Каким быть музею современного искусства Украины

18 февраля, 2005, 00:00 Распечатать

Все десять лет несчастливой поры для Украины, недавно завершившейся, продолжались разговоры о необходимости открытия музея современного искусства...

Все десять лет несчастливой поры для Украины, недавно завершившейся, продолжались разговоры о необходимости открытия музея современного искусства. За это время модернистское украинское искусство доказало миру собственную профессиональную высоту, но не благодаря Министерству культуры и искусств. Государственные высокие чины не жалели слов и бумаги, хватало и патриотических лозунгов, но дело не двигалось. Поэтому инициативные группы функционеров от искусства и художников, не теряя времени, начали формирование коллекций для будущего музея, поскольку в модернистском мире не существует страны, которая не гордилась бы собственным творческим потенциалом и не хотела бы его репрезентировать. В художнических кругах Украины появились два подхода к концепции будущей коллекции.

Первый — когда речь идет о репрезентации в экспозиции, которую уже формируют галерист Виктор Хаматов и искусствовед Алексей Титаренко, всех тенденций и направлений, определившихся как инновационные в художественной практике Украины второй половины XX века и начала XXI. Эта модель с широким спектром эстетических ответвлений включает и негативный субъективизм художников «гипертекстуалов», лидером которых выступает куратор Александр Соловьев.

Что касается В.Хаматова и А.Титаренко, они неспешно и придирчиво вместе с экспертной группой художников собирают на просторах всей Украины экспонентов и их произведения для будущего музея современного искусства Украины. По инициативе В.Хаматова реализована программа «Художественная лаборатория» для финансовой и профессиональной поддержки молодых художников и приближения их творчества к требованиям «Совиарта». Передвижные выставки, которые должны состояться в 26 регионах Украины (контракты с местными музеями подписаны), преследуют цель информировать художественную общественность о качестве уже собранной коллекции (проверка ее на публике) и поиск новых или призабытых талантов.

В Киеве на родной экспозиционной площадке с 1999 года по сегодняшний день состоялось пятьдесят авторских проектов. По концепции А.Титаренко, «музей должен репрезентировать творчество украинских художников в широких временных границах. Я настаиваю на представлении полувековой картины развития модернизма: от андеграунда советского периода до свободного творчества на грани ХХ и ХХІ веков. Следовательно, «Совиарт» не ограничивает собственную программу исключительно экспериментом 90-х гг. ХХ века и началом нового, на чем акцентирует внимание А.Соловьев в каждом кураторском проекте. В этом мы с ним оппоненты».

Резоны А.Титаренко тем более убедительны, когда в коллекции видим произведения Карла Звиринского, Григория Гавриленко, Анатолия Суммара, других подвижников, взламывающих лед соцреалистических догматов. Сегодня в коллекции «Совиарта» показаны авангардисты Одессы от О.Соколова (50-е гг. ХХ в.) до экспрессивного сенсуалиста Е.Рахманина. Блестящей является коллекция произведений львовян, которого представляют В.Бажай, К.Звиринский, В.Кауфман, А.Сидоренко, С.Якунин, С.Гай — харьковчан — П.Маков, О.Ридный, другие художники поколения 90-х годов. Продуктивно идет сотрудничество с Днепропетровском, Черкассами и Черниговом на уровне «выездной модели» и «дискуссионного поля». Художники из областных центров удивительно активно поддерживают концепцию А.Титаренко и методы сотрудничества, предложенные «Совиартом».

Киевский сезон 2004 — начала 2005 годов запомнится проектами: О.Рыжих, О.Павлова, Ю.Ермоленко, П.Лебединца, Александра, Николая и Тамары Бабак и многих других.

Что же является объединительным принципом для «Совиарта» при сотрудничестве с таким количеством непохожих индивидуальностей и талантов? Формула о «красоте, которая спасет мир», для А.Титаренко неопровержима. На этой оси построена политика «Совиарта» и концепция музея современного искусства Украины.

«За последние десять лет, благодаря Богу и поддержке Фонда Сороса, мне довелось увидеть много значительных художественных акций в Европе, — говорит А.Титаренко. — Сердце болит из-за отсутствия там Украины. Мои наблюдения подсказывают, что в художественный мир Европы мы должны входить с самобытными (а не стереотипно модернистскими) проектами. В таких выставках, которую сейчас представляет Николай Бабак (Черкассы), глубинно народное, щемяще теплое, соединилось с модернистской интерпретацией традиционного. Такая украинская экспозиция обречена на успех во всем мире».

Следовательно, концепция Титаренко—Хаматова и художников, поддерживающих положительные ценности искусства, готова наполнить музей произведениями ярких индивидуальностей, делающих наглядным поступь, эволюцию и эвристичность искусства Украины в сложном процессе формирования модернистской и постмодернистской эстетики под лозунгом жизнеспособности «категории прекрасного».

Вторая тенденция — ее промоутер А.Соловьев — предлагает считать современными только экспериментально-поисковые произведения с особым вниманием к негативной эстетике, с культом произвольной, преимущественно грубой игры со всеми моральными, эстетичными ценностями, с глумливым пересмешничеством, смакованием трупного смрада. Антиэстетику, и только ее, предлагает считать «современным видением мира» Александр Соловьев — куратор проектов «Первая коллекция. Украинское искусство» (Киев, 2003), «Прощай, оружие. Современное украинское искусство. Музейный проект». (Киев, 2004). Язык каталога — русский.

Конкретизируя идеологию современного искусства, куратор пишет: «Воля к войне испокон веков заключается в том, что она, при всем отвращении, отчего-то, как и искусство, кажется творческой, креативной, поскольку она с помощью силы и оружия создает новые возможности, делая именно невозможность возможной. ...Именно культура представляет человеку средства деструктивности». Следовательно, все ставится с ног на голову, поскольку именно культура является устойчивым элементом гармонизации бытия. Далее автор подчеркивает позицию вражды всех со всеми и настаивает на «приватизации насилия...»

Совершим экскурсию по экспозициям «Первой коллекции» (2003) и «Прощай оружие» (2004). Участники именно этих выставок амбициозно считают именно свои произведения достойными экспонатами будущего музея. Очевидно, по принципу «кто платит, тот и заказывает музыку».

Обе выставки (куратор — А.Соловьев) скомпонованы в алфавитном порядке постмодернизма. Цитатность, а отчасти и плагиат являются частью проекта. Авторы произведений пережевывают десять лет идею «телесности» в ее низовом — анально-половом ракурсе. Холодно-ироническая созерцательность с элементами садистической гримасы — установившееся явление в работах А.Савадова, И.Чичкана, В.Цаголова, О.Ройтбурда и других. Особый интерес проявляется к теме разложения плоти, гниению телесного — да и морального, как удостоверяет экспозиция. Искусствовед Виктория Бурлак в восторге от галлюцинарного опыта артистов, от их «наркотической эстетики». Она всему этому придает респектабельности и красивой родословной в текстах, сопровождающих каталог. Так, «Писсуар» В.Цаголова с коллективным мочеиспусканием, по Бурлаке, не что иное, как воплощение философии Поля Вирилио. Не обошлось без Гайдеггера и Беньямина на этой ярмарке «духовного гниения». Красота духовная, разумеется, считается чем-то непристойно-маргинальным. Хаос заступил Космос.

Произведения Т.Сильваши, О.Криволапа, О.Бабака — приверженцев красоты в искусстве — как-то по-сиротски скулили по закоулкам захламленного корпуса старого «Арсенала». Виктория же Бурлака определяла живопись только как неуместный «рецидив», а в тексте каталогу плакалась по поводу того, что она (живопись) не умерла, несмотря на все усилия «поры медиа». Откровенно говоря, меня шокировали не так эти теоретизирования В.Бурлаки, как неразборчивость и беспринципность художников, являющихся выразителями «категории прекрасного». Что надо было делать тем, у кого известное имя и популярность, в этом балагане?

На мой взгляд, экспозиция «Прощай, оружие» с многочисленными модификациями агрессии и психической аномалии недвусмысленно показала криминальную атмосферу поры «позднего кучмизма». Символично, что спонсор выставки — Виктор Пинчук. Он же является владельцем большей части коллекции, о которой сказал в своем вступительном слове к каталогу, что она создана «самыми талантливыми и смелыми». В.Пинчук мечтает поддерживать «замечательную территорию линий, объема и цвета», а опытный провокатор от искусства А.Соловьев предлагает меценату Хаос вместо Космоса. Учитывая синергетику, под углом зрения которой рассматривается эта продукция, видим, что художественные медиторы из триады архетипного выбросили на мусорник две его составляющие: космические законы и коллективный опыт, оставшись наедине с индивидуальным субъективизмом.

По К.Г.Юнгу — Хаос пугает, но и просветляет, придавая перспективу порядку. В экспозиции этого не произошло. Пожалуй, именно поэтому И.Чичкан в чернобыльском сюжете увидел как циничную фантазию совокупление персонажей в противорадиационных комбинезонах, Ю.Соломко так же трактовал отношения Европы и Азии. Украину он увидел в кровавой войне за Крым белой и желтой рас. Глуповатые персонажи С.Чайки (цикл «СО») — сродни толпе, одуревшей от фальши медиа. «Писсуар» В.Цаголова — образец отношений «по понятиям» под предводительством пахана. О.Харченко в фотоповторах всем показал язык. Супермаразматизм (родовое качество постмодернизма) многих расстроил. Даже белопенно-окрыленный юноша — в композиции «Ангел» О.Савадова — с интересом наблюдателя фотографирует брошенную полуразложившуюся, погрызенную женскую плоть. Тема женоненавистничества делает понятным смысл савадовских персонажей мужского пола, одетых в балетные пачки...

Сейчас, когда Украина выбрала для себя европейские ориентиры, появляется уверенность, что музею современного искусства Украины быть. Но каким он станет? Об этом должны позаботиться все те, кто умеет себя уважать. Подумайте об этом вместе с исследователями культурологических процессов на уровне микро- и макрокосмоса. Попробуйте увидеть художественную ситуацию в современной Украине под углом зрения архетипно-космологических ценностей человечества. Здесь пригодится синергетика как наука о Порядке и Хаосе в их постоянном взаимодействии. Этот взгляд позволяет любое явление видеть в дихотомии.

Мифологично-архетипные модели коллективного мышления онтологически связаны не только с доисторическим состоянием человечества; они, в новых модификациях, перегруппировках, «работают» и сегодня.

Современные приверженцы «философии неосознанного» (субъективно-иррационального) в искусстве все же находятся в зоне влияния архетипных, космологических моделей коллективного мышления. В них понятие дуальной зависимости от Порядка — Хаоса занимают главенствующее место. Несмотря на историческую протяженность — временные трансформации, несмотря на его модернистские инварианты, модель мироустройства (в виде единого системного алгоритма) человечество сохраняет как «порядок вещей».

Путь человека в пространствах жизни, путь ее души, которая или ведет к Храму, или отдаляет от него паломника, отражается в каждом историческом времени. Еще прачеловек или выбирал эволюцию — возвышение к Сущностному путем самоусовершенствования, или становился на инволюционный путь — отпадение от целостного (идеального) бытия. На этом держится этическая традиция от античности до сегодняшних дней.

Относительно свойств Хаоса, то его части создают броуновское движение. Они ломают Порядок, обогащают и разнообразят систему новшествами. Последние становятся фундаментом в строительстве Порядка другого уровня, с новыми возможностями. На этой основе осуществляется любая революция. При этом система Порядка или гибнет, или, возобновляясь, начинает новую жизнь. История модернизма XX века — наглядный пример Порядка — Хаоса.

Базовые сущности Порядка остаются в жизни человечества инстинктивным инструментом адаптации личности к стремительно меняющемуся миру. Самый свежий пример: психологическое и моральное здоровье Украины, сохраненное нацией, вопреки деформациям «кучмизма», является тому подтверждением. Художественная практика в Украине, в том числе постмодернистский эксперимент драматической поры, свидетелями которой мы были, не является исключением из синергической обусловленности.

На пересечении проблемных полей синергетики, теории архетипов и семантической содержательности художественного наследия тех, кто считает себя представителем не только современного, но и будущего искусства Украины, в диалогах архетипного и индивидуалистически-субъективного попробуем увидеть горизонты будущего музея современного искусства Украины. Но не будем же забывать о триаде архетипа. Она базируется на космических законах, на коллективном опыте (наследстве) и на индивидуальной духовности.

Не будем оставлять веры в то, что ветер духовного очищения в Украине и в сознании «гипертекстуалов» разбудит омраченный образ Логоса. Надежда умирает последней, даже когда это касается создания музея современного искусства Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно