КИЕВСКИЕ МЕТАМОРФОЗЫ ТЕАТРАЛЬНЫХ «БЕСОВ»

12 января, 1996, 00:00 Распечатать

В театральной жизни Киева происходят исторические перемены. Во времена междоусобицы к нам возвращается Достоевский...

В театральной жизни Киева происходят исторические перемены. Во времена междоусобицы к нам возвращается Достоевский. Оказывается, три столетия предки Федора Михайловича проживали в Винницкой губернии, и если бы отец писателя зачем-то не переехал в Москву, можно было бы считать гражданином Украины еще одного гения (кроме Гоголя) русской литературы. Как бы там ни было, но благодаря актуальному происхождению писателя, в Киеве открылся Театральный центр Ф.М.Достоевского. Из Винницы приехал режиссер Александр Голотюк, влюбленный в Федора Михайловича, и за два с половиной месяца поставил три спектакля. Впервые в Киеве на подмостках театра-салона «Модерн» при активном содействии художественного руководителя мастерской театрального искусства «Сузiр'я» Алексея Кужельного зрители увидели инсценировки «Игрока», «Кроткой» и «Бесов». Актеры разных киевских театров собрались вместе, чтобы сыграть Достоевского.

Признаюсь честно, я шла с большой опаской на эти спектакли. Говорят, Достоевского поставить достойно крайне сложно, да еще молодому режиссеру. История знает, правда, прецедент, когда мировую известность приобрела французская инсценировка А.Камю «Одержимые» (по «Бесам»). Премьера состоялась в 1959 году в парижском театре «Антуан», а композиционным центром спектакля была глава романа «Бесы» под названием «У Тихона», т. е. исповедь Ставрогина. «Я старался, - говорит Альбер Камю в день премьеры, - проследить глубинное движение книги и подняться вместе с ней от сатирической комедии к драме и трагедии». В СССР инсценировка Камю была поставлена во времена Возрождения, именуемого современниками перестройкой, - в 1988 году. А вот знаменитый кинорежиссер Анджей Вайда интерпретировал пьесу Камю в краковском «Старом театре» еще в застойном 1971-ом.

Александр Голотюк рискнул пойти дальше Анджея Вайды и московских режиссеров: инсценировки «Игрока», «Кроткой» и «Бесов» он написал сам. Мне бы хотелось подробнее остановиться на спектакле «Бесы». Режиссер Голотюк дает ему подзаголовок «Николай Ставрогин», тем самым концентрируя внимание на трагическом, сложном персонаже романа Достоевского. Известно, что после завершения «Идиота» Федор Михайлович, утомленный художественной прозой, задумал написать политический памфлет, направленный против экстремиста Нечаева. Но интуиция писателя-философа оказалась сильнее публицистической тенденциозности, и в романе Достоевского главным героем становится не Петр Верховенский (прототип - Нечаев), а Николай Ставрогин, личность сильная и противоречивая.

В постановке Голотюка Ставрогина играет артист Театра имени И.Франко Алексей Богданович, а Верховенского - заслуженный артист России Николай Бабенко. Полифонический роман Достоевского сложно вместить в два часа сценического действа, поэтому для зрителей, не знакомых с коллизиями «Бесов», не очень понятны мотивации поступков главных героев. В инсценировке Голотюка, в отличие от пьесы Камю, главы «У Тихона» вообще нет. А ведь Достоевский считал исповедь Ставрогина кульминацией романа. При жизни писателя глава, где Ставрогин признается архиерею Тихону в совращении девочки-подростка, была запрещена цензурой. Но для понимания психологии Ставрогина и его душевного ада совершенно необходимо знать, что самоубийство девочки и его фатальное влияние на всю дальнейшую судьбу Ставрогина - вот в чем причина женитьбы Николая на юродивой Марии Лебядкиной (актриса Оксана Батько) и предопределенность выматывающих отношений с Лизой Дроздовой (актриса Инна Капинос). Все это остается за пределами инсценировки Александра Голотюка. Наверное, потому и Лиза Дроздова выглядит неубедительно. Надрыв героинь Достоевского всегда обусловлен драматической предысторией, фатальным развитием любви-ненависти персонажей, что неизбежно приводит их к безумию или гибели. В спектакле сцена выяснения отношений между Лизой и Ставрогиным не подготовлена психологически - зритель о Лизе не знает почти ничего. И так и не узнает, что Лизу убьет разъяренная толпа возле дома зарезанных Лебядкиных.

И тем не менее, мне хочется сказать о несомненных достоинствах спектакля. Все изложенное выше - скорее недостатки инсценировки, а не постановки. Как режиссеру, Александру Голотюку удалось создать атмосферу магического воздействия провидческих романов Достоевского. Тому, кто знает и любит этого писателя, не нужно объяснять, под каким сильнейшим впечатлением пребываешь, читая и перечитывая его мощную прозу. И это ощущение было на спектакле - я погружалась в предгрозовую атмосферу «Бесов», как будто опять перечитывала неисчерпаемого Федора Михайловича. Актеры играли на пределе, не фальшивя, не пережимая. Режиссеру удалось заставить их перевоплотиться в героев Достоевского, которым свойствены пограничные психические состояния, ведь именно в них проявляется глубинный темперамент неординарной личности. Только истинная любовь к Достоевскому, я бы даже сказала одержимость им, помогли Александру Голотюку сделать таким насыщенным сценическое пространство.

После спектакля, поговорив с режиссером, я убедилась, что не ошиблась в своих предположениях. Александр Голотюк занимается только Достоевским. Он хотел организовать в Виннице театральный фестиваль, посвященный Федору Михайловичу. Но никто не выделил средства на такое мероприятие. Тогда Александр приехал в Киев и открыл здесь Театральный центр Достоевского. Его поразило, что в столице славянского государства никто не ставит великого писателя. Теперь Голотюк собирается в Петербург, у него уже готова инсценировка по «Преступлению и наказанию». Мечтает поставить «Идиота», но в Киеве князя Мышкина найти не смог, надеется разыскать такого актера в Питере. Александр очень тепло говорил о киевской актрисе Оксане Батько. В его спектаклях она сыграла Лизу («Кроткая») и Лебядкину («Бесы»). Голотюк считает, что Оксана предрасположена к Достоевскому, ее психофизика совпадает с психофизикой «блаженных» героинь Федора Михайловича. Режиссер думает, что если бы Оксана была мужчиной, она смогла бы сыграть князя Мышкина. По поводу женщин Достоевского у нас с Александром мнения не совпали. Моих любимых героинь, Настасью Филипповну и Грушеньку, он терпеть не может, так же, как и Лизу Дроздову. Зато обожает юродивую Марию Лебядкину, видя в ней образ второй жены Достоевского Анны Сниткиной. А Дроздова и Настасья Филипповна напоминают Александру 80% женщин и Аполлинарию Суслову. На мое возражение, что благодаря Сусловой Достоевский создал потрясающие женские образы, Александр ответил улыбкой князя Мышкина. Так мы и разошлись, каждый при своем мнении...

Спасибо Александру Голотюку и Алексею Кужельному за то, что центр Достоевского отныне существует в Киеве - многие лета ему! В этом доме, построенном в начале двадцатого века, встречались Анна Ахматова и Николай Гумилев... А сегодня здесь перед началом спектаклей звучит классическая музыка, потом распахиваются двери в зал - и артисты играют Достоевского.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно