Какой лидер нужен оперному театру?

10 июня, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 10 июня-17 июня

Споры о том, кто определяет лицо театра — директор-администратор или художественный руководитель, становятся особенно запутанными и сложными, когда речь заходит об оперном коллективе...

Споры о том, кто определяет лицо театра — директор-администратор или художественный руководитель, становятся особенно запутанными и сложными, когда речь заходит об оперном коллективе. Были времена, когда безраздельными хозяевами оперы были певцы, требования и капризы которых безоговорочно выполнялись, а гонорары превышали вознаграждения, получаемые всеми остальными участниками, в том числе авторами музыки. Затем наступила эра дирижеров. Если такой дирижер был еще и крупным композитором, подобно Р.Вагнеру, Ф.Листу, Г.Малеру, С.Рахманинову, результат получался особенно впечатляющим. В начале прошлого века на лидирующие позиции неожиданно выдвинулись сценографы, а затем наступила эпоха развития оперной режиссуры. Показательно, что один из оперных театров Москвы назван именами К.С.Станиславского и
В.И.Немировича-Данченко — режиссеров, сумевших сказать веское слово в истории не только драматического, но и оперного театра.

В зависимости от того, кто из руководителей сложного оперного организма сумеет все подчинить своей воле и своему пониманию актуальных задач, которые призван решать доверенный ему коллектив, театр становится режиссерским, дирижерским или даже сценографическим. А может остаться всего лишь коммерческим зрелищным предприятием, лишенным собственной художественной программы. Но если у театра такая программа есть, это означает, что возглавляет его значительная творческая фигура, человек, формирующий команду единомышленников, способный взять на себя все бремя ответственности за принятый курс. Это непременно связано с ломкой традиций, нападками прессы, недовольством вкусивших славу певцов и их поклонников. Чтобы преодолеть возникающее сопротивление и выдержать борьбу до конца, лидеру необходимы не только яркий талант, профессионализм, но и особые человеческие качества. Понятно, что такие личности рождаются нечасто, поэтому в истории каждого театра чередуются периоды подъема и эпохи застоя или даже резкого падения художественного уровня.

Западные оперные театры функционируют в ситуации постоянного обмена, когда приглашаются интернациональные составы специалистов для постановки конкретного спектакля. Дирижеры, режиссеры, сценографы, уже сделавшие себе имя, как правило, работают с разными коллективами и в разных странах даже тогда, когда у них есть свой главный театр. В этих условиях политику театра как художественную, так и финансовую, всецело формирует интендант. Его функции значительно шире и сложнее, чем директора по нашей разнарядке. От фигуры интенданта, который должен сочетать в себе целый комплекс различных качеств и профессиональных навыков, всецело зависят престиж коллектива, его уровень, избранное направление деятельности.

В наших условиях функции, возложенные на интенданта, распределяются между несколькими руководителями. Если среди них появляется личность, подобная Валерию Гергиеву, то театр оказывается в крепких руках и единовластие в нем торжествует. А ведь все великие реформаторы оперного искусства были единовластными монархами в своих театральных империях! Можно вспомнить Жана Батиста Люлли — композитора, скрипача-виртуоза, танцора, дирижера и режиссера, человека, которому французская школа всецело обязана своим рождением. Именно в его руки после первых пробных представлений попал королевский патент на монопольное распоряжение театром. Вскоре благодаря его энергии и воле этот театр стал первой оперной сценой не только французской столицы, но в течение долгих лет и всей Европы. Единственное, с кем должен был считаться Люлли и чье мнение учитывать, — это французский король.

В руках другого великого композитора — Георга Фридриха Генделя находилась Королевская академия музыки в Лондоне, нынешний Ковент-Гарден — театр, не менее престижный, чем парижская Гранд-опера. Гендель собственноручно набирал певцов, руководил процессом подготовки спектаклей, вел борьбу с финансовыми трудностями, отбивался от нападок конкурентов, разорялся, лишаясь всего, и вновь начинал сначала, пока окончательно не выбился из сил, и предпочел неблагодарному занятию оперным делом жанр оратории. А Густав Малер сам опер не писал, но те десять лет, в течение которых он руководил одним из самых знаменитых европейских театров — Венской оперой, считаются звездными годами этого коллектива, периодом обновления всего постановочного стиля и самой эстетики оперного искусства.

Обращаясь к недавней истории украинского оперного театра, мы можем вспомнить лидеров-дирижеров, которые поднимали его на новую высоту и проводили самостоятельную художественную политику. Это Константин Симеонов и Стефан Турчак в Киевской опере, Игорь Лацанич во Львове, Борис Афанасьев в Одессе, а затем в Днепропетровске. В то же время в Киеве постановочный стиль складывался под влиянием сценографии Федора Нирода, с которым в единой команде выступал высочайший профессионал режиссер Дмитрий Смолич. Во Львове яркая режиссура отсутствовала, но многое определялось талантом уникального сценографа-мыслителя Евгения Лысика. В Харькове облик формировался под влиянием режиссерских решений. Главный режиссер Владимир Лукашев в течение длительного времени выполнял функции лидера — руководителя коллектива. Режиссерским был в те же годы и Донецкий театр, политику которого активно формировал Евгений Кушаков, хотя рядом с ним находился Игорь Лацанич. Но лишь после переезда во Львов Лацанич занял в театре лидирующее положение.

В период, о котором идет речь, контроль над театрами осуществляли высшие партийные органы, и это ограничивало возможности подлинных творческих личностей, обладавших качествами лидеров. Много сил уходило на постановки обязательных «датских» спектаклей на революционную тематику. Ограниченным был и классический репертуар. Целые пласты оперной музыки, без которой невозможно представить поступательное развитие мирового оперного театра, так и остались неосвоенными. Я уже не говорю об интереснейшей истории мировой оперы ХХ века! Все достижения оперного искусства этой богатой новаторскими идеями эпохи были представлены в репертуаре украинских театров двумя-тремя названиями.

Когда с этим печальным наследием недавнего прошлого, казалось бы, можно было покончить, для оперных театров настали самые тяжелые времена. Молодому формирующемуся государству дорогостоящее искусство оперы оказалось не по карману. Театры лишились прежней стабильной государственной поддержки, а проявлять инициативу в поисках иных источников существования только начали учиться. На сегодняшний день жизнь научила их лишь одному: чтобы выжить, нужно любой ценой пробиваться на западный рынок, соглашаться на кабальные условия делков-импресарио и приобщать к оперному искусству разные слои зрителей дальнего зарубежья. Эта вынужденная политика выживания срабатывает и будет действовать до тех пор, пока жизнь будет заставлять рядовых членов коллектива — оркестрантов, хористов, исполнителей небольших партий — выступать в роли заложников этой безвыходной ситуации. Как и наши нелегальные эмигранты, наводнившие Европу, на рынке оперного искусства они являются самой дешевой рабочей силой. Весь их заработок за тяжелый труд состоит из суточных, которые приходится экономить, питаясь всухомятку продуктами, привезенными из дома. Но в отличие от нелегалов, дешевая рабочая сила музыкантов используется вполне легально.

Без зарубежных поездок сегодня не может существовать ни один наш оперный театр. И дело здесь не только в заработках. Когда такие гастроли удаются, это позволяет всем их участникам хоть ненадолго ощутить высокий рейтинг оперного искусства, давно утвердившийся в западном мире, и его уникальность как показателя уровня культуры данной страны. Овации благодарных зрителей, восторги публики и критики, полные залы, старые и недавно отстроенные по последнему слову техники, в городах Испании и Португалии — таков антураж последней поездки Национальной оперы Украины, сыгравшей восемнадцать раз «Турандот» Пуччини — спектакль, получивший высокую оценку и у нас как одна из несомненных удач коллектива. Состав главных исполнителей в этих гастрольных представлениях менялся. Неизменными оставались музыканты оркестра и выехавшие на гастроли артисты хора, а также стоявший за пультом Маэстро. «У вас гениальный дирижер!» — так оценил искусство Владимира Кожухаря итальянский критик, который сопровождал театр в его гастрольном турне и отслеживал его успех.

Владимир Кожухарь по праву возглавляет Национальную оперу Украины. Но груз прошлых традиций, сложная ситуация, в которой находится наша культура, не позволяют ему отвечать за всю театральную политику и по-настоящему формировать новый облик главной оперной сцены страны. В театре есть безусловные лидеры и в других составляющих многосоставного оперного синтеза. Это, прежде всего, первый хормейстер Украины Лев Венедиктов. О нашем оперном хоре пишут и говорят только в превосходной степени. Это и сценограф Мария Левицкая, мыслящая по-театральному ярко и броско, утвердившая в постановках театра свой индивидуальный стиль. Есть в штате театра и целая когорта режиссеров. И все же единая команда, которая бы группировалась вокруг лидера и направлялась во всех своих действиях его стратегической волей, так и не сложилась.

Мне кажется, что причина отсутствия в наших театрах лидеров, хоть сколько-нибудь подобных Валерию Гергиеву, кроется как раз в отношении к оперному искусству наших политиков. Оперный театр больше, чем какой-либо другой, нуждается в высоком покровительстве. В свое время это понял один из самых радикальных оперных новаторов Рихард Вагнер. Призыв композитора к влиятельным особам, способным поддержать его дерзкие идеи, услышал юный король Людвиг II Баварский. Если бы не этот король-романтик, биография Вагнера и судьба его произведений, а также вся история мирового оперного театра сложились бы по-иному, безусловно, не столь блистательно и победно. Вспомним, что не только выдающиеся деятели искусства Европы, но и политическая элита мира приехала на премьеру тетралогии Вагнера «Кольцо нибелунга» в маленький баварский городок Байройт. И сегодня вагнеровский ежегодный фестиваль в Байройте успешно функционирует не только благодаря государственной поддержке, но и финансовой помощи «Общества друзей Байройта», в которое входят влиятельные политики и финансовые магнаты Германии.

Отвечая на вопрос, поставленный в заголовке данной статьи, можно было бы его перефразировать следующим образом. Какие политические лидеры нужны стране, чтобы в ней смогла успешно функционировать и достигать новых высот вся сфера высокого искусства, в том числе один из самых сложных его видов — оперный театр?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно