КОМУ НУЖЕН СТАРИННЫЙ ГРАММОФОН?

6 июня, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №21, 6 июня-13 июня

Несколько лет назад сотрудники ГУ «К» СБ Украины предотвратили контрабандный вывоз за рубеж большой коллекции художественных полотен и антиквариата, представляющих значительную историческую и культурную ценность...

Несколько лет назад сотрудники ГУ «К» СБ Украины предотвратили контрабандный вывоз за рубеж большой коллекции художественных полотен и антиквариата, представляющих значительную историческую и культурную ценность. Те, кто интересуется проблематикой защиты культурного наследия страны, наверняка помнят это громкое уголовное дело, в котором, в частности, фигурировал известный пейзаж Н.Глущенко «Оттепель». Хозяйка контрабандного груза была поймана на горячем во время таможенного досмотра в аэропорту «Борисполь» и впоследствии осуждена на три года. Была раскрыта разветвленная преступная группировка (в ее состав входили и очень влиятельные иностранные граждане), которая длительное время добывала всеми возможными способами и вывозила за пределы Украины культурные ценности. В Чопе задержали автофургон, под обшивкой которого обнаружили иконы и картины. В столице на арендованной квартире, превращенной в склад, изъяли четыре сотни предметов искусства, иконописи XVII-XIX вв., старопечатные книги. Картины Коровина, Маковского, Шовкуненко, Бокшая, Кашая и других мастеров были подготовлены для отправки в Италию. Еще один киевлянин, обслуживавший контрабандные перевозки, был осужден на полтора года лишения свободы в колонии усиленного режима. Организатор контрабандного канала, итальянец, успел выехать на родину. Иностранные заказчики картин на этот раз остались ни с чем.

По разным причинам вышли сухими из воды многие второстепенные соучастники картинной аферы. Оперативники и сейчас говорят, что эта история может считаться хрестоматийной, потому что высветила многие острые вопросы борьбы с «культурной контрабандой», актуальные и сегодня. Тогда в «частной» коллекции вдруг всплыли редкие полотна из музейных запасников, использовались щедро оплаченные злоумышленниками поддельные разрешения на вывоз культурных ценностей за рубеж, выданные на основе фальшивых же экспертных заключений, горько аукнулось отсутствие государственного реестра исторических и культурных «жемчужин», эффект кропотливейшей работы оперативников был отчасти смазан нелогичным либерализмом соответствующих законов.

Типичным было и то, что в закулисье этой ситуации, как и во всем, что связано с действительно стоящими раритетами, проявились большие финансовые возможности организаторов контрабандного канала, чиновничьи связи и далеко не случайный зарубежный покупатель. Вероятно, неспроста в защиту осужденной контрабандистки в прессе появился ряд статей. А сам факт внезапного появления у молодой, нигде не работающей женщины, вчерашней студентки, своей «частной коллекции», оцененной в ходе следствия в миллионные суммы, а заодно и шикарной квартиры в престижном доме, конечно, наводил на размышления. Но вопрос так и остался между строк судебного приговора.

Еще не так давно разрешение на вывоз антиквариата можно было получить только у подчиненных городским управлениям культуры высококвалифицированных экспертов в Киеве, Ужгороде, Одессе и во Львове. За прошедшие годы стихийной капитализации контроль за перемещением культурных ценностей через украинскую госграницу пережил, как условлено считать, «глубокую демократизацию». Иными словами, если кто-то хотел непременно что-то увезти из нашей страны — ему это вполне удавалось. Причем не контрабандно, в тайниках, а вполне интеллигентно, с разрешениями и всеми надлежащими печатями. Сейчас региональные группы экспертов переподчинены вновь созданной в 1999 году столичной структуре Госслужбы по контролю за перемещением исторических и культурных ценностей за рубеж, создана жесткая вертикаль, но и это не исключило субъективизм в принятии решений, не стало базой для выработки единого алгоритма в разрешении спорных вопросов.

В 1992 году, когда многое из того, что сейчас уже находится за рубежом, еще можно было сохранить для страны, Кабмин Украины принял постановление о создании Государственного реестра национального культурного достояния. По сей день работа над реестром находится в начальной стадии, что очень облегчает кое-кому процедуру безвозвратного вывоза за границу бесценных полотен, скульптур и предметов старины. И уже сейчас те же музейные хранители хватаются за голову: в реестр изначально предполагается вносить только «уникальные» вещи. В то время как в той же археологии в процессе установления ценности новых находок используется принцип аналогий с уже известными науке образцами. Даже использование термина «редкие», считают специалисты, могло бы стать основой для обогащения музейных экспозиций, государственных коллекций, для сбережения частных коллекций, пластов истории и культуры для потомков. У наших же экспертов-искусствоведов, как показывает практика, в большом ходу такое определение, как «некоторая антикварная ценность» предмета, которое открывает редкостям свободный путь на Запад.

Принятый в 1999 году Закон Украины «О вывозе, ввозе и возврате культурных ценностей», описывая процедуры перемещения раритетов через границу (ввоз-вывоз), практически не предусматривает контроль за этим процессом, в частности не определяет, кто же должен «контролировать контролеров». Разработанная на смену «советской», действовавшей вплоть до 9 июля 2002 года, новая «Инструкция о порядке оформления права на вывоз, временный вывоз культурных ценностей...» уверенно отсылает специалистов и прочих интересующихся... к государственному реестру, которого нет.

Инстанции, в чью компетенцию входит борьба с контрабандой культурных и исторических ценностей, обнаружили в новой инструкции массу нестыковок, которые могут стать удобными лазейками для преступников и коррумпированных чиновников. Например, все заявленные к вывозу исторические ценности подлежат обязательной государственной экспертизе. В то же время нормативные акты о порядке ее проведения, государственных экспертах, формах экспертных выводов и ответственности за их содержание — отсутствуют. Новой инструкцией не определен юридический статус искусствоведов-контролеров, их ведомственная принадлежность, не разработана типовая технология взаимодействия таможенного инспектора и знатока искусств. Существенных замечаний к инструкции, взятых что называется «из жизни», набралось до сотни. Служба безопасности интенсивно информировала заинтересованные инстанции и наконец была услышана. Генпрокуратура Украины приняла к сведению позицию спецслужбы и обязала Кабмин скорректировать инструкцию, приведя в соответствие с действующим законодательством...

Зная возможности разнообразных бюрократических тормозов, можно представить, какие понадобятся усилия, чтобы даже усовершенствованный до идеала документ заработал. До сих пор не определены условия оплаты труда искусствоведов-контролеров, известны случаи выдачи ими свидетельств на право вывоза предметов старины почему-то на бланках старого образца, разумеется, уже нигде не учтенных. Требуя проведение экспертизы и оценку культурных ценностей от территориальных органов Госслужбы контроля, их не обеспечили справочниками, каталогами, не говоря уже о компьютерах. Не определен перечень организаций, которые уполномочены производить государственную экспертизу так часто встречающихся в багаже контрабандистов предметов быта, приборов (часы, барометры, старинная оптика), военной атрибутики.

Специалисты по борьбе с данным видом контрабанды утверждают, что незаконный вывоз исторических и культурных ценностей за границу остается в последние годы приблизительно на одном уровне, несмотря на то, что показатели по фактам задержаний контрабандистов с поличным, изъятию собственно предметов контрабанды растут. Но как только перекрывают один контрабандный канал, тут же появляются другие, ведь спрос на антиквариат тоже параллельно растет.

По оценке Интерпола, только в Западной Европе действует около 40 организованных преступных группировок, которые специализируются на похищении и контрабанде культурных ценностей из Украины и других постсоветских стран. В их составе превалируют выходцы из этих государств. Нередко по их заказу происходят кражи из музеев и частных коллекций. По данным МВД Украины, только в течение 2000 года преступники похитили около 500 уникальных музейных экспонатов. Опять же беспристрастная статистика свидетельствует, что раскрывается лишь каждое второе такое преступление.

После кражи невозможно найти фотоизображение пропажи — таких каталогов просто нет, особенно если речь идет о запасниках музеев, удаленных от столицы. Только в процессе теоретической отработки находится такое перспективное мероприятие, как изотопная маркировка предметов искусства, в чем, кстати, уже преуспели соседи-россияне. Денег на эти нужды пока не предвидится. Чиновникам приходится сохранять хорошую мину при плохой игре...

Время от времени реанимируется не новая идея возложить весь объем «работы по антиквариату» на СБУ. Однако Уголовно-процессуальным кодексом уже распределены функции в этой сфере между несколькими силовыми структурами. Резко вмешавшись в ситуацию, можно нарушить систему, не обретя ничего взамен. Так, расследование преступлений, связанных с присвоением найденного или чужого имущества, имеющего историческую, научную, художественную или культурную ценность, с утаиванием кладов, разрушением или порчей памятников истории или культуры, отнесено к подследственности органов внутренних дел Украины.

На соответствующее подразделение ГУ «К» СБ Украины возложены функции выявления и локализации противоправной деятельности организованных преступных группировок, в том числе и международных, в сфере незаконных операций с антиквариатом, борьбы с контрабандой исторических и культурных ценностей. СБУ отлавливает и «черных археологов», препятствует реализации раритетов, найденных во время нелегальных раскопок.

Только за последние два года в производстве органов досудебного следствия Службы безопасности Украины находилось 136 уголовных дел, касающихся контрабанды культурных и исторических ценностей. Перекрыты десятки каналов утечки ценностей за рубеж, в ходе расследования были изъяты 1406 предметов контрабанды. Особый всплеск наблюдался в прошлом году — более тысячи изъятых у злоумышленников картин, икон, археологических находок. Большинство «вещдоков» уже передано в государственные музеи в Киеве и в регионах.

Большинство изъятий контрабандных картин и старинных вещей на границе происходит в результате длительных подготовительных мероприятий, осуществляемых во взаимодействии с милицией, таможенной и пограничными службами. Однако достаточно часто многоходовые оперативные разработки как бы зависают в воздухе, не имея возможности опереться ни на должную законодательную базу, ни на необходимую административную систему контроля за вывозом отечественного наследия за рубеж, ни на понимание важности вопроса властными структурами.

Гражданин Германии, задержанный на таможенном посту со старинными иконами, припрятанными в тайнике его автомобиля, приговорен судом к трем годам лишения свободы, но — с отсрочкой выполнения наказания. Поляк, неоднократно вывозивший из Украины иконы в переоборудованном автомобильном бензобаке и задержанный с поличным на границе, осужден на пять лет, но также с отсрочкой, и уже сейчас находится дома. За последние годы сотрудники МВД и ГУ СБУ в Крыму прямо во время незаконных раскопок, «на костях пращуров» задержали десятки групп «черных археологов». Задержали с инструментами, находками в руках, и что? Большинство из них... отпустили «по причине отсутствия состава преступления»... Аргумент — памятник не внесен в реестр археологических памятников, не установлен охранный знак, потому что грабительские раскопки велись вне зоны, определенной этим документом, и т.д. Кстати, процедура занесения новооткрытых археологических памятников в специальный Государственный реестр сейчас занимает не менее трех месяцев, в течение которых грабители не дремлют.

Оперативники приводят в пример соседнюю Румынию, которая увеличила срок наказания за несанкционированные археологические изыскания до десяти лет лишения свободы — и статистика таких преступлений сразу же отразила ошеломляющий эффект этого решительного шага. Незаконные раскопки и контрабанда предметов археологии — это последовательные звенья одной проблемы, которая ждет безотлагательного решения в правовой плоскости.

Провоцирует контрабандистов и отсутствие централизованных сведений о музейных коллекциях, особенно о запасниках. В стране нет сегодня банка данных, отражающего исчерпывающую картину, «что где лежит», потому и «лежит» из рук вон плохо.

То, что мы не умеем пока ни ценить, ни хранить, в странах Запада в цене только растет. Пример тому — совсем недавний случай, о котором рассказали сотрудники ГУ «К» СБУ. Получив соответствующие материалы из спецслужбы, сотрудники таможни предметно поинтересовались багажом, следовавшим отдельно от хозяина — гражданина США, сотрудника одной из международных организаций, имеющих представительство в Украине. На объемистых картонных коробках были отчетливые надписи с перечнем личных вещей господина, которые якобы находились в упаковках. На самом же деле в багаже обнаружились пять икон XVIII—XIX вв. в серебряных и позолоченных окладах, старинные резные шкафы, древний дорожный сундук с бронзовыми украшениями и даже граммофон с ящиком из красного дерева и изрядно потертой трубой. Эксперты высоко оценили находки. По факту попытки контрабанды СБУ возбудила уголовное дело, так что особых подробностей до суда узнать не удалось. Впрочем, наш суд по отношению к иностранцам, как правило, милостив...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно