Концерт победителей

28 января, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 28 января-4 февраля

Из всех мероприятий, посвященных инаугурации Президента В.Ющенко, меня лично больше всего волновал концерт...

Из всех мероприятий, посвященных инаугурации Президента В.Ющенко, меня лично больше всего волновал концерт. Не только в силу специализации — за последних два месяца это понятие несколько стерлось, ведь мы так привыкли к тому, что о чем бы ни писал, непременно пишешь о политике. Просто я почему-то не сомневалась в том, что церемония в ВР так или иначе состоится, что на Майдан новоиспеченный Президент приедет и скажет речь — более или менее длинную, что не испортит настроение Майдану. Что главы церквей благословят. Что гостей приветят. Но концерт... От этого можно было ждать сюрпризов — в том числе неприятных.

Ведь мы так привыкли к правительственным музыкально-сценическим действам с их полистилией, доходящей до абсурда. Вспомните советские концерты (и нынешние российские — традиция жива), в которых после увертюры и еще одного-двух оперных/симфонических номеров, выступлений сводного хора энского военного округа, сколько-то-там-краснознаменного ансамбля песни и пляски имени имярек, двух-трех фольклорных коллективов переходили к «неофициальной» части, открывавшейся патриотическим Кобзоном (символизировавшим, надо думать, мужское начало советской эстрады), субтильной Толкуновой (не иначе как символ Великой Матери) и лирическим Лещенко — беззаботным амурчиком, витающим в соловьиных рощах. Увидев этих троих, зал оживлялся, семья возвращалась к телевизору и начиналось, наконец-то, что-то веселенькое — мастера разговорного и оригинального жанров, ВИА, Алла Пугачева со товарищи, а на излете «совка» можно было услышать даже кусочки «российского рока». Подобная традиция объединять в одном концерте смотр художественной самодеятельности, академическую музыку и попсу до последнего времени существовала и в Украине. Нашу власть можно было понять — родом она из вчера. И традиции блюла соответствующие: симфонический оркестр, хор им. Веревки, ансамбль Вирского, детки какие-нибудь («Кияночка» или детский хор), а дальше — «корифеи украинской эстрады» Иво Бобул, Раиса Кириченко, Алла Кудлай и компания, на фоне которых Тая Повалий выглядела просто рэпершей какой-то. И что интересно, ничего не имеешь лично против каждого — у всех есть свой слушатель и свое место под небесами. Но все это в одной упаковке нагоняло тоску.

Начало инаугурационного концерта во дворце «Украина» настораживало (тех, во всяком случае, кто не знал программы). Хотя «Величальная увертюра» Е.Станковича в исполнении Национального академического симфонического и Киевского муниципального духового оркестров прозвучала весьма обнадеживающе, и у слушателей в зале странным образом проассоциировалась со знаменитым свиридовским «Время, вперед». Наверное, из-за всеобщего воодушевления. А тут еще такая трогательная режиссерская находка — выбегает на сцену мальчишка, наигрывает деревянным пальчиком на рояле то ли покореженного «Щедрика», то ли обработку для фортепиано лозунга «Ющенко — так!», а потом вешает на шею дирижеру В.Сиренко оранжевый шарфик, после чего оркестр взрывается этаким бравурным и воодушевляющим.

В дальнейшем опасения, что всю привычную «солянку» не удастся впихнуть в заявленный час (а тем временем шампанское, заготовленное для торжественного приема, выдохнется, высокие зарубежные гости — тем более), потихоньку развеялись. Организаторы оказались честны — концерт действительно длился примерно час, был выдержан в преимущественно академических тонах и в то же время национального колорита в нем было вполне достаточно. Оказывается, для этого совсем не обязательно выставлять на сцену шаровары — достаточно вывести академические коллективы с народным или близким к оному репертуаром. В конце концов, в консерваториях этого репертуара в программе больше чем достаточно. Можно было только подивиться тому количеству народных песен, коими осыпали зал оперные исполнители, а также колядок и щедривок, которым отдавали предпочтение хоровые коллективы. Даже те, кто исполнял авторскую музыку, за редким исключением не выбивались из струи — «Наталка Полтавка», «Тарас Бульба», «Милана», «Запорожец за Дунаем», «Мелодия» М.Скорика, «Мазепа» Листа. Выпал из общей картины разве что 2-й концерт Рахманинова. Зато его исполнил А.Чугай, лауреат нашего конкурса памяти опять-таки нашего В.Горовица. А уж кто посмеет сказать, что неуместной была в финале «Ода к радости» Бетховена? В зале, между прочим, наряду с драгоценностями в этот момент засверкали светлые слезы. Такая вот оптимистическая нота.

К тому же публика не успела утомиться — так быстро и легко проходил концерт. Эта необычайная скорость, впрочем, далеко не всегда казалась удачным решением — местами концерт походил на брикет, в котором номер за номером идет вплотную, исполнитель едва успевает покинуть сцену, как на нее чуть ли не бегом выскакивает следующий, немедленно становится в позу и тут же начинает петь/играть. Пауз между номерами, позволяющих «разгрузить» уши после предыдущего и приготовиться к следующему, почти не было. Ведущие (О.Билозир и В.Илищук) позволили себе чуть-чуть конферанса только перед поэмой «Мазепа». Да и то, кажется, лишь потому, что нужно было объяснить присутствие в программе «не нашего» Листа. В остальном их деятельность сводилась к кратчайшему вступительному и лаконичному заключительному слову и представлению исполнителей и произведений (да и то не всех). Что, хоть и утомляло калейдоскопным мельканием нарядов, лиц и звуков, зато избавляло слух от, как правило, бессмысленных диалогов и, как правило, неостроумной пикировки между ведущими.

Неудивительно, что публике концерт понравился. Ведь дворец «Украина» — это вам не какая-нибудь филармония или оперный театр, где все зависит от репертуара и исполнения. Во дворце «Украина» все зависит от того, кто сидит в зале, какое у него настроение, с кем он встретился в фойе и в каком секторе ему выделила место служба протокола. А в зале сидели победители и те, кто успел вовремя к ним присоединиться, сцена тонула в оранжевых лучах — согласитесь, в таких условиях музыкой можно только наслаждаться. Если исполнитель «не тянет», его легко понять и простить — ведь важно не то, как он поет, а то, что он «с нами», или то, что он — символ или еще что-нибудь в этом роде. Одно удовольствие — выступать перед такой благодарной публикой, а не перед этими снобами из филармоний с их бестактными замечаниями вроде «не можешь петь — не лезь на сцену».

Сцена в этот вечер принадлежала столице нашей родины. А если быть еще более точным — Национальной опере Украины. Одиночные выходы донецкого и львовского дирижеров были, в общем, символическими. И поди разберись — то ли регионам Украины нечего показать сравнимого по качеству с киевскими коллективами, то ли слишком поспешно готовился этот концерт, то ли сами киевляне не захотели «делиться», но факт остается фактом. Птенцов своего гнезда вывели на сцену Д.Гнатюк и М.Стефюк. Судя по всему, главный режиссер киевского оперного имеет все шансы из личных друзей одного президента перейти в ранг личных друзей следующего, а посему возникают сомнения касательно перемен в изрядно подгнившей политике Национальной оперы Украины с ее привычкой к «кабинетным» решениям и любовью главного режиссера к «восстановленным» спектаклям. А почему бы и не положиться на нынешнее руководство оперного? Фактически его солисты концерт на себе держали. И выглядели при том весьма неплохо — Т.Штонда, Д.Попов, О.Дыка, О.Нагорна, — если не заслушаешься, так заглядишься. Все молоды, хороши собой и, учитывая акустику дворца «Украина», вполне голосисты.

Однако, несмотря на оперную доминанту, особую склонность публики снискали все-таки Квартет саксофонистов, Men‘s Sound и Нина Матвиенко. Несмотря на то, что с точки зрения строгих ценителей делать из колядки эдакий протестантский спиричуэл не слишком уместно (а может, это испытание на веротерпимость?). То, что Нине Матвиенко, к сожалению, петь было заметно тяжело, в зале почти не заметили — ведь именно эта хрупкая женщина, обладающая потрясающей силой духа, объездила в предвыборный период восточные области Украины с тем, чтобы своим авторитетом убедить людей поверить Ющенко. А это, согласитесь, можно приравнять к гражданскому подвигу, на который оказались способны далеко не все.

В общем, концерт вполне можно было назвать встречей единомышленников, собравшихся как на сцене, так и в зале. Кого-то это покоробило. Мол, искусство и политика — две большие разницы и не стоит поминать художнику его идеологические ошибки. Безусловно, можно только надеяться, что на статусе и творчестве певцов и артистов, на отношении к ним со стороны власти не отразятся последствия их политического выбора (в конце концов, это было их право). Но нельзя не согласиться и с тем, что на праздничном концерте, посвященном победе, имели полное право собраться именно те, кто как мог эту победу приближал. Хочется думать, что отныне статус, звания и количество выходов на сцену того или иного артиста будут зависеть только от его творческих потенций, а не от того, кого он поддерживает и насколько он близок к властным кабинетам. Хочется верить, что творческой интеллигенции удастся быстро и окончательно выдавить из себя раба и стяжателя (что, в общем, почти одно и то же). В конце концов, все мы рассчитываем на то, что финальная «Ода к радости» — пролог к великим переменам в нашей жизни, в том числе творческой.

Но самым интересным наблюдением этого дня для меня лично оказалась смена телевизионных ориентиров. Прямую трансляцию обеспечивала исключительно НТКУ, все прочие каналы пользовались ее сигналом, который, в лучшем случае, снабжали собственным комментарием. В этом не было бы ничего плохого — камеры НТКУ следовали по пятам за Президентом и освещали все основные события дня инаугурации. Но в результате из поля зрения как телевидения, так и, соответственно, телезрителя всей Украины выпал Майдан. Он появился на телеэкранах только в связи с «народной присягой» В.Ющенко — и пропал окончательно. Несмотря на то, что целый день люди не покидали его, как и в дни оранжевой революции. Несмотря на то, что это были как раз те люди, которые и стали основными ее героями и, казалось бы, победителями. Несмотря на то, что на сцене Майдана с ними были те, кто был там две самые тяжелые недели после предпоследнего тура, — «ВВ», «Океан Эльзы», «Мандры», «Тартак», ТНМ Конго, «Гринджоли» и т.д. Этот праздник оказался не так важен, чтобы дать возможность присоединиться к нему всей Украине. Несмотря на приподнятое настроение, царившее на Майдане, остался в душе какой-то неприятный осадок. Те, кто работал на этой сцене в день инаугурации, заслужили огромной телеаудитории не меньше тех, кто пел колядки для Президента. И люди в разных уголках страны имели право быть в этот день с Майданом, на котором они мерзли и рисковали собой, отстаивая свои права и право Президента на его нынешний статус. Но Майдан и те, кто грел его своим творчеством, сделали свое дело — к чему теперь тратить на них драгоценное эфирное время? Президент удалился во дворец внимать народно-академическим мотивам (серьезный человек!), а избравший и отстоявший его народ остался на улице со своими кумирами-единомышленниками. Спасибо, что они были с нами, а не пошли следом. Впрочем, в формат минкультовского действа в «Украине» они бы и не вписались.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно