КАКИМ БЫТЬ ТЕАТРУ

5 апреля, 1996, 00:00 Распечатать

На вопросы корреспондента «ЗН» отвечает народный артист Украины Валерий Сивач - 10 - 15 лет тому наз...

На вопросы корреспондента «ЗН» отвечает народный артист Украины Валерий Сивач

- 10 - 15 лет тому назад передовые деятели театра мечтали о том, чтобы труппы свободно рождались и свободно распадались, чтобы в театре были не актеры-служащие, а творческие личности, чтобы была контрактная система, свободная антреприза, чтобы рядом с государственными театрами существовали и частные, чтобы Министерство культуры способствовало этим переменам. Помню, в начале горбачевской перестройки делались очень робкие попытки реформирования театра, но вскоре все безнадежно заглохло. Валерий Николаевич, вы работаете сразу в двух театрах - Киевском государственном русском академическом театре и частном театре «Браво» Любови Титаренко. Неужели вам хватает времени работать в двух местах?

- Больше чем достаточно. В моем родном театре имени Леси Украинки огромная труппа - более 80 человек, да еще два состава на спектакль, поэтому многие актеры выходят на сцену по одному-два раза в месяц.

- Не возникала ли в театре мысль поставить спектакль для мастеров сцены?

- Во-первых, по штатному расписанию у нас один мастер сцены, хотя я знаю, что даже в театре кукол их пять или шесть... Во-вторых, я считаю, что этого делать не стоит, потому что все поколения должны играть вместе. Когда-то в зоопарке делали общие площадки для маленьких зверят. Обнаружилось, что они вырастали абсолютно не приспособленными к жизни, потому что не видели примера старших. То же самое происходит и в театре. Молодежи надо играть вместе со старшим поколением, как и старшему поколению необходимо присутствие молодежи. Я в свое время играл с мастерами, часами стоял за кулисами, наблюдал их на репетициях и в спектаклях, впитывал, что мог. Молодым надо давать дорогу, но они должны проходить через какие-то этапы, они должны доказать, что достойны, а не сразу получать главные роли. Ведь мы же опытные люди, мы же знаем, что даже при очень удачном дебюте в центральной роли, но при отсутствии стабильного мастерства успех часто впоследствии оборачивается трагедией. Сейчас негде высказаться, невозможно бороться за свое понимание театра, потому что тебя просто не будут слушать. Мне кажется, что напрасно упразднен худсовет, он был полезен театру. К сожалению, прекратились встречи после спектакля со зрителем, с критиками. Театр разбух, превратился в какой-то департамент, где масса каких-то людей - не только начальников и их заместителей, но и помощники помощников...

- Известно, что когда Товстоногов пришел в театр, он сказал - надо распрощаться с 28 актерами. И распрощался. Насколько мне помнится, каждый новоназначенный художественный руководитель вместо обещанного сокращения увеличивал труппу. Пришел Михаил Резникович, прекрасно знает театр, тоже согласился, что сокращение необходимо, но, в конце концов, труппа увеличилась еще на 12 - 15 человек. Я знаю, что в театре проводится ежегодно конкурс на замещение вакансий. Имеет ли это какое-то отношение к контракту?

- Если имеет, то очень отдаленное. Я работаю в театре на договоре, как и другие ведущие актеры старшего поколения. Нет, договор - не контракт. Последний предполагал количество бенефисов, название будущих ролей на театральный сезон. Невыполнение условий грозило руководству театра крупными издержками. Наш договор же не предполагает со стороны театра никаких обязательств, кроме зарплаты. Актер превратился в служащего, почти в чиновника, дрожащего за свое место. Но контракт должен быть социально обеспечен. Если актеру не удалось заключить его на год, он должен получать какие-то средства к существованию...

- Но ведь театр - не собес. О каком искусстве можно говорить, если у художественного руководителя голова постоянно болит о том, что в театре 24 пенсионера, которых надо как-то пристраивать, чтобы они могли что-то получать к пенсиям, и столько же невостребованных актеров, которых «нельзя выбросить на улицу»? Почему об их благоустройстве должен думать театр, а не управление культуры, не Министерство культуры и искусства? Очевидно, здесь и нужна реформа?

- Мне кажется, что при старой театральной системе, существующей до сих пор, для театров с большими труппами есть только один выход - надо открывать филиалы, причем не так называемые малые сцены в фойе или бывшем помещении для хранения декораций, а полнокровные филиалы с настоящим зрительским залом. Тогда как-то можно загрузить всех актеров...

- Давайте немного поговорим о частном театре «Браво», ставшем для вас вторым родным домом. Думаю, прежде всего надо сказать о Любови Титаренко, его организаторе и содержателе. Она является мотором творческой жизни театра и как художественный руководитель, и как талантливая актриса, все заработанные в бизнесе деньги она вкладывает в свой театр. Мне кажется, что Любовь Титаренко уже вошла в историю хотя бы тем, что основала первый в постсоветское время частный стационарный театр.

- По моему мнению, она совершила удивительный поступок: в то время, когда другие открывали магазины, казино, кафе, она открыла театр. И сделала это не ради выгоды, а ради творчества, ради беззаветной любви к театральному искусству.

- В театре «Браво» я видел вас в трех спектаклях, вы пользуетесь огромным успехом, на вас ходят. Не буду говорить о ролях, меня поразила особенная атмосфера спокойствия и доброжелательности на спектаклях, отсутствие чинной напряженности ожидания, так знакомой по другим театрам. Все же я должен сказать об одной характерной черте вашей игры - удивительное умение настраивать зрителей, так сказать, на свою волну, общаться с ними или через роль, или через собственную иронию к сценическому образу. И что интересно, молодые ваши партнеры тоже настраиваются на вас, играют в унисон с вами.

- Вы мне много приписываете, но должен сказать, что все наши спектакли идут с аншлагом, люди ходят по два-три раза на один и тот же спектакль. Дело в том, что в театре настоящая творческая атмосфера, все актеры думают только о зрителе.

- В театре постоянная труппа или актеры работают по соглашению?

- Есть актерское ядро, постоянно участвующее в спектаклях, другие приглашаются на роль, но все без исключения состоят на договорных условиях. Наверное, поэтому театр абсолютно лишен интриг и зависти. В нем нет ни одного лишнего человека - ни на сцене, ни в обслуге. И не будет, потому что это невыгодно.

- Как вы считаете, Валерий Николаевич, будущее за такими театрами или за государственными монстрами?

- Думаю, что будет существовать и государственный театр, и частный, но будущее все же за антрепризой. В частном очень быстро происходит отбор актеров, на спектакль нельзя пригласить плохого исполнителя, тут между актерами возникает творческий азарт, хочется лучше сыграть. Знаете, ведь никто не верил, что театр Любови Титаренко выживет. Я на этом выиграл несколько бутылок шампанского - сначала говорили, что не продержится и месяца, потом три, потом говорили, что закроется через полгода. Я все время выигрывал и пил шампанское. И вот театр уже существует пять лет. Я верю в его будущее, потому что он существует на хорошей основе - на творчестве.

Постскриптум. Вспомним, как года два назад художников и скульпторов чуть не задушили налогами за мастерские, приравняв их к мелкому бизнесу, и как спустя год, после восстановления маленьких финансовых льгот, произошел буквально взрыв в изобразительном искусстве Украины.

Получив полную свободу, наша эстрада в полном смысле слова расцвела, появились десятки талантливых певцов.

Все это осуществлялось при участии Министерства культуры и искусства Украины. Так может быть, учитывая этот опыт, министерство применит его в реформировании театральной системы страны?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно