Ключи от Софии

10 февраля, 2012, 14:48 Распечатать Выпуск №5, 10 февраля-17 февраля

Увольнение директора Национального заповедника «София Киевская» вызвало неоднозначную реакцию музейного сообщества Украины.

© vecherka.donetsk.ua

Увольнение директора Национального заповедника «София Киевская» (заслуженного работника культуры Украины, действительного члена Украинской академии архитектуры Нели Куковальской)  вызвало неоднозначную реакцию музейного сообщества Украины. (Частично эта тема затрагивалась в публикации «Достояние республики».)

В чем выражается «бездеятельность» руководства Софии (что, собственно, и вменяется им в вину)? Может, умение привлекать средства (чего стоит один только проект гидроизоляции Кирилловской церкви, выполненный зарубежной компанией бесплатно, в качестве меценатской помощи)? 

Или список реставрационных работ, проведенных в заповеднике за последнее десятилетие (все они без исключения предварялись основательными проектно-поисковыми, историко-архивными, архитектурными и инженерными исследованиями)? 

Или развитие научной составляющей (в 2008 г. заповедник получил статус научного учреждения, на его территории постоянно ведутся исследования и все открытия публикуются в профильных изданиях, проводятся ежегодные международные научные конференции, издаются фундаментальные работы)? 

Или, возможно, отличное состояние памятников, которое отметили эксперты международной организации ICOMOS во время прошлогоднего визита (а эксперты Центра всемирного наследия ЮНЕСКО одобрили научную и реставрационную деятельность заповедника, подчеркнув, что последняя осуществляется в соответствии с современными требованиями и нормами)? 

* * *

Никогда за всю свою историю «София Киевская» не была под крылом культурного ведомства. С 1944 г. заповедник был включен в состав украинского филиала Академии архитектуры СССР, с 1956 г. — Академии строительства и архитектуры УССР, а в 1963 г. передан Госкомитету УССР при Совете министров по делам строительства, преемником которого стал впоследствии Минрегионстрой. 

Это позволяло обеспечить выполнение работ, связанных с исследованием, реставрацией, музеефикацией, ремонтом и консервацией памятников архитектуры и градостроения, давало доступ к необходимому финансированию и компетентным специалистам, т.к. в ведении Минрегионстроя находилась разветвленная сеть научно-исследовательских, реставрационных, ремонтных и строительных организаций…

Результаты «возвращения» не заставили себя ждать. Как отмечала Неля Куковальская в комментарии корреспонденту ГолосUA, все просьбы о помощи в решении неотложных проблем, которые она адресовала Минкультуры на протяжении последних четырех месяцев, остались без ответа. Зато в заповедник пришло указание немедленно освободить административный корпус, где сейчас работают 68 ученых и специалистов, для размещения там департамента культурного наследия Минкультуры…

Не зря сотрудники заповедника вышли в начале прошлого года на Софиевскую площадь с протестом против переподчинения. Знали? Чувствовали? Опасались?..

До ноября 2011 года заповедник не трогали — продолжались мероприятия в рамках празднования тысячелетия Софии Киевской. Не поспоришь с указом президента… 

Потом — началось: проверка КРУ, СБУ, проверка музейных фондов… Никаких нарушений не обнаружили. 

Тем не менее 23 декабря 2011 года происходит «бичевание» заповедника на заседании Научно-методического совета по вопросам сохранения культурного наследия при Минкультуры. В резкой форме выдвигается ряд обвинений, рассмотренных далее в этой статье (по словам присутствовавших на нем сотрудников заповедника, им практически не давали высказаться). 19 января с.г. — заседание балансовой комиссии Минкультуры по итогам работы прошлого года. Казалось бы, отчитались нормально, на все вопросы дали исчерпывающие ответы. 

Но через пару дней неожиданно выходит приказ об увольнении директора Нели Куковальской, о котором она узнала от своих коллег, находясь в больнице.

* * *

В приказе об увольнении причины не указаны вообще. По официальной версии Минкульта, во время пребывания Нели Михайловны в кресле директора:

— не был разработан, согласно требованиям ЮНЕСКО, план управления объектом;

— с 2000 г. на территории «Софии Киевской» не проводились планомерные археологические раскопки, и даже отсутствует программа археологического изучения усадьбы Софийского собора;

— полностью игнорируется историко-культурная ценность подземных сооружений на территории заповедника;

— не завершена реконструкция инженерных сетей заповедника.

Также якобы «систематически нарушались» требования закона «Об охране культурного наследия» в части «получения разрешений центрального органа исполнительной власти в сфере охраны культурного наследия на проведение работ», среди которых:

— расчистка участков древнего пола Софийского собора в 2010—2011 гг.;

— раскрытие саркофага Ярослава Мудрого в интерьере собора в 2010 г.;

— строительство дисгармоничных сооружений на территории заповедника (в частности, трансформаторной подстанции в усадьбе Софийского собора);

— реставрация уникальных мозаик Михайловского Златоверхого собора, которые хранятся в фондах заповедника;

— демонтаж фресковой росписи в интерьере Софийского собора в 2011 г.

Как сообщил ZN.UA первый заместитель и врио директора заповедника Вадим Кириленко, в 2003—2010 гг. управление заповедником осуществлялось согласно Комплексной программе сохранения объектов Национального заповедника «София Киевская», утвержденной постановлением Кабмина от 26 апреля 2003 г. №624. 

Совместно с Минрегионстроем была разработана концепция Государственной целевой программы развития Национального заповедника «София Киевская» на 2011—2015 гг. В первом квартале 2011 г. она была согласована со всеми заинтересованными министерствами, в том числе и Минкультуры. Однако после переподчинения заповедника принятие указанной программы затормозилось. И отнюдь не по вине руководства «Софии Киевской».

— А в 2007—2008 годах проводился комплекс работ по реконструкции инженерных сетей, — добавил Вадим Викторович. — На деньги, выделенные Минрегионстроем, было выполнено около 80% работ по восстановлению системы канализации, тепло- и водоснабжения, начаты работы по реконструкции электросетей, которые планировалось завершить в 2009 году (проект по электросетям даже получил письменное одобрение от экспертов ЮНЕСКО). Однако финансирование прекратилось, многочисленные обращения заповедника в вышестоящие инстанции с просьбой выделить средства ни к чему не привели, и работы пришлось заморозить. В данной ситуации директор делала все, что в ее силах…

* * *

…На подворье Софии я напрасно осматриваюсь по сторонам в поисках «дисгармоничных сооружений». Наконец прошу их показать... Поплутав заснеженными тропками, мы оказываемся в дальнем углу заповедника, куда вряд ли занесет случайного туриста, — ну нечего ему здесь делать, ведь в этом месте нет и не было объектов, представляющих исторический интерес. Небольшое кирпичное здание подстанции соседствует с сарайчиком советских времен. Подстанцию возвели на месте такого же сарайчика в 2008 году в рамках уже упомянутого проекта по реконструкции электросетей. Все необходимые разрешения получены. 

— А вон там в августе прошлого года просел грунт и открылась часть подземного сооружения, — указывают сотрудники в другой конец двора, на участок между Софийским собором, Бурсой и Братским корпусом. — Об этом сразу же сообщили в Институт археологии НАНУ и Минкультуры. Было проведено оперативное совещание, в котором, помимо сотрудников заповедника, приняли участие заместитель директора по научной работе Института археологии Глеб Ивакин и заместитель директора по научной работе НИИ памятникоохранных исследований Тимур Бобровский. Пришли к выводу, что подземные сооружения на территории заповедника необходимо исследовать. Археологи заповедника обследовали провал, составили чертежи его стен, сделали привязку к плану подворья. Однако без установки крепежей изучать ходы опасно, да и невозможно, ведь для этого необходимы значительные средства и специалисты-спелеологи. Заповедник направил письмо в Минкультуры с просьбой содействовать системному исследованию и консервации подземных ходов. Оттуда письмо перенаправили в Госслужбу охраны культурного наследия. Ответа ждем по сей день… Поскольку провал находился на территории, по которой постоянно ходят туристы, оставлять его открытым было опасно. Поэтому приняли решение его законсервировать. Не засыпать, а именно законсервировать сухим песком — как только появятся средства на исследование, его можно будет легко удалить.

— Говорят, у вас тут раскопки проводятся бессистемно, без разрешения…

— Что вы, без разрешения это невозможно в принципе — подсудное дело! Никакие археологические исследования нельзя начать, не получив сначала Открытый лист в Институте археологии НАНУ и письменное разрешение в Госслужбе (ныне — в департаменте) охраны культурного наследия Минкультуры. В заявлении на получение этих документов указываются цель и место раскопок. Если бы в этих организациях возникло малейшее сомнение в правомерности действий археологов заповедника, нам не выдали бы разрешительные документы. После завершения сезона подается полный научный отчет в Полевой комитет Института археологии, открытия публикуются, озвучиваются на конференциях. Опять же, если бы возникли какие-то сомнения, не выдали бы разрешения на раскопки в следующем году. Все Открытые листы и разрешения у нас есть, если потребуется — предъявим.

На территории Андреевской церкви и Золотых ворот археологические исследования не проводятся — там нет культурного слоя. В 2006 г. проводились исследования Кирилловской церкви при установке гидроизоляции вокруг памятника, на это был получен Открытый лист. Регулярные раскопки ведутся на территории Судакской крепости

Что касается Софийского подворья, то оно уже изучалось рядом исследователей в XIX—XX веках. Здесь нет мощного и сплошного культурного слоя, поэтому масштабные раскопки не ведутся. Для таких раскопок необходима постоянно действующая экспедиция с соответствующим немалым финансированием, но целесообразно ли это в данном случае? Сейчас идет цикл разведочных работ, цель которых, в частности, определить, где и насколько сохранился культурный слой, и наметить места раскопок.

Следующий пункт «расследования» — сам собор. 

На небольшом участке пола в западной внешней галерее сняты поздние чугунные плиты и под тонким слоем песка обнаружен древний шиферный пол ХІ века. Эта находка пролила свет на старую проблему о том, каким же был пол внешних галерей.

— В 2010 г. был получен Открытый лист Института археологии и разрешение Госслужбы охраны культурного наследия на археологическую разведку без применения шурфовки в Софийском соборе, — рассказывает археолог с многолетним стажем Михаил Никитенко. — Впервые плиты XI века обнаружила экспедиция Ф.Молчановского в 1936 г. Они дошли до уровня древнего пола, но затем возвратили на место чугунные плиты, положив их на песчаную подсыпку. К сожалению, свою находку не опубликовали. О древнем настиле забыли на долгие годы — пока мы не открыли его вновь. Мы не проводили раскопки, а просто подняли лежавшие свободно плиты и смели песок ХХ века. Сейчас древний пол галереи экспонируется. Однако в начале 2011 г. поднялся шум: караул, копают без разрешения! Приходила комиссия Госслужбы культурного наследия, ситуация обсуждалась на Полевом комитете Института археологии. Мы предоставили разъяснение вместе со всеми необходимыми документами (при том, что в Госслужбе эти документы уже были). Вроде бы разобрались. Нам выдали Открытый лист и разрешение на проведение исследований в 2011 г. Но в 2011-м никаких расчисток пола в соборе не было, хотя нас в этом обвиняют — мы проводили здесь архитектурно-археологические обмеры, о чем информировали соответствующие ведомства.

* * *

«Демонтаж фресковой живописи» — очень серьезное обвинение. Прошу показать, что именно демонтировали. Оказывается, в алтарной части придела Антония и Феодосия была перенесена на новую основу фреска конца XII — начала XIII века, которая закрывала фрагмент первоначальной фресковой живописи и уникальную оконницу ХI века. Эти объекты были обнаружены еще в 1962 г. во время реставрационных работ. 

В 1982 г. ученый совет, в который входили авторитетные исследователи и реставраторы — С.Высоцкий, Г.Логвин, Л.Миляева, И.Дорофиенко и другие, принял решение перенести фреску ХII в. на новую основу. Но работа остановилась по объективным причинам. Поэтому в 2006 г. она была включена в утвержденную Минрегионстроем программу научно-исследовательских, проектных и реставрационных работ в соборе, и ее выполнили в 2010 — начале 2012 года. 

Интересно, что теперь Л.Миляева резко критикует в своих интервью указанный демонтаж. Из протокола заседания ученого совета, где главный реставратор заповедника Анатолий Остапчук доложил о проделанной работе, видно, что все присутствующие, в том числе известный реставратор Инна Дорофиенко, признали высокий профессиональный уровень сделанного. Полностью открыта древняя оконница. Хорошо виден образ святого на фреске ХI века, а перенесенная без повреждений на деревянные щиты фреска ХII века расположена на них у противоположной стены. Разрешение на проведение работы выдал Минрегионстрой. Работа была выполнена в соответствии с нормативным документом, утвержденным Научно-методическим советом этого ведомства, большинство членов которого — те же специалисты, что и в Научно-методическом совете Минкультуры. 

Раньше эта объяснимая бюрократическими нестыковками ситуация одних и тех же разрешений аналогичными ведомствами никого не тревожила, а сегодня ее подняли на щит.

Было разрешение Минрегионстроя и на открытие саркофага Ярослава Мудрого и исследование его содержимого с помощью современных методик. Саркофаг открывали в 1936, 1939 и 1964 гг. Со времени последнего исследования погребенных в нем останков миновало 70 лет, осталось много нерешенных проблем. Поэтому в 2009 г. на ученом совете заповедника было решено исследовать их вновь. Под соответствующим протоколом поставили свои согласительные подписи все члены совета. В том числе заместитель директора Института археологии Глеб Ивакин. Крышку саркофага осторожно отодвинули с помощью современной техники (отнюдь не «ломом», о котором говорит министр культуры). И выяснилось, что внутри не два скелета, как указывалось в довоенных актах, а лишь один — женский, что кости Ярослава Мудрого там отсутствуют, хотя в акте открытия саркофага 1964 г. указывается, что его останки тогда возвратили в саркофаг. 

Обратились за разъяснением к прежней администрации заповедника. Но те лишь руками развели. Хотя, как оказалось, знали, что в саркофаг вернули только один скелет. Подняли документы, нашли заграничные публикации, разыскали в Америке еще живых свидетелей и выяснили, что при отступлении немцев из Киева в 1943 г. останки князя были вывезены в Западную Европу, а затем в США. 

Куковальская специально ездила в Америку. Вместе с нашими дипломатами добыла ценную информацию о местонахождении останков. 

Если бы не открыли саркофаг, до сих пор уверяли бы всех, что там покоится прах Ярослава. А теперь открылась правда и наметилась хоть какая-то перспектива добиться его возвращения в Киев. Обратились за помощью во все вышестоящие инстанции, в том числе в Минкультуры.

Самое показательное обвинение, предъявленное руководителю, — реставрация уникальных мозаик Михайловского Златоверхого собора. Утверждается, что данные мозаики были самовольно перенесены с бетонной основы на более легкую. Попробуем разобраться в этом «страшном преступлении». Самое интересное в нем то, что оно… не произошло.

Говорит заместитель директора по научной работе Ирина Марголина:

— Когда в 1930-е годы было принято решение взорвать Михайловский Златоверхий собор, ученые добились у власти разрешения снять с его стен уникальные мозаики ХII века. Их перенесли на бетонную основу (так делалось тогда во всем мире) и разместили в специально приспособленном для этого помещении на втором этаже Софийского собора. 

В 1996 г. в администрацию заповедника обратились из Метрополитен-музея (США) с просьбой предоставить наши мозаики на выставку «Слава Византии». Мы отправили на выставку четыре фрагмента, которые имели там большой успех. Потом были выставки в Лондоне, Бонне. В каждом случае Минкультуры давало разрешение на вывоз. Но плиты тяжелые, их трудно транспортировать. Кроме того, бетонная основа плохо влияет на мозаики. Во всем мире мозаики уже давно переносят на легкую синтетическую основу, этот метод себя полностью оправдал. 

В 2010 г. мы выиграли грант посольства США на перенесение на такую основу нескольких наиболее интересных для экспонирования за рубежом фрагментов. Известный в мире итальянский специалист Марко Санти разработал технологию перенесения мозаик на современный легкий каркас и успешно применил ее на мозаиках Италии и Херсонеса. Мы пригласили его в заповедник оценить фронт работ. Собрали ученый совет, на котором он подробно изложил программу, методику и технологию своего метода, всесторонне и придирчиво обсудили его доклад; директор ГНТЦ «Конрест», кандидат химических наук Роман Гуцуляк и реставратор высшей категории Анатолий Остапчук положительно оценили технологию в своих рецензиях. В сентябре 2011 г. министр культуры подписал договор с послом США на получение этого гранта, то есть не возражал… 

А через некоторое время состоялось заседание Научно-методического совета Минкультуры, и те же самые люди, которые в 1990-е годы «благословили» михайловские мозаики в путешествие за границу, начали возмущаться: какое мы имели право вообще их трогать?! Их даже в пределах Киева нельзя перемещать! Технологию безосновательно разнесли в пух и прах, Анатолию Остапчуку не дали и слова вставить в ее защиту. Доходило до смешного: в качестве ноу-хау нам даже предлагали изымать мозаики из стен… лазером. Так все и зависло. Вот теперь нам звонят из посольства США и спрашивают, когда же начнется реставрация? Но нам пока нечего ответить…

* * *

Национальный заповедник «София Киевская» — музей мирового значения, его памятники представляют неизменный туристический интерес. На сегодняшний день его можно сравнивать  с Эрмитажем, Третьяковской галереей, музеем Московского Кремля. Это уникальные объекты. Это денежные потоки, которые сейчас — поди ж ты! — направляются на ремонт, реставрацию и научные исследования. А еще и «вкусные» должности, и не самые низкие зарплаты, которые у ряда руководителей и сотрудников других учреждений вызывают неприкрытую зависть. 

Особенно привлекает кресло генерального директора. Тем более что сегодня заповедник в образцовом порядке: приходи со своей командой и снимай сливки, и получай награды, не приложив особых усилий.

Не будем забывать и о том, что Софийский собор, а особенно дата и обстоятельства его основания, — камень преткновения кардинально противоположных точек зрения ученых. И тот, кто сидит в кресле директора, определяет судьбы научных исследований храма. «Пущать» или «не пущать» музейных сотрудников в науку о памятнике, создавать им условия для работы или препятствовать, вообще — развивать научные исследования или просто проводить экскурсии...

Но главное: София — это символ. Символ государственности, символ духовности, символ культуры, напоминающий, что отнюдь не из Новгорода или Москвы, а отсюда, из Киева, пошли они по землям восточного славянства. 

Тот, кто владеет Софией, — владеет душой народа и его историей. Сегодня это народ Украины. А завтра?..

* * *

Елена Михайловна Сердюк, которую прочат в руководители «Софии», в этот заповедник пришла в 1978 г. В то время она еще доучивалась на заочном отделении Киевского государственного педагогического института. Работала, в основном, в Андреевской церкви. В Софии время от времени проводила экскурсии. В 1985 г. поставлена руководить Музеем архитектурной керамики (в здании Михайловской Трапезной). В годы независимости занимает руководящие должности в учреждениях, относящихся к охране памятников. Координирует ряд проектов, связанных с реставрацией и консервацией исторических памятников, разработкой историко-архитектурных планов городов и генеральных планов развития заповедников. Последнее место работы — Научно-исследовательский институт памятникоохранных исследований, который Елена Михайловна возглавила в 2004 г. 

Известны резкие публичные выступления Елены Михайловны в адрес «фальсификаторов» тысячелетнего юбилея Софии Киевской. Именно в НИИ памятникоохранных исследований в апреле 2010 года был организован круглый стол, больше напоминавший публичную порку этих самых «фальсификаторов», работающих в заповеднике доктора исторических наук, профессора Надежды Никитенко и кандидата исторических наук Вячеслава Корниенко. Елена Сердюк активно настаивала на необходимости проверки фондовой работы заповедника. (Такая проверка была осуществлена в конце 2011 года — комиссия не обнаружила никаких нарушений и даже пришла к выводу, что «…фондовая работа в заповеднике… может быть использована в процессе обучения музейных работников других музеев и заповедников Украины».)

Можно с высокой долей вероятности утверждать, что отношения Елены Михайловны с коллективом заповедника будут весьма напряженными. Если вспомнить, что начало ее работы на посту директора НИИ памятникоохранных исследований ознаменовалось увольнениями и радикальными кадровыми перестановками, вполне логично предположить повторение этого сценария…

…Указ президента о праздновании 1000-летия Софии Киевской на государственном уровне выполнен: Минкультуры помогло заповеднику с организацией юбилейных мероприятий. И как с двенадцатым ударом часов бальное платье Золушки превращается в отрепье, открытия ученых заповедника, которые были поводом для похвал и благодарностей, превратились в еще один повод для претензий. И в итоге — увольнение директора (и это — лишь начало?). Если бы только дело было в исторической правде…

 

Справка ZN.UA

Наиболее важные научные открытия, сделанные в Софии учеными заповедника за последние годы:

— открыта дата создания собора: 1011 — 1018 гг.: князь Владимир Великий заложил собор, а его сын Ярослав завершил его;

— атрибутированы знаменитые светские фрески — княжеский портрет и обширный цикл фресок лестничных башен, ведущих на княжеские хоры. Доказано, что на портрете изображена семья крестителя Руси Владимира, а не его сына Ярослава, как считалось ранее. На фресках башен изображен не визит княгини Ольги в Константинополь, как полагали, а заключение династического брака князя Владимира и византийской принцессы Анны, который положил начало крещению Руси; 

— определены изображения около 100 ранее не известных образов святых, расшифрована программа их подбора и размещения. Все это широко опубликовано в статьях и монографиях;

— выявлено и исследовано около 7000 граффити (ранее было известно 311). Получены новые уникальные данные по истории Киевской Руси и Украины. На фресках найдены граффити с датами 1018, 1019, 1021, 1022, 1028, 1033 и 1036 гг., которые опровергли не только «хрестоматийную» летописную дату «Повести временных лет» — заложения собора в 1037 г., но и более раннюю дату Новгородской летописи —
1017 г., ибо собор уже стоял и был расписан фресками во втором десятилетии ХІ века. Начато издание полного корпуса граффити Софии (вышли уже три монографии, готова к изданию четвертая);

— изучена и опубликована ранее почти не исследованная история собора времен митрополита Петра Могилы и гетмана Ивана Мазепы. В архитектурном комплексе Софии определены часовня Могилы и капелла Мазепы, расшифрована их декоративная программа; 

— впервые исследованы и опубликованы софийский иконостас, входные и Царские врата — барочные шедевры XVIII века;

— впервые комплексно изучена проблема реликвий и чудотворных икон Софии Киевской, опубликована монография на эту тему;

— впервые глубоко изучена история создания и деятельности Софийского заповедника. Подготовлена к изданию первая монография на эту тему;

— впервые изучена история реставрации Софии Киевской в 20-е — 60-е гг. ХХ века. Подготовлена монография о деятельности здесь выдающегося реставратора П.Юкина.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно