КИНО МЕЖДУ ИСКУССТВОМ И КОММЕРЦИЕЙ

30 января, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 30 января-6 февраля

На вопрос о том, кто является главным творцом и полноправным автором фильма, многие сразу же ответили бы: режиссер...

На вопрос о том, кто является главным творцом и полноправным автором фильма, многие сразу же ответили бы: режиссер. Тем не менее кино, как известно, недешевый вид искусства. Тут нельзя пренебрегать фигурой продюсера, считая его требовательным и малообразованным мешком с деньгами. Очередная акция Французского культурного центра в Киеве (совместно с Посольством Франции в Украине, Аргументом KINO-КОЛО и НСКУ), посвященная 65-летию французского кинопродюсера Марена Кармица, ломает стереотипы об этой профессии. Оказывается, не только режиссер, но и продюсер может создать свой авторский стиль в кино. Марен Кармиц ориентируется на высококачественный интеллектуальный кинематограф, свидетельствующий о том, что не каждый авторский фильм некоммерческий. Успех фильма измеряется не его местом в рейтинге, а реакцией критики и ведущих кинофестивалей. Ретроспектива фильмов Марена Кармица в Доме кино включала шесть лент, продюсером которых он был (работы Рене, Кеслёвского, Ганеке, Шаброля, Кьяростами, Дуайона), а также его режиссерский дебют.

Марен Кармиц пришел в кино в начале 60-х, когда во Франции бурлила революционная «новая волна». Молодой режиссер сотрудничал с ее лидерами Жан-Люком Годаром и Аньес Варда, а в 1968 году поставил свой первый фильм «Семь дней вдали от дома». На экран выплеснулось душевное смятение молодого человека времен студенческой революции. Возможно, в тот период Кармиц так же отчаянно искал себя в кино, как его герой — во враждебном буржуазном мире, ведь, как оказалось, кинорежиссура не была его призванием. После двух следующих фильмов, вызвавших обвинение в чрезмерном левачестве, Кармиц окунулся в мир денег, создав собственную продюсерскую фирму. (Поистине символичный финал революционной романтики 60-х!) Сотрудничая со многими выдающимися европейскими режиссерами последней четверти ХХ столетия (среди них Вим Вендерс, Луи Маль, братья Тавиани), Кармиц смог не только поднять собственную продюсерскую фирму MK2 Productions, но и создать огромную сеть кинотеатров, специализирующихся на авторском кинематографе. Программа лент, созданных благодаря активности Марена Кармица на протяжении двух последних десятилетий, представляет собой целостную картину европейского кино.

Сегодня мало кого удивишь тем, что французский кинематограф в Киеве был представлен выдающимися режиссерами из Ирана (Аббас Кьяростами), Польши (Кшиштоф Кеслёвский) и Австрии (Микаэль Ганеке). Благодаря Марену Кармицу и его сподвижникам Францию знают как страну с наиболее благоприятным для некоммерческого творчества киноклиматом.

Давно известный в Украине фильм «Три цвета. Синий» с Жюльет Бинош в главной роли был снят в 1993 году, когда европейский человек был преисполнен оптимизма относительно будущего континентального единения. Польский режиссер Кшиштоф Кеслёвский своей трилогией пропел осанну трем принципам европейской демократии — свободе, равенству и братству. Кеслёвский умер сразу же после завершения этого главного проекта своей жизни, а во времена желанного вступления его родины в Евросоюз никто уже не смотрит на свое будущее с таким восторгом. На смену патетическому кино Кеслёвского пришла волна хмурого скептицизма и мизантропии. В 2001 году та же Жюльет Бинош снялась в фильме «Код неизвестен» Микаэля Ганеке, нового любимца европейских интеллектуалов, прославившегося скандальными хитами «Потешные игры» и «Пианистка». В его фильмах Европа надежды на глазах превращается в страну отчаяния. Героиня Бинош из фильма «Код неизвестен» переживает не сокрушительную катастрофу, как у Кеслёвского, а серию досадных жизненных неудач, выхода из которых, впрочем, не видно.

Отчуждение западных людей, о котором уже надоело писать западным критикам, изображено в фильме Ганеке формальным приемом: эпизоды разных сюжетных линий, из которых состоит фильм, разделены затемнениями продолжительностью в несколько секунд. Герои Ганеке (интеллектуалы, нелегальные эмигранты и другие европейские маргиналы) переходят ту тонкую грань, которая отделяет свободу от беспризорности, равенство — от обезличения, братство — от ненависти.

Такой же хмурый мир воссоздан в «Младших братьях» Жака Дуайона (2001). Фильм рассказывает о тяжелых боевых буднях подростков из парижского «цветного предместья», где теперь редко можно увидеть белое лицо или услышать чистый французский язык. Неконтролируемая эмигрантская коммуна не просто живет по своим законам, но и затягивает подростков из неблагополучных французских семей. Жестокие социальные реалии «Младших братьев» до щемящей боли напоминают родные спально-пролетарские массивы — своя Троещина, оказывается, есть и в Париже. Впрочем, параллели с Украиной этим не ограничиваются: по теме и стилю фильм неприятно напомнил отечественных «Мойщиков автомобилей» Владимира Тихого. Единственное преимущество французского фильма — в использовании непрофессиональных актеров, аутентичных парижских подростков, сыгравших самих себя под своими именами.

Насыщать свое кино непрофессиональными актерами и импровизированными сценами любит и фаворит европейских кинофестивалей Аббас Кьяростами. Свою ленту «Нас унесет ветер» (1999) он продюсировал вместе с Мареном Кармицом. Этот поэтический фильм снимался в заброшенном иранском поселке с его неповторимыми ландшафтами и уникальными местными жителями. Иранская аутентика в фильме «Нас унесет ветер» служит ярким фоном для современной притчи, в которой оптимизм не переходит в слащавость, а самоотреченная любовь к жизни граничит с раздумьями о бренности всего сущего. Люди с тоталитарного Востока всегда обращают меньше внимания на безысходность и непреодолимую тоску, чем развращенные демократией европейцы. Тем не менее иранцы так и не увидели «Нас унесет ветер» — на родине Кьяростами его ленты считаются вредными...

Марен Кармиц часто сотрудничает со своими побратимами по «новой волне» Аленом Рене и Клодом Шабролем. Полным антиподом описанных выше лент является «Мелодрама» Рене (1986) — фильм на грани с телеспектаклем, в котором режиссер отказался от всех средств выражения, кроме виртуозной актерской игры. Не изменяет своему стилю и зловеще-причудливый Клод Шаброль, который в своем «Женском деле» (1988) продолжает исследовать темные, замалчиваемые грани человеческого естества.

Деятельность Кармица доказывает, что искусство и деньги не такие уж несовместимые сферы. Для Украины знакомство с его творчеством важно именно сейчас, когда у нас с большими муками рождается неизвестная до сих пор область независимого кинопродюсирования.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно