КОГДА АВТОГРАФ ОСТАВЛЯЕТ СЕРДЦЕ

25 июля, 2003, 00:00 Распечатать

«Когда тебе перевалило за семьдесят, книга твоей избранной лирики — это поэтический итог всей жизни», — пишет поэт Леонид Даен в «Слове к читателю», предваряющем почти 400-страничный сборник «Автограф сердца»...

«Когда тебе перевалило за семьдесят, книга твоей избранной лирики — это поэтический итог всей жизни», — пишет поэт Леонид Даен в «Слове к читателю», предваряющем почти 400-страничный сборник «Автограф сердца».

Итог — жесткое слово. Но у автора хватило смелости его произнести и беспристрастно оглянуться назад, прибегнув к совсем непоэтичному языку статистики. Два десятка книг поэзии и документальной прозы. Первый сборник, «Горизонты» (1950), увидел свет, когда автор был двадцатилетним студентом факультета журналистики Киевского университета, а последний, «Праздник и печаль» (2002), — одна из трех книг, изданных в Америке, в иммиграции. «Автограф сердца» — тринадцатый по счету поэтический сборник и третья книга избранного. Более пятисот стихотворений разных лет.

Статистики можно не знать. Можно также совсем не иметь сведений о биографии автора — заслуженного журналиста Украины, более сорока лет проработавшего корреспондентом и экономическим обозревателем газет «Вечірній Київ» и «Радянська Україна», а в шестьдесят с лишним в силу разных обстоятельств уехавшего за океан. И теплые слова о поэте «великих» — Олеся Гончара, Леонида Вышеславского и других, вынесенные в начало книги, удачно вписаны в ее структуру, но, по большому счету, тоже необязательны. Даже абсолютно неподготовленному читателю достаточно самих стихов, чтобы возникло ощущение давнего знакомства с автором, доверия, взаимопонимания.

Эта книга — своеобразная автобиография или, скорее, автопортрет во времени. Авторское «я» поэта — не абстрактный «лирический герой» из теории литературы, а именно Леонид Даен с его личным видением и осмыслением мира. Человек своего времени, своей страны, своей судьбы. Уже в ранних стихах из «Горизонтов», возможно, несколько наивных сквозь призму восприятия сегодняшним поколением, присутствует самое главное: искренность. Качество, оставшееся с поэтом на всю жизнь, накладываясь на постепенно возрастающее мастерство, точность слова, изысканность метафорики.

Между прочим, следующий сборник Даена, «Второе дыхание», появился… через семнадцать лет после выхода первого. Можно представить этот разрыв как сознательный выбор автора между поэзией и журналистикой, можно извлечь на свет несчастливые обстоятельства, но, так или иначе, поэт сумел выдержать паузу. Выйти на новый жизненный виток. И не потерять при этом себя:

Каждую минуту

Откровенье

Нам опять
готовит шар земной.

Ведь второе зренье,

Как прозренье,

Наполняет вещи глубиной.

Глубина философского постижения вещей — общая черта очень разных по наполнению последующих киевских сборников поэта, избранные стихи из которых представлены в «Автографе сердца»: «Минута пуска», «Красная строка», «Постижение доброты», «Родник», «Судьба». Леонид Даен размышляет о поэзии и свободе, о прогрессе и вечных ценностях, о родной речи, о красоте, о таланте, о старости и смерти. Часто вспоминает о войне, оборвавшей его детство в одиннадцать лет. Публицистическими строчками откликается на трагедию Чернобыля; пройдет полтора десятка лет, и в один ассоциативный ряд с 26 апреля для него встанет 11 сентября:

Я работал
в чернобыльской зоне,

Сын — в манхеттенской зоне теперь.

Но «удельный вес» публицистики в текстах Даена не превышает той грани, за которой поэзия перестает быть таковой. Едва ли не каждое второе стихотворение в сборнике избранного — изумленно-восхищенная зарисовка природы. «Березовое заозёрье», «Стиль моря», «Весенний лес»… Любование красотой пейзажа неизменно прорастает философскими раздумьями о судьбах человека и мира. Нельзя не отметить киевские зарисовки из цикла «Сонеты о родном городе», проходящего через несколько сборников.

Именно в природе нашел психологическую опору Леонид Даен, оказавшись за границей, в иммиграции. Оказывается, в Луисвилле есть улица Каштанов. А в лесах Индианы тоже можно собирать маслята… Жизнь продолжается, хотя уйти от ностальгии, конечно же, невозможно:

Виза в Украину

Господи,
какой мне выпал жребий!

Виз не нужно в Рим или Париж.

А к днепровскому родному небу

Без формальностей
не прилетишь.

Расставаться с отчим краем тяжко.

Я прошу,
испив тоску до дна:

Визу дай,
полесская ромашка,

Визу дай, деснянская волна.

Разлучатся с Украиной горько.

Я мечтой о встрече осиян.

Визу дай,
Владимирская горка,

Визу дай, крещатикский каштан.

В мой американский
паспорт вклейте

Не клочок бумаги, а цветок,

И в стволе черешни,
как во флейте,

Запоет весенний
нежный сок.

В США, где Леонид Даен с семьей живет с 1994 года, на сегодня вышли три его поэтических сборника: «Осенние письма», «Жизнь идет по кругу», «Праздник и печаль». Стихи, очерки, эссе, статьи, повести публиковались во многих русскоязычных газетах диаспоры. Русское телевидение Америки подготовило несколько передач о его поэзии, в Далласе выпущены видео- и аудиокассеты «Жизнь человека. Вокальный цикл на стихи Леонида Даена». Стихотворение «Осенний карнавал» в английском переводе внука Максима вошло в престижную антологию американской поэзии «Америка в Милленниуме. Лучшие поэты и стихи ХХ века», каждый участник которой представлен только одним текстом не более чем в двадцать строк:

Весь день — по Тютчеву — хрустальный.

Но розовый густеет цвет.

Нет в мире
праздника печальней,

Печали праздничнее нет.

Счастливо и неторопливо,

Не ведая, что жизнь — тщета,

Горят оттенков переливы —

Божественная красота!..

«Начинать жизнь в новой стране в 64 года отнюдь не просто», — пишет Леонид Даен. Но ему удалось, как удается немногим. Реализоваться в чуждой среде, получить признание, а главное — остаться собой, поэтом. А еще:

Я состоялся —

Состою при внуке.

А счастья высшего и нет, наверное,

— с ни с чем не сравнимой дедовской гордостью признается поэт. Именно в «американских» стихах выходит на первый план его семья, тот надежный тыл, без которого, без сомнения, выстоять было бы куда труднее. И параллельно — то, что на родине было «пятой графой», а здесь превратилось в национальные корни, тоже помогающие удержаться на земле. «Праздник Пурим», «Еврейская судьба», «Живая минора»… Когда-то еврейский мальчик, переехав в Киев, позабыл родной идиш, как теперь его внук забывает русский…

Да взятки гладки —

Жизнь идет по кругу.

Леонид Даен — поэт скорее разума, чем чувства. Размышлений, философских открытий в его стихах куда больше, нежели эмоций и страстей. Тексты, которые можно отнести к так называемой «интимной лирике», легко пересчитать по пальцам. И все они посвящены одной женщине. Наверное, очень счастливой. Ведь согласитесь, каждая мечтала бы на склоне лет получить в подарок от собственного мужа такие слова:

Все было в жизни —
радости, сомненья.

Но сколько мне отпущено судьбой,

До самого последнего мгновенья

Я жажду быть с тобой,

Одной тобой.

…Итог — очень жесткое слово. Даже жестокое. Но сам Леонид Даен вряд ли по-настоящему верит в какие-то окончательные итоги. Ведь в книге «Праздник и печаль» поэт признался:

Лучшее свое стихотворенье

Я еще не написал.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно