все-таки осенен не искусством кризиса, а именем Чехова (его 150-летием), то напомню, что в левобережном театре над «Тремя сестрами» уже который месяц работает Эдуард Митницкий… С молодыми актерами из своей живой труппы.

…Чехов — не горящий информповод, чтобы к его юбилею «подгадывать» какие-то постановки (на Левом берегу это, естественно, понимают и ничего и никого не привязывают к дате). Человек в пенсне — дополнительный повод задуматься: почему «хорошего Чехова» так мало и в жизни, и на сцене, и в репертуарных планах на новый сезон. Ведь в Театре, как нигде, все же должно быть гармонично — прекрасно: и лицо, и одежда… И особенно — мысли.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно