КОГДА УМИРАЮТ МИФЫ...

24 ноября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 24 ноября-1 декабря

Татьяна СИКАЧИНА Количеству мифов тоталитарного общества обратно пропорциональна вера в них - мнение насколько тривиально, настолько и незыблемо...

Татьяна СИКАЧИНА

Количеству мифов тоталитарного общества обратно пропорциональна вера в них - мнение насколько тривиально, настолько и незыблемо. Миф Щорса, миф Павлика Морозова, миф «Молодой гвардии», миф штрейкбрехера Алексея Стаханова и совсем уж лубочное мифотворчество советской эпохи на колхозной ниве... «Когда страна прикажет быть героем, у нас героем становится любой» - не в этом ли суть совкового мифоваяния?

«Печатаю эти мои воспоминания, чтобы не ушли в небытие события, происходившие более пятидесяти лет назад, а также имена молодых патриотов, отдавших жизнь за Украину.

Верю, что необходимо писать правду о событиях, без скидки на то, нравится это кому-то или нет. Правда поможет историкам разобраться в происходившем на украинских землях, и кто был героем, а кто только хочет жить за счет других», - такими словами начинается автобиографическая повесть Евгения Стахива (Євген Стахів. Крізь тюрми, підпілля й кордони. Повість мого життя. Передмова М.Ф.Слабошпицького. Київ: «Рада». 1995). Вероятно, имя автора вызовет у многих ассоциации: это документальное издание возвращает нас к «Молодой гвардии» Александра Фадеева. Роман русского писателя в свое время как раз и послужил основой грандиозного мифа, возвысив одних, причислив их к лику героев, и облив грязью других. На протяжении полстолетия некоторые действующие лица художественного произведения (вымышленные, зато носящие реальные фамилии) продолжают карать и миловать ни в чем не повинных их настоящих владельцев, заложников созданного мифа. Отчасти заложником фадеевского мифа стал и Евгений Стахив, в романе антигерой Евгений Стахович.

Парадоксально, но тот же миф порождал другой: «Олег Кошевой не погиб, а живет в Америке...». Второй миф был ближе к реальности. Человек, руководивший антифашистским подпольем на Донбассе, долгие годы проживал на другом континенте и продолжал бороться. Проживает там и поныне. Да только в годы минувшей войны он руководил не коммунистическим, а националистическим подпольем. Посему и была ему уготована участь предателя в художественной эпопее.

Опять прошлое дегтем? Возможный упрек возвратим упрекнувшим, поскольку даже намека на подобное в повести Евгения Стахива вы не отыщете. Зато есть доверительный рассказ-воспоминание о далеком времени, сформировавшем в молодом пареньке черты характера и убеждения, необходимые для подпольной работы в будущем. Застенки, подполья, границы... Память автора четко сохранила наимельчайшие детали. Значительные исторические события... многие из них оказались связанными и с судьбой нашего автора, как, например, Карпатская Сич. За независимость Карпатской Украины Евгений Стахив взял в руки оружие - стал сичевиком образца 1939 года.

Прочитав первых три десятка страниц документальной повести, я подумала, что автор совсем не боится показаться читателю в невыгодном свете. Вероятно, это происходит из-за отсутствия консерватизма, имеется в виду не консерватизм, который неминуемо увеличивается за счет прожитых лет, а консерватизм иного качества, суть которого в отрицании ошибок. Эта книга - летопись эволюции настоящего украинского патриота от апологета тоталитаризма до последовательного и убежденного демократа. Кстати, именно эту черту выделяют и в характере Стахива его многочисленные друзья и знакомые. Автор предисловия к повести, писатель М.Слабошпицкий, например, называет Евгения Стахива «жадно открытой ко всему новому системой».

«Вера, вера, вера - это мой жизненный девиз. Вера в победу, вера в успех. Вера, что мне все удастся» - далеко не просты несколько фраз, которыми автор заканчивает один из разделов. Пройденный путь усеян многими потерями, но награждает жизненным опытом, а застенки, подполья, границы важны в повествовании как определенные точки отсчета при суммировании такого опыта. И уже с высоты жизненного опыта автор пишет: «...(один из руководителей ОУН) никогда не имел ясного мнения относительно перемен в ОУН к демократии»; не возвышая сказанное в ранг вердикта, утверждает, что коммунистическое подполье на Донбассе в годы минувшей войны отсутствовало, существующая группа военной радистки Любови Шевцовой никакого названия не имела и не проводила никакой идеологической работы.

«За два года немецкой оккупации на Донбассе мы вообще не встретили ни одного сторонника Сталина. Вместо этого были наши листовки и остались документы гестапо (!), свидетельствующие, что там активно действовало националистическое подполье».

Донбасская страница борьбы за национальную свободу - не единственно яркая в жизни Е.Стахива. Судьба подарила ему многие встречи в эмиграции, трудно перечислить всех людей, с кем наш автор в свое время сотрудничал, дискутировал, общался... Судьба продолжает одаривать его новыми и новыми знакомствами в Украине, неожиданными встречами. Совсем недавно его разыскал молодой генерал Вооруженных Сил Украины, сын товарища по донбасскому подполью.

Не всегда мнение Стахива всех устраивает. Еще бы...

«Многие националисты перекручивают историю так же, как до сих пор это делали большевики.

И не стоит никому попрекать его прошлым, ибо нигде нет извечных исторических врагов...

Мы стреляли в большевистских прислужников, агентов КГБ, предателей украинского народа, в тех, кто распространял террор в Украине. Они стреляли в украинский народ, в украинских патриотов...» - эти строки тоже из представляемой книги Евгения Стахива.

«А не создаете ли вы вместо мифа «Молодой гвардии» миф подполья ОУН-УПА?» - именно такой вопрос предвижу и, кажется, даже слышу его. Давайте поразмыслим сообща. У созданных прошлым временем мифов, где любой становился героем по приказу, есть метастазы. Один из них - стереотип. Он-то и определяет рамки подневольного мышления, которое со временем уже не в силах видеть и понимать окружающий мир без заданных параметров.

За несколько дней до выхода книги в свет в Краснодоне открывали новый памятник «Молодой гвардии», уверяя нас в живучести жестокого мифа, а через несколько дней, опять же таки на Луганщине, был осквернен памятник погибшим в борьбе с фашизмом... Одни продолжают подпирать рушащийся миф, другие не могут выйти за рамки созданного стереотипа, не будем уточнять какого... И все это говорит о продолжающейся борьбе...

В отличие от автора художественного произведения, автор документальной повести «Через застенки, подполье и границы» Евгений Стахив никому не навесил ярлыков, не стал сводить счеты. Он писал о себе, о том, как делал из себя проводника, как работал над собой на протяжении долгой жизни, писал о том, что мифы создаются для того, чтобы стать орудием...

«...Пусть же исторические обиды останутся истории. Пусть эта борьба будет борьбой вчерашней», - повторим сказанное вслед за Евгением Стахивым, автором и героем искреннего и открытого повествования.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно