"Кориолан", смелее в бой

5 декабря, 2014, 20:53 Распечатать Выпуск №46, 5 декабря-12 декабря

Режиссер Влад Троицкий исполнил обещание и в конце осени представил в концертном зале Политеха свою "новую оперу" на основе трагедии В.Шекспира "Кориолан". Объединив в проекте хор, вокалистов, древний сюжет, а также некоторые эффектные сценические приемы, постановщик дал понять, что маневрирует не на традиционном оперном поле, а в пространстве именно "новой оперы", в которой даже не важно, кто композитор,

 

 

 

Режиссер Влад Троицкий исполнил обещание и в конце осени представил в концертном зале Политеха свою "новую оперу" на основе трагедии В.Шекспира "Кориолан". Объединив в проекте хор, вокалистов, древний сюжет, а также некоторые эффектные сценические приемы, постановщик дал понять, что маневрирует не на традиционном оперном поле, а в пространстве именно "новой оперы", в которой даже не важно, кто композитор,

Трагедия Шекспира, как известно, не была издана при жизни великого барда. И дошла к читателю среди произведений, которые вошли после его смерти в главную публикацию шекспировского наследия, так называемое "Первое фолио" 1623 года. Трагедия о Воине и Народе, кажется, не привлекала пристального внимания музыкантов. Правда, известна одноименная увертюра Л.Бетховена. Но она создавалась к пьесе ровесника композитора, австрийского драматурга Г.И.Колина. 

Троицкий — режиссер большой энергии и фонтанирующих идей. Он успешно руководит театром "Дах", создал два популярных музыкальных коллектива: этно-хауз-группу "ДахаБраха" и женское фрик-кабаре Dakh Daughters. Всем известно его детище — фестиваль современного искусства ГогольFest. 

Режиссер загорелся идеей "оперы" неспроста. Наверное, определенную роль в выборе сюжета сыграл и фильм Ральфа Файнса 2011 года, действие которого перенесено в наши дни. Троицкий уже имеет творческий опыт реализации оперных проектов. Он поставил на венгерской сцене "Мертвый город" австрийского композитора первой половины ХХ века Эриха Корнгольда. В следующем сезоне готовится поставить в Будапеште "Трубадур", который будет выдержан в современной стилистике.

Сам режиссер говорил в одном из интервью: "Новая опера — это не только джинсы, это особая культура взаимодействия со светом, видеодекорациями, формированием пространства". 

Со светом и остальными названными составляющими в "Кориолане" действительно управились. И исполнение приличное. Что же касается музыки и режиссуры, то здесь есть свои нюансы… 

Обращение к трагедии Шекспира режиссер объясняет актуальностью содержания. В драме римский патриций мечется между патриотизмом и предательством, то есть переходом на сторону врагов республики — соседних племен вольсков, от рук которых сам же гибнет. 

По словам режиссера, он видит параллели с "перебежками" украинских депутатов, легко меняющих парламентские фракции. А отвергнутого и римлянами, и вольсками Кориолана ассоциирует с вернувшимися из зоны АТО нашими добровольцами, нередко не нужными украинскому государству. 

Наверное, аналогии есть, но главный пафос Шекспира, на мой взгляд, в трагедии крупной личности, не имеющей стойких моральных ценностей, что приводит к предательству своего народа и себя в поисках самоутверждения... 

В переполненном слушателями зале ДК КПИ взгляду зрителей открылись металлические леса, по которым на заднем плане сцены на протяжении всего представления передвигались трое мужчин, периодически развешивавших и привязывавших к ним куски ткани. Задник становится огромным экраном, на который проектируются то подымающиеся из воды пузыри, то смутные, чуть запаздывающие по сравнению с произнесением звука, крупные планы участников, то фото кирпичной стены и стандартной многоэтажки. (Похожее, но в лучшем качестве, видели месяц назад в "Украине" на спектакле балета "Великий Гэтсби"). Костюмы — черные платья и кожаные плащи. Грим — нарисованные широкие красные полосы в области глаз и черные в области рта. 

Если в данном творческом случае "автором" оперы является режиссер, то она довольно статична. Практически нет сценического действия. У Троицкого даже не опера, не drama per musica, предполагающая музыкальное развитие и сценическое действие, а скорее — оратория, в которой артисты группами и по одному медленно поднимаются на помост, поют, стоят на месте, почти незаметно уходят.

 

Пение шести вокалистов транслируется через микрофоны и колонки (увы, они периодически фонят). Голоса хороши, особенно женские, исполнение грамотное. Лучше всех справилась с партией Виргилии, жены Кориолана, Марьяна Головко. Она создала живой, эмоциональный, интересный образ. Назову и остальных: Анна Марич — Волумния, мать Кориолана, Лиза Курбанмагомедова — Менений, его друг. Мужские образы, на мой взгляд, не столь выразительны. То ли вокальной мощи не хватило (особенно заглавному герою, басу Антону Литвинову), то ли актерского мастерства. 

Сольные и ансамблевые номера киевского "Кориолана" часто основываются на речитативной основе, полупении, местами текст проговаривается. Динамически статичные эпизоды чередуются с подчеркнуто напряженными, опирающимися на риффы — многократные повторения коротких ритмически-аккордовых построений — кульминациями. Прием повторяется на протяжении "оперы" много раз. Есть несколько сольных номеров более развитого мелодизированного типа, как песня-баллада Виргилии под ее собственное робкое гитарное сопровождение. Пели в целом чисто, хотя возникло несколько интонационных оплошностей в ансамблях.

Традиционного оркестра нет, действию аккомпанировал электронно-акустический инструментальный секстет: электронный синтезатор (Антон Байбаков), фортепиано (София Турта), клавесин (Юлия Ваш), барабаны (Андрей Надольский), скрипка (Артем Дзегановский) и виолончель (Жанна Марчинская). Текст представления — украинский (переводчик, увы, не указан в программке) с несколькими англоязычными вставками. Музыкальная стилистика проекта вобрала всего понемногу: украинской этники (процитировали "Многая літа!"), жанровости, вроде танго-хабанеры, английской баллады. Импровизации в традиционном смысле было немного — в основном у скрипки, виолончели. 

В наше время именно опера стала местом для престижного, "интеллектуального" досуга. Подобное известно во всем мире, кроме наших замшелых оперных театров, где продолжают выводить на аляповато украшенную сцену героев в пышных бархатных платьях и кафтанах. Любовь Кияновская в статье "Опера как рынок: спектакль как маркетинговый ход" отмечает: "В привлечении публики не менее действенной, нежели самые высокие художественные достижения, есть современная, нередко скандальная режиссура классических опер, вызывающая весьма смешанные чувства, которая воспринимается вовсе не однозначно…" 

Спектакль Троицкого не провоцирует скуку: картинки на заднике, миманс, хождение героев по сцене, чередующиеся громкие и тихие инструментальные и вокальные эпизоды разнообразят происходящее. Размышляя над уже затронутым вопросом: "Почему в спектакле, главным автором которого является режиссер, нет действия?", знакомый музыкант ответил — "Потому что это концептуальная статика". Возможно, он прав.

Между тем, опять к программке, в которой не указаны ни автор либретто, ни авторы музыки. Впрочем, некоторым посвященным известно, что продукт музыкальных поисков — "Кориолан" — создавали "все вместе", то есть, никто конкретно. 

Троицкий на вопрос, не трудно ли сочинять оперу "коллективно", отвечает СМИ: "Писать музыку командой не сложнее, это просто другое. На репетициях все участники проекта предлагают некие музыкальные темы, мы их обсуждаем, разыгрываем. Я выступаю как режиссер: финализирую музыку, решаю, в какую сторону ей двигаться, как все будет исполнено в окончательном варианте". 

Мне не совсем понятно, как режиссер "финализирует" музыку… Ее обычно "стартует", продолжает и "финализирует" композитор. А тут, как оказалось, музыку вместе с остальными обязательными составляющими данного синкретического жанра (либретто, инструментальными номерами, декорациями, костюмами, светом) в процессе коллективного сочинения берут под свою ответственность "все". На другом историческом витке нечто отдаленно похожее уже было: в эпоху времен
пролеткульта, когда ответственность за художественный результат нес весь Персимфанс — оркестр, игравший без дирижера. 

Музыка в "Кориолане" несложная, в ее простоте есть привлекательный фактор массовости, демократичности, антиэлитарности. И хотя сценического действия и музыкального развития фактически не было, следить за происходящим — светом, сменами картинок на заднике, передвижениями исполнителей, звучанием инструментов — довольно интересно. 

Стоит ли услышать (увидеть) "Кориолан"? Несомненно. Проект не предполагает китча, аляповатости, пошлости. Все это стильно, современно. Правда, для некоторых специалистов, музыка — не самый сильный момент собственно музыкального действа. Но и уныния на премьере нет: с мира по нотке — Кориолану рубашка. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно