Конкурс молодых исполнителей:«бабушкин сундук»

15 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 15 сентября-22 сентября

— Эстрада на самом деле не имеет ничего общего с конкурсной деятельностью, она развивается вне всяких конкурсов...

— Эстрада на самом деле не имеет ничего общего с конкурсной деятельностью, она развивается вне всяких конкурсов. Как правило, настоящим артистом становится тот, кто проигрывает конкурсы и делает из этого правильные выводы.

— Тогда зачем нужны исполнителям конкурсы?

— Не знаю... Чтобы заработать денег, не быть бедным...

Из разговора с Юрием Рыбчинским

На нынешнем, традиционном для «Славянского базара», конкурсе молодых исполнителей популярной песни лауреаты заработали не много. Впервые за всю историю конкурса жюри разделило каждую премию (Гран-при — 10 тысяч DM, первая, вторая и третья премии соответственно — 6, 4 и 2 тысячи DM) между двумя конкурсантами.

Юрию Рыбчинскому, нашему эстрадному метру, судившему не один исполнительский конкурс, трудно возразить. А о смысле проведения конкурсов осмелюсь добавить лишь традиционное: для исполнителей это возможность на других посмотреть и, что самое главное, себя показать.

Впрочем, для чего у нас существуют разнообразные конкурсы — вопрос особый. Просто «заявить о себе» уже неинтересно. Важно, для чего ты это делаешь. На большинстве конкурсов это делается для того, чтобы тебя увидели и оценили импресарио или продюсеры, оценили настолько, что взялись бы подороже продавать твой талант. Конечно, для этого надо не на отечественных конкурсах выступать, желательно ехать куда-нибудь подальше от дома — туда, где продюсеры и импресарио существуют как вид. Отечественные же конкурсы и фестивали, как иногда кажется неискушенному зрителю-слушателю, устраиваются специально для того, чтобы ничто принципиально новое и действительно оригинальное не пробилось через асфальт традиции. На самом деле это не совсем так. Наши конкурсы и фестивали — это несомненно своего рода асфальтирование, но «не пущать» — не самоцель. Это, если хотите, благоустройство некоего пространства, в котором искусство определенного вида, качества, стиля будет хорошо продаваться. Это воспитание потребителя ничуть не меньше, чем поиск и ориентировка производителя (пусть уж простят меня за такую производственную терминологию представители шоу-бизнеса). И если те люди, которые занимаются организацией того или иного фестиваля, хотят оставаться в рамках определенной традиции и успешно продавать соответствующую продукцию, то не стоит ожидать, что они будут рыть самим себе яму, продвигая на нашу эстраду что-то принципиально новое.

Но от конкурсов и фестивалей вообще вернемся к одному, вполне определенному. Наблюдавшим за конкурсом не представилось возможности усомниться в словах президента фестиваля «Славянский базар» композитора Александра Злотника, который, характеризуя конкурсантов еще до начала состязания, подчеркнул их высокий профессиональный уровень.

Молодые исполнители довольно хорошо пели с оркестром; владение голосом, музыкальный материал, аранжировки — на порядок выше, чем в прошлом году; да и в конкурсных таблицах І и ІІ туров они «шли» на расстоянии не более двух-трех баллов друг от друга. Профессионализм конкурсантов отметил сам маэстро Мишель Легран, возглавивший международное жюри.

Однако участников уровня «открытий» прошлых «Славянских базаров» на конкурсе не оказалось. Победа китаянки Фен Жуили и конкурсанта из Грузии Дато Худжадзе оказалась во многом закономерной: оба обладателя Гран-при — опытные артисты, популярные и уважаемые в своих странах (Фен — солистка Армейского ансамбля, а Дато работает в популярной грузинской группе). В окружении начинающих молодых дарований, приехавших на конкурс, они выглядели весьма убедительно.

На первом туре участники традиционно спели по славянскому шлягеру из репертуара знаменитых эстрадных певцов. Исполнить песню, которая в сознании публики «срослась» с голосом и образом того или иного певца, не скопировав эталон, а показав свое исполнительское лицо, — задача не из простых для начинающего.

Дато Худжадзе, пожалуй, единственнный «попал в десятку», выбрав милые сердцу украинской публики «Чорнобривці» — замечательную песню, не отягощенную исполнительскими эталонами и ассоциациями с конкретной звездой. Легкая, модная соул-хип-хопповая ретушь, мягкий голос и обаяние Дато сработали безотказно — публика окатила его несколькими мощными волнами аплодисментов, а жюри наградило высокими баллами (а в итоге — и половиной Гран-при). Председатель жюри, правда, поставил конкурсанту низкий балл, высоко оценив, в свою очередь, очаровательную Фен Жуили, исполнившую пугачевский хит «Три счастливых дня». Уже по окончании фестиваля французские гости из сопровождения мсье Леграна недоумевали: «Почему славяне, которые имеют такую богатую музыкальную культуру, копируют американские образцы?» (Очевидно, они имели в виду не только и не столько славян.)

Хотя конкурс в рамках фестиваля и является прежде всего состязанием исполнителей, оставить без внимания звучавшую музыку никак нельзя, ведь песня и ее исполнитель, так сказать, едины. Конкурсанты исполняли музыку очень разную — от советской эстрады 70-х и музыки в стиле ВИА 80-х годов до уже ставших привычными гибридов поп-музыки с элементами рока и фольклора. Этот музыкальный калейдоскоп походил, за редкими исключениями, на демонстрацию вещей, скроенных по меркам музейных экспонатов. Красивые, добротные вариации на старые музыкальные модели в устах молодых артистов звучали несколько неестественно, они выглядели, как в платьях из бабушкиного сундука, что, впрочем, уже стало фирменным знаком «Славянского базара».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно