КРАСНЫЙ КРЕСТ КУЛЬТУРЫ

26 мая, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №21, 26 мая-2 июня

Ровно 60 лет назад, в полдень 15 апреля 1935 г. в кабинете президента Ф.Д.Рузвельта в Белом доме предста...

Ровно 60 лет назад, в полдень 15 апреля 1935 г. в кабинете президента Ф.Д.Рузвельта в Белом доме представителями Соединенных Штатов Северной Америки и всех государств Центральной и Южной Америки, входящих в Панамериканский Союз, был подписан Пакт о защите культурных ценностей во время военных столкновений. Пресса отметила великое значение этого символа сближения и взаимопонимания, который в будущем объединит все нации. Так был сделан еще один успешный шаг в деле сохранения культуры ее выдающимся подвижником, художником, философом-гуманистом Н.К.Рерихом.

Идея о международной охране сокровищ человеческого гения волновала Рериха с самых первых лет его многогранного творчества. Как неутомимого археолога, исследователя истории архитектуры и искусства родного края. Как талантливого живописца, знатока древнерусской иконы и фресковой росписи православных храмов. Как человека, который понимал и ценил культуру других народов и поставил целью жизни служение Красоте.

Каждое лето, начиная с 1896 г., студент Академии художеств, а затем сотрудник Русского археологического общества Николай Рерих проводит в экспедициях: Петербургская, Псковская, Тверская, Новгородская губернии. В 1903 — 1904 г.г. вместе с женой и сподвижницей Еленой Ивановной они посетили более сорока старинных русских городов. Среди них Ярославль, Кострома, Казань, Нижний Новгород, Владимир, Суздаль, Ростов Великий и многие другие.

Впечатления от поездок художник выражал не только в интереснейших живописных работах. В те же годы появляются его замечательные очерки «По пути из варяг в греки», «По старине», «Искусство и археология», где Рерих затрагивает вопросы об охране и реставрации исторических архитектурных памятников, о художественной ценности старинной русской иконы.

Позднее, в известнейшем очерке «Матери городов» он воссоздаст сказочную красоту и великолепие древнего Киева, «где достойно принимал Ярослав всех чужестранцев. Сотни храмов блестели мозаикой и стенописью — скудные обрывки церковных декораций Киева лишь знаем... Скандинавская культура, унизанная сокровищами Византии, дала Киев, тот Киев, из-за которого потом восставал брат на брата, который по традиции долго считался Матерью городов. Поразительные тона эмалей; тонкость и изящество миниатюр; простор и спокойствие храмов; чудеса металлических изделий; обилие тканей; лучшие заветы великого романского стиля дало благородство Киеву. Мужи Ярослава и Владимира тонко чувствовали красоту; иначе все оставленное ими не было бы так прекрасно».

Публикации Рериха проникнуты тревогой о преступном отношении к памятникам прошлого, их ветшании, разрушении. В 1903 г. после поездки по старинным монастырям он впервые выступил в Обществе архитекторов с сообщением о необходимости объединенного охранения памятников для дела культуры. Затем, в 1915 г. после разрушений первой мировой войны, когда пострадало множество соборов, музеев, книгохранилищ, им был сделан доклад по этому поводу императору Николаю II и великому князю Николаю Николаевичу. Доклад был принят с большим сочувствием, но военные события помешали осуществлению идеи.

В 1929 г. по возвращении в Америку из пятилетней центрально-азиатской экспедиции с богатейшими материалами по истории культуры этого континента, Рерих вновь поднимает вопрос о необходимости Международного мирного договора, охраняющего сокровища искусства и науки. В основу такого документа он предлагает положить некоторые ведущие принципы организации Красного Креста. По поручению Рериха доктор международного права Парижского университета Г.Г.Шклявер и член Гаагского суда профессор Жоффр-де-ла-Прадель разрабатывают проект Пакта культуры, который публикуют в нью-йоркской прессе.

Основные параграфы документа гласили: «Образовательные, художественные и научные учреждения, научные миссии, персонал, имущество и коллекции таких учреждений и миссий будут считаться нейтральными и как таковые будут подлежать покровительству и уважаемы воюющими. Покровительство и уважение в отношении названных учреждений и миссий во всех местах будет подчинено верховной власти договаривающихся стран без различия от государственной принадлежности какого-либо отдельного учреждения или миссии».

Вместе с Пактом Н.К.Рерих предлагает и отличительный флаг, который нужно поднимать над охраняемыми объектами, назвав его Знаменем Мира. Белое полотнище с изображенной на нем красной окружностью, внутри которой расположены три красных кружка. Этот знак символизирует вечность, выраженную в преемственности прошлого, настоящего и будущего. Впрочем, художник не возражал и против другой трактовки символа, если только она исходила из философского понятия синтеза жизни.

Происхождение загадочного знака теряется в древности. Он украшал тамгу (знак личной собственности) Тамерлана, фибулы (застежки-булавки для одежды) жителей Тибета, Кавказа и Скандинавии, предметы обихода Византии и Рима. На древнерусской иконе символ нередко изображен на одежде святых и подвижников. Им отмечены, как правило, люди высокого духовного уровня и общественного положения, независимо от национальной принадлежности. Это наводит на мысль о космическом происхождении символа, объединяющем народы Земли в едином животворящем духе света и подвига. Очевидно, поэтому и выбрал Рерих для Знамени Мира простую выразительную эмблему. Ее можно видеть на многих полотнах художника 30-х годов, например, на знаменитой картине «Орифламма», где изображена Мадонна с развернутым в руках полотнищем Знамени Мира.

Идею Пакта широко поддержали прогрессивные круги мировой общественности. Его приветствовали Р.Роллан, Б.Шоу, Т.Манн, А.Энштейн, Г. Уэльс. В 1929 г. в Нью-Йорке, а в 1930 г. — в Париже и Брюгге создают постоянные комитеты Пакта и Знамени Мира. В том же 1930 г. проект Пакта был одобрен Комитетом по делам музеев при Лиге наций и передан на рассмотрение Международной комиссии интеллектуального сотрудничества. Затем состоялись три ежегодные конференции Пакта. Третья, созванная в ноябре 1933 г. в Нью-Йорке, где участвовали представители 36 государств, подготовила рекомендации о принятии договора правительствами всех стран.

В статьях и публичных выступлениях Николай Константинович не устает повторять, что Пакт является насущным не только во время войны, «но, может быть, еще более нужным каждодневно, когда без грома пушек часто совершаются такие же непоправимые ошибки против культуры». Ведь ее творения так часто становятся жертвой человеческого невежества, недомыслия или фанатизма.

Среди государств, ратифицировавших Пакт Рериха в 1935 г., не было СССР. Истинно, нет пророка в своем отечестве. В то время как доброжелательнейший представитель рода человеческого делал все для примирения и объединения народов под Знаменем Мира для созидания, над его родиной сгущалась тьма втуренней политической войны. Войны атеизма с Верой, невежества со Знанием, варварства с Культурой.

Уже в первые послереволюционные годы по всей стране закрывают церкви и молитвенные дома, используя храмы под склады, амбары или попросту уничтожая. В 30-е годы антирелигиозная кампания достигает наибольшего размаха. Именно в то время пострадал древний Киев: лишь несколько памятников уцелело от его уникальной архитектурно-исторической старины.

Вот печальная участь образца замечательного средневекового зодчества Киевской Руси Златоверхого Михайловского монастыря. Его главная церковь, св.Архистратига Михаила, построенная в 1108 — 1113 г.г. князем Святополком Изяславичем, внуком Ярослава Мудрого, вместе с церквями Дмитрия и Петра (отца и брата Святополка) поначалу входила в состав Дмитриевского монастыря Изяславичей. Название Златоверхого Михайловского монастыря впервые появляется в конце XIV в., в связи с разными летописными событиями. К XVI — XVII в.в. из трех храмов бывшего Дмитриевского монастыря сохранился один, известный с тех пор как Златоверхая Михайловская церковь (собор). Многие путешественники восхищались богатством ее оформления. Чего стоили одни полы из красного шифера, инкрустированного богатейшей мозаикой из разноцветной смальты.

Среди византийских церквей средневековья, перестроенных в XVII — XVIII в.в. в стиле барокко, Михайловская наиболее удачно сочетала элементы обоих направлений. Внутри ее украшал великолепный иконостас работы мастера Григория из Чернигова, подаренный монастырю гетманом Скоропадским, стены покрывали византийские мозаики XII в. Рядом с Михайловской находилась трапезная церковь св. Иоанна Богослова, а над воротами в стене, окружавшей монастырь, — высокая колокольня. В конце XIX в. две обширные площади — перед Софией и Михайловским монастырем — соединялись широким проходом, образуя прекрасный архитектурный ансамбль, достойный Матери городов.

Весной 1934 г. в связи с утверждением проекта нового Правительственного центра, который планировали построить на Михайловской площади, было решено снести три находившихся здесь сооружения: административное здание середины XIX в. в неоклассическом стиле, Трехсвятительскую церковь постройки конца XII в. и Златоверхий Михайловский собор.

В июне того же года в соборе сняли византийские мозаики, следующей весной — барокковые бани снаружи храма, серебряные царские врата работы 1812 г., исчез иконостас мастера Григория. Позже разобрали колокольню и монастырскую ограду.

Весной 1936 г. изуродованное здание собора, простоявшее более восьми веков, было взорвано динамитом и разрушено до основания. До наших дней сохранилась одна лишь трапезная церковь.

В 30-е годы также была уничтожена упомянутая в очерке Рериха Десятинная церковь, заложенная византийскими мастерами в 996 г., разрушенная татарами в 1240 г. и вновь отстроенная в XIX в.

Превращены в руины Никольский пустынный монастырь, церкви Ирининская, св. Николая, Александра Невского, св. Ольги, св.Бориса и Глеба, Соборная Церковь успения Пресвятой Богородицы, богоявленская церковь Братского монастыря. Даже в богоспасаемой Софии разобрали 8 барокковых иконостасов работы украинских мастеров XVII — XVIII в.в.

А в начале войны, 3 ноября 1941 г. был взорван красивейший Успенский собор Печерской лавры, крупнейшая святыня православного мира, где находились усыпальницы киевских удельных князей, выдающихся деятелей церкви, военачальников (среди них, митрополита Петра Могилы). Собор заминировали, а затем подорвали отступавшие части советских войск.

Ломать, как известно, не строить. Только за годы реконструкции Киева в так называемом социалистическо-реалистическом духе было уничтожено 22 церкви, 10 колоколен, 14 архитектурных сооружений разного назначения. И трудно объяснить сегодняшнему туристу, что не снаряды второй мировой войны стерли с лица города памятники старины, как это было в Варшаве или Дрездене. Что разрушения, сделанные нацистами, лишь малая толика того ущерба, который нанесла ему генеральная реконструкция, проведенная под руководством Павла Постышева и наркома внутренних дел Советской Украины Всеволода Балицкого. И что отстроенный во время следующей реконструкции в 50-е годы в стиле модерн центр, так же как однообразие окраинных многоэтажек, увы, не дадут представления о былом блеске славного города Ярослава.

Красным Крестом культуры называл Н.К.Рерих свой договор, подразумевая, что, оберегая ценности человеческого гения, Пакт культуры будет тем самым охранять духовное здоровье людей. Ведь истинная красота исцеляет душу, приносит радость, делает нас тоньше и добрее.

В 1954 г., когда Рериха уже не было в живых, в Гааге была заключена Международная конвенция, в основу которой лег Пакт культуры. Ее подписали в числе других и представители бывшего СССР.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно