КИЕВСКОЕ ЗВУЧАНИЕ РИХТЕРА

21 апреля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 21 апреля-28 апреля

«Любить не себя в искусстве, а искусство в себе» — так когда-то формулировал К.Станиславский сущность подлинного артистизма...

«Любить не себя в искусстве, а искусство в себе» — так когда-то формулировал К.Станиславский сущность подлинного артистизма.

Известное высказывание мастера сцены стало чуть ли не мерилом художественного таланта, беззаветного служения искусству…

Не есть ли эта «формула» одновременно и объяснением феномена «пианиста века» Святослава Теофиловича Рихтера, первой величины современного фортепианного искусства, дирижера и композитора, гениального артиста, творившего исключительно живые, яркие, точные звуковые образы в музыке?

Почитатели его таланта собрались 20 марта в небольшом уютном зале-гостиной Киевского Дома ученых, чтобы в день 85-летия артиста попытаться ответить на вопрос, почему С.Рихтер стал одной из самых значительных и впечатляющих фигур музыкальной современности, почему он признан миллионами слушателей, к коим безоговорочно присоединились даже наиболее придирчивые и требовательные из музыкантов-профессионалов?

Что способствовало обожествлению его личности уже при жизни пианиста? Теплые воспоминания людей, близко знакомых с С.Рихтером, имевших «самое большое счастье в жизни» общаться с ним, в определенной степени проясняют ту среду, в которой формировалось уникальное творческое дарование артиста. Эти люди — музыковеды, математики, просто интеллигентные и интересные личности — многое сделали для того, чтобы Киев стал для С.Рихтера одним из любимейших городов, где он охотно и много выступал с концертами. В течение 50 лет в стенах здания филармонии устраивались настоящие праздники Музыки в исполнении пианиста.

Этот человек, обладавший каким-то удивительным магнетизмом, словно гипнотизировал слушателей своей игрой. В его руках рождались целые звуковые галактики. Но это были Миры Человека и для Человека; в этих звуковых просторах рождались и умирали образы счастья и трагизма, любви и отчуждения, наивности и мудрости. С.Рихтер говорил со слушателями на языке, понятном каждому, говорил о самом сложном и одновременно простом — о Жизни. На концертах в нашем городе гений творческого вдохновения пианиста всегда находил искренний, сердечный отклик у открытой, доброжелательной слушательской аудитории. Наверное, поэтому и в 1944 году, когда Киев был разрушен войной, и в 1982-м, когда город жил праздничной атмосферой фестиваля «Киевская весна», и в 1996-м, в период сложных политических и экономических государственных преобразований, С.Рихтер с радостью приезжал, чтобы подарить свое искусство славной украинской столице.

В стремительном наступлении XXI века, в эпоху распятых идеалов все труднее сохранить благодарную память о тех, кто бескорыстным, поистине альтруистичным служением искусству являл собою ориентир духовности, подлинного душевного целомудрия и гармонии. Но все же Киев еще может гордиться тем, что здесь помнят, любят, слушают и обожают С.Рихтера и его игру. Здесь поддерживаются контакты с родными, друзьями и знакомыми пианиста, изучаются архивные материалы, распространяются редкие аудио- и видеозаписи его выступлений, налаживается взаимодействие с зарубежными коллегами, такими же энтузиастами, преданными таланту С.Рихтера, преклоняющимися перед его гением.

А главное, что именно в Киеве благодаря активной творческой работе профессора Национальной музыкальной академии К.Шамаевой, доктора искусствоведения В.Задерацкого, бывшего руководителя Киевгосконцерта О.Фроловой и многих других готовится к изданию уникальная книга о пребывании С.Рихтера в Украине, куда войдут редкие фотографии, ценные материалы и воспоминания о великом Мастере.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно