Канада Украине подарила суперарт. Стоимость уникальной коллекции, переданной нашей стране, оценивают в 850 тыс. долларов

13 марта, 2009, 13:56 Распечатать

В Украинском доме на фоне Большого скульптурного салона на днях состоялось еще одно знаковое арт-событие...

В Украинском доме на фоне Большого скульптурного салона на днях состоялось еще одно знаковое арт-событие. В малом выставочном зале презентовали коллекцию картин (всего — 119 полотен) кисти выдающихся отечественных художников из дальнего зарубежья. Их подарила Украине гражданка Канады Галина Горюн-Левицкая. Это самый значительный (на сегодня) арт-подарок нашей стране от частных лиц. Картины отныне станут украшением коллекции львовского Национального музея им. Андрея Шептицкого.

«Збірка Галини Горюн-Ле­вицької — дар памяті Мирона-мистця» была передана Украине еще 12 февраля в здании Гене­рального консульства в Торонто. А уже 19 февраля указом президента Украины за сей акт благодеяния на ниве сохранения украинского художественно-культурного наследия меценат Горюн-Ле­вицкая была награждена орденом Княгини Ольги III степени.

И вот картины в Украине. По оценкам экспертов, общая стоимость этих работ — около 850 тыс. долларов. Владелица сокровищ (ей 83 года) в Киев не приехала, но обещала прибыть во Львов на открытие экспозиции в конце года.

Это арт-собрание состоит из 77 полотен мужа Галины — Миро­на Левицкого. Еще 42 работы — известных художников ХХ века: Олексы Грищенка, Любослава Гу­цалюка, Эдварда Козака, Михаила Кмита, Василия и Николая Кричевских, Галины Мазепы, Василия Хмелюка. Работы различные, иногда даже контрастные по художественным стилям и технике. Тематически картины также разноплановы (есть натюрморты, пейзажи, портреты).

Сама пани Галина родом из Волынского края. В 18-летнем возрасте она вынуждена была покинуть Украину. Но родину не забывала. И шаг за шагом на протяжении не одного десятка лет формировалось ее художественное собрание.

Причем Галина Горюн-Левицкая сознательно «ограничила» свою коллекцию до украинистики. До тех художников, которые творили за пределами своей родины, поскольку были или запрещены, или же сознательно «не замечены» в Украине.

Наверное, это и есть то, что называется «осмысленным мотивом собрания». Причем «осмысленность» коллекционера в том, что пани Галина составляла свою коллекцию отнюдь не для того, чтобы потешить свое самолюбие, а наоборот — чтобы передать собрание на родину. И как бы присоединить утраченную художественную целостность — к большому отечественному материку.

Художник Мирон Левицкий посвятил этой женщине не одну картину. Поэтому закономерно, что сердце ее собрания — именно работы Левицкого. Они дают возможность шаг за шагом вникнуть в жизнь этого живописца (1913—1993). Нелегкую жизнь…

Родился он во Львове. Учился в школе искусств О. Новаковского. Работал иллюстратором книг в издательстве «Батьківщина». Во время немецкой оккупации в 1942—1943 годах трудился в Ук­раинском издательстве. В 1943—1944 годах был военным корреспондентом газеты «До перемоги». В 1949-м эмигрировал в Ка­наду (сначала в Виннипег, потом в Торонто, где стал творческим руководителем киностудии «Ор­бит», которая документировала украинские поселения в мире).

В арсенале Левицкого — сотни масляных картин, дереворитов, икон и фресок… Художник два года провел в Париже. И эти годы стали определяющими для формирования его стиля, в котором доминировали цветовые геометрические плоскости.

Например, картина «Быки при закате солнца» принесла художнику признание и заслуженный успех на выставке в галерее Рор Вольмар в Париже. А его «Богородица», по оценкам экспертов, причислена к шедеврам украинской иконописи.

Во многих картинах Левицкого отчетливо прослеживается «женская тема»: «Орфей и Эв­ридика», «Три грации», «Пробуж­дение», «Ленное утро», «Ссора на Олимпе», «Венера и Вулкан».

— Работы Левицкого прониза­ны духом утонченного рисунка, воздуха, они движутся, словом, живые, — говорит скульптор Олег Пинчук. — Я вижу его состояние и настроение — это поэтический возвышенный позитив. Хорошо, что работы вернулись на родину. Ведь иначе они бы распылились по миру, по разным частным коллекциям или просто лежали бы в хранилищах.

* * *

В коллекции Галины Горюн-Левицкой есть и работы художника Василия Кричевского («Алушта, Крым», 1924 г.). Среди ценных полотен — «Цветок» (1974 г.) Якова Гниздовского, «Женщина в белом» (1944 г.) Василия Хмелюка и много других. А глядя на работы Любослава Гуцелюка, вообще можно сказать, что это особая эстетика живописи, которая предлагает по-новому взглянуть на искусство Украины…

Директор Национального музея им. Андрея Шептицкого Игорь Кожан признался «ЗН»:

— У нас уже есть помещение для этих картин. Существует и договор нашего музея с пани Галиной, в котором указано, кто с ее стороны будет контролировать нормы хранения полотен (это непосредственно адвокат Владимир Лялька и еще некоторые лица).

— Переговоры с пани Галиной и украинской стороной о передаче картин шли два года. Почему так долго?

— Представьте себя на месте этой женщины. Здесь играет роль еще и моральный фактор. Ведь она всю жизнь собирала свою коллекцию. Эти произведения были всегда перед ее глазами. Она ими любовалась, общалась с ними, частенько они облег­чали ей жизнь. Это способ жизни человека и его мышление. И представьте: в одни день все они исчезают, остаются лишь голые стены.

Я говорил пани Галине, что, мол, даже мне тяжело и болит сердце, а каково будет ей после того, как картины уедут в Украину? Но она была непреклонна: «Я все решила…»

Так вышло, что часть жизни этой женщины связана со Льво­вом, с Ровно. Во Львове она училась, но более сознательная жизнь прошла вне его. А лучшие годы Мирона Левицкого, наоборот, прошли в этом городе. В 1991-м эта пара приехала во Львов. И тогда Галина как бы заново влюбилась в наш город.

— Очевидно, не все фамилии художников из этой коллекции знакомы широкому кругу ценителей украинской живописи…

— Это потому, что фамилии этих художников были изъяты из истории нашего искусства. А у Горюн-Левицкой принципиальный подход в формировании экспозиции. Она собирала работы именно тех художников, о которых было запрещено даже вспоминать в Украине в 60—70-е годы.

— Но, судя по картинам, здесь нет ничего политического.

— Да, вроде бы нет. Но, например, художника Николай Недилко, который был родом из Полтавщины, прислали во Львов учить львовских художников соцреализму. А он там остался, с головой ушел в творческий процесс и, наоборот, стал учиться у львовских художников. Затем выехал в Аргентину, а в конце 50-х — в Америку, где и проявил себя. И все увидели, какой это талант.

— Что в экспозиции, на ваш взгляд, представляет особую ценность?

— Мы так не рассматриваем эту экспозицию. Впрочем, «Бого­родица» Мирона Левицкого — уникальная работа. Высоко ценятся работы Грищенко, Хмелюка, того же Недилко. Стоит сказать, что половина коллекции Горюн-Левицкой войдет в постоянную экспозицию нашего музея где-то через два-три года, когда закончатся ремонтные работы и мы вновь откроем зал «Искусство ХХ—XXI веков». До этого экспозиция будет сберегаться в отдельном фондохранилище.

— Известно, что Мирон Левицкий и Андрей Шептицкий пересекались по жизни.

— Дело в том, что Левицкий учился в творческой школе Олексы Новаковского. Там же читал лекции по истории искусств Андрей Шептицкий. Та­ким образом они и познакомились. Теперь наша святая обязанность — популяризировать коллекцию, представлять ее в разных городах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно