КОГДА СПЕКТАКЛЬ ОБРЕТАЕТ ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ

13 июня, 2003, 00:00 Распечатать

В апрельской афише Национальной оперы вновь появился «Князь Игорь». За время своего существовани...

В апрельской афише Национальной оперы вновь появился «Князь Игорь». За время своего существования этот спектакль претерпел целый ряд трудностей — не хватало то одного, то другого исполнителя, некоторые представители «старой гвардии» постепенно выбывали из спектакля. Встал вопрос о вводе новых исполнителей из числа молодых солистов или стажеров. Но где найти «баса-первача» для партии Кончака, полноценное контральто для Кончаковны, тенора для партии Владимира Игоревича? Ведь здесь недостаточно одного только мастерства. Нужна особая актерская «фактура» певцов — на фоне половецких плясок имеется развернутая любовная сцена Кончаковны и Владимира Игоревича. Молодость, сценичность, актерский опыт — все это не только желательные, но и необходимые качества для исполнителей таких партий. А о Кончаке и говорить нечего — здесь требуется бас с роскошными нижними нотами и живописной внешностью. Как-никак, а Кончака на сцене нашего театра пели лишь единицы (и то — не всегда удачно). И вот, апрельский «Князь Игорь» стал своеобразным «вечером дебютов», так как состоялся ввод сразу нескольких молодых певцов на три главные партии в этой опере. Шедевр Бородина обрел второе дыхание, и теперь можно быть уверенным, что это сочинение и в дальнейшем будет украшать репертуар первого театра страны, уже не испытывая недостатка в вокальных ресурсах.

Заметим, что в нынешней редакции спектакль идет в более полном варианте. Открыта купюра в третьем акте — нынче зритель уже может увидеть сцену бегства Игоря из плена, которая раньше не шла вовсе. Таким образом, «логическая цепочка» сюжета приобрела целостность. Зато в финальной картине сделана дополнительная купюра (в партиях Скулы и Ярошки). Возможно, это лишь чрезмерная экономия сил и зрительского времени. Но с такой купюрой согласиться легче, чем с пропуском целой сцены с участием заглавного персонажа, как это было ранее.

Теперь о самом приятном — о дебютантах. Долго шел поиск оптимальной кандидатуры для новой исполнительницы партии Кончаковны. Можно сказать, что он наконец увенчался успехом. Наталия Кислая, певшая в тот вечер, продемонстрировала высокий уровень вокального мастерства. Предыдущим ее успешным вводом была Любаша в «Царской невесте». В Кончаковне молодая певица продемонстрировала стабильные навыки позиционно высокого пения. Иногда, рассуждая о специфике «русской школы», мы заходим так далеко, что готовы оправдать многие вокальные приемы, на самом деле далекие от профессиональных и эстетических критериев вокала. Поэтому не будем говорить здесь о школах. Достаточно сказать, что в пении Кислой ощущается идеальная выровненность всех регистров. При такой вокальной выучке смело можно петь и Бородина, и Чайковского, и Вагнера, не рискуя попасть под огонь критики. Сужать рамки школ свойственно лишь тем, чьи вокальные способности ограничены. Для Кислой не существует проблемы школы и стиля, она — универсальная певица. Подтверждением тому могут служить ее выступления в качестве солистки в Восьмой симфонии Малера или в финальной сцене «Кавалера роз» Рихарда Штрауса (в концертном исполнении). Наталья Кислая справилась и с этой контральтовой партией, удачно обойдя все «подводные рифы» в виде крайних нижних нот в каватине и тесситурно высоких мест в трио из сцены бегства. Передача характера в звуке и пластическое решение образа тоже были на высоте. В том, что касается школы и репертуара, певица идет по стопам своей матери — заслуженной артистки Украины Светланы Кислой.

Владимир Игоревич предстал в исполнении стажера театра Дмитрия Попова. Дмитрий приехал из Харькова и уже показал себя в трех партиях в «Войне и мире» Прокофьева (в том числе — на гастролях в Швейцарии). Он обладает ценным комплексом артистических данных —статен, высок и прекрасно обучен. При всем этом ему всего лишь 22 года, и он еще пребывает в статусе студента Национальной музыкальной академии им. П.Чайковского. Тембр его голоса очень узнаваем. Пока этот певец скорее всего может быть назван лирическим тенором. Но его истинное амплуа еще покажет время. Символичным оказалось то, что Владимира Игоревича Дмитрий пел в рубашке от сценического костюма Анатолия Соловьяненко. Возможно, такие совпадения не бывают случайными. Попову предстоит много работать. По всей видимости, в ближайшее время он сможет показать себя в партии Альфреда в «Травиате».

Кончак — Олег Сычев запомнился своим особым подходом к сценической трактовке образа. Пожалуй, мы впервые имели возможность увидеть мимически подвижного Кончака. Застывшая маска вместо лица ранее считалась чуть ли не нормой прочтения Кончака на нашей сцене. Вокальная трактовка тоже оказалась своеобразной. Это был некий компромисс между звучанием баса-кантанте и баса-профундо. Не обладая впечатляющими низами (в том числе знаменитым нижним «фа»), певец все-таки сумел выстроить убедительный звуковой образ. Нет никакого сомнения, что звучание крайних нот (как верхних, так и нижних) у Сычева еще сможет выработаться. Сейчас он постепенно, но уверенно входит в репертуар.

Из других молодых исполнителей следует отметить Екатерину Абдуллину (Половецкую девушку). Екатерина — «ветеран» стажерской группы (она является стажером уже не менее четырех лет). Сейчас уже очевидно, что уже время переводить ее в статус солистки.

Рядом с молодыми певцами на сцене работали признанные мастера. Особо хотелось бы сказать о народном артисте Украины Романе Майбороде. Его Князь Игорь стал настоящим потрясением. Майборода привык работать на лучших площадках мира. Поэтому он не испытывает необходимости как-то специально пристраиваться к небезупречной акустике зала нашей оперы. Он просто позволяет себе использовать широчайшую палитру динамических нюансов — от пиано до фортиссимо. И при этом он не пребывает в плену пресловутого принципа искусственно культивируемой «полетности» звука, которая понимается как безостановочный «ор». Голос Майбороды, безусловно, обладает полетностью. Но в данном случае хочется уточнить, что именно «летит» в зал. У Майбороды это не стихийная масса звука, а филигранно отточенная музыкальная ткань, где находится место для всех пожеланий автора, указанных в нотном тексте. Как истинный мастер, Майборода никогда не стремится «приспосабливать музыку к себе», он всегда, условно говоря, «приспосабливает себя к музыке». И в этом сила его дарования как интерпретатора.

К сожалению, главный дирижер театра не проявил интереса к дебютным работам молодых солистов и так и не услышал их в новых партиях. Несмотря на то, что именно он, Владимир Кожухарь, был в свое время дирижером-постановщиком «Князя Игоря» (до возобновления). Сейчас спектаклем постоянно дирижирует народный артист Украины Иван Гамкало, возродивший его в 80-х годах. В работе с дебютантами он посвятил немало внимания музыкальному и сценическому раскрытию образов (репетиционное время, увы, было крайне ограничено). В сотрудничестве с Иваном Гамкало и при его поддержке осуществилось главное — киевский «Князь Игорь» получил струю свежей крови и обрел право на длительное и успешное пребывание в афише театра.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно