«Кармен», обмен. В Национальной опере «соревновались» украинские и европейские интерпретаторы творчества Бизе - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

«Кармен», обмен. В Национальной опере «соревновались» украинские и европейские интерпретаторы творчества Бизе

14 ноября, 2008, 14:44 Распечатать

На сцене главного музыкального театра страны состоялась украинская премьера международного проекта «Кармен»...

На сцене главного музыкального театра страны состоялась украинская премьера международного проекта «Кармен». Эта постановка — прецедент европейского антрепризного оперного спектакля. Участвовали — как европейские гости, так и украинские музыканты. В итоге, как говорится, победила «дружба»… И музыка: Бизе — даже, порою, в спорном исполнении — компенсирует некоторые издержки международного оперного «производства».

История этого интернационального оперного мероприятия — пример рачительного современного западноевропейского театрального менеджмента. Весной этого года на стенах украинских консерваторий появились объявления, на которых три организации — Foundation International Opera Productions, Supierz Music Management B.V. (Голландия) и продюсерское агентство «Проскурня продакшн» (Украина) — приглашали молодых вокалистов принять участие в кастинге на главные роли в новой международной постановке оперы Жоржа Бизе.

Только в Украине за три месяца было прослушано 78 молодых артистов. По окончании отбора началась работа над постановкой в Киевском муниципальном театре оперы и балета для детей и юношества. В начале сентября были проведены открытые репетиции в Большом зале консерватории, и уже отсюда спектакль отправился на окончательную огранку в Нидерланды.

И опять-таки, согласно законам современного западного менеджмента, спектакль создали всего за 33 дня.

23 сентября в голландском городе Бреда состоялась премьера, после которой «Кармен» с успехом была показана на сценах театров Бенилюкса: от Амстердама, Гааги, Антверпена до Роттердама (всего 24 города). И, наконец, — премьера в Киеве.

Урок этого проекта, весьма полезного украинскому театру, и оперному в первую очередь, в том, что интернациональная творческая команда наглядно продемонстрировала, как можно с помощью минималистских средств (на 90% проект финансировала Международная фундация оперных постановок) создать коммерчески успешный, а главное, современный оперный продукт… Спектакль интересен зрителям.

Второй урок — плодотворное, взаимообогащающее творческое общение исполнителей, музыкантов, режиссеров и художников из разных стран, объединенных одной идеей. Особенно это важно для артистов. И более того, артистов Киевской муниципальной оперы, которых не оставляют в покое чиновники в связи с «перестройкой» театра. Например, данный проект показал, что в той же Муниципальной опере прекрасный хор. А следовательно, высокопрофессиональный хормейстер Анжела Масленникова (чего, к сожалению, не скажешь об оркестре) — не только поющий, но и драматически играющий (не в пример хору Национальной оперы).

Заправляли в проекте голландцы. Музыкальный руководитель и дирижер — Тако Кооистра. Режиссер — Ламберт Бийнен. Сценограф — Йос Гроениер. Они известны в Европе, как одни из лучших современных оперных постановщиков. Художник по свету — Эрвин Юц. Им помогали хорватская художница по костюмам Дияна Босняк, польский гример Агнежка Вольская, украинский концертмейстер Юлия Ященко и ассистент режиссера Яна Загоруйко.

«Материальную» часть спектакля также создавали в буквальном смысле всем миром. Например, изготавливали декорации, шили костюмы и обувь в Киеве и в Черкассах. Реквизит подбирали в Киевском муниципальном, обращались и в художественную мастерскую Национальной оперы.

То же и с солистами. Пять Хозе из Германии, Швейцарии, Мексики и Словении, две Кармен — из Германии и Украины, два Эскамильо (правда, оба выступили весьма неудачно) — из Канады и Одесской оперы, две Микаэлы из Франции и Национальной оперы, а также солисты из Польши и Харьковской оперы.

В результате получился весьма динамичный и режиссерски продуманный спектакль. Артистам в нем не только интересно, драматически насыщенно, но и комфортно сосуществовать (что весьма редко на отечественной оперной сцене).

«Хайтековские» и весьма функциональные декорации — лишь усиливали впечатление надвигающейся трагедии.

Раздвигающийся глухой стальной занавес, будто разрезанный то ли судьбоносной молнией, то ли сердечной кардиограммой пополам, самостоятельно «исполнял» «партию» Рока. Ни один герой не пребывал в статичном состоянии. На сцене постоянно и оправданно что-то происходило. Каждая мизансцена соответствовала музыкальной сути происходящего. Создатели спектакля явно внимательно читали партитуру.

Увы, оркестр Муниципальной оперы в этом смысле оказался явно не на высоте. То ли потому что давно не работал в таком необычном режиме, то ли потому что у них в репертуаре нет так называемых взрослых опер. Но, скорее всего, потому, что и квалификация имеет свойство утрачиваться. Увы, над Муниципальной оперой постоянно — время от времени — сгущаются какие-то тучи. Очевидно, что этот театр не может ритмично и полноценно функционировать — городские власти считают его слишком «дорогой» обузой на шее столицы. Больших затрат требуют декорации, хор, оркестр, содержание здания… Постоянные скандалы сопровождали выставки товаров народного потребления в фойе этого театра (правда, после смены культурной власти в столице — эти выставки снова возобновились). Нельзя винить — при таких обстоятельствах — собственно, музыкантов… Они лишь — очередные «заложники» непонимания и безразличия ценности классического искусства. Непонимания со стороны тех, от кого зависят культурные приоритеты и в столице, и в стране. Поэтому и в «Кармен» заметны некоторые издержки исполнительского мастерства оркестрантов. Темпы, звукоизвлечение, разнобой, неумение слушать и слышать солистов — вот лишь некоторые негативные составляющие. Позитивное же в том, что оркестр Муниципальной оперы как бы извлекли из небытия и выставили на главную оперную сцену страны, дав понять, что и они могут быть востребованными.

Что же касается солистов, то в который раз этот проект дал возможность убедиться, насколько талантливы и недооценены наши голоса. На украинской премьере можно было услышать двух разных Кармен: опытную, стильную, отточенную в плане мастерства немку Астрид вон Федер и начинающую студентку Днепропетровской консерватории Ирину Петрову. Если Астрид показала великолепную драматическую работу (правда, «зазвучала» она лишь во втором действии), то Ирина с первых тактов продемонстрировала богатое, практически «звездное» меццо-сопрано.

Дон Хозе — Джейсон Ким из Швейцарии — порадовал профессиональным, ровным, с пониманием всех музыкальных и драматических нюансировок исполнением своей партии.

Высокий уровень и реноме Национальной оперы проявила Оксана Терещенко в роли Микаэлы.

На высоте и солисты Харьковской оперы Александр Лапин (Данкайро) и Юрий Кудрявцев (Цунига), и гибкие в музыкальном отношении подружки Карменситы Фраскита и Мерседес — солистка нашей Нацоперы Елена Гончарук и полька Агнешка Частка, а также один из контрабандистов Ремендадо — поляк Лукаш Гай.

Единственный, кто практически завалил бенефисный и всеми ожидаемый образ Эскамильо — Александр Стрюк из Одесской оперы.

Все эти досадные и, наверное, продюсерски не просчитанные вещи (такие как работа оркестра или неудачный выбор солиста на одну из ключевых партий), к сожалению, привели к полярным оценкам этого проекта… Бесспорно в итоге лишь одно: нельзя останавливаться.

Именно такие спектакли дают возможность влиять на жизнь театрального искусства в целом (и оперы в частности) в Украине. Важно делиться опытом или приобретать его. Важно дать шанс, который нельзя упустить.

Наконец, важно помочь молодым артистам получить выгодный ангажемент, познакомить их с публикой, а публику — с ними.

Ныне особенно значима ценность подобного примера экспериментальных оперных постановок. Этой радости на украинских сценах — не густо. Точнее — пусто. Порою, получаются вообще довольно забавные коллизии… Главные оперные театры Украины утрачивают и главные классические каноны постановок — то, чем еще в недавнее время была славна «эпоха Ирины Молостовой». И к экспериментальным формам эти же театры относятся как-то настроженно. Вроде бы боятся пустить на свою территорию «чужаков» — тех, кто слегка смахнет пыль с подмостков.

И напоследок…

Увидим ли еще эту же постановку на отечественной сцене, как это изначально и планировалось? Сергей Проскурня как представитель украинского менеджмента ответствовал: «Судьба проекта неопределенна!». Так как в Киевском муниципальном театре оперы и балета для детей и юношества, на базе которого и готовилась постановка, сейчас происходит «кадровая революция». При этом изначально предполагалось, что после европейских гастролей спектакль будет включен в их репертуар.

Пока же из реальных предложений есть только одно — приглашение «Кармен» на гастроли в Испанию. А это значит — «Кармен» пока так и останется международным проектом, прокатом которого будет заниматься собственник спектакля Международная фундация оперных постановок из Нидерландов. Между тем было бы неплохо хотя бы раз в месяц видеть этот спектакль в репертуарной афише столицы…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно