Как сохранить историческое и культурное наследие страны

14 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 14 июля-21 июля

Все приезжающие в Великобританию иностранцы поражаются, с какой серьезностью сыны Альбиона относятся к проблеме сохранения исторического и культурного наследия своей страны...

Все приезжающие в Великобританию иностранцы поражаются, с какой серьезностью сыны Альбиона относятся к проблеме сохранения исторического и культурного наследия своей страны. Все народы, исторически населяющие Великобританию, — англичане, шотландцы, валийцы, ирландцы — уверены в том, что это их наследие и они (все вместе и каждый в отдельности) несут ответственность за его сохранение для будущих поколений. Такие страны, как Украина, заново строящие гражданское общество после стольких лет коммунистического правления, могут позаимствовать полезный опыт по вовлечению своих граждан в усилия страны по сохранению собственного исторического и культурного наследия.

Надежная защита траста

В Великобритании, без сомнения, самой важной и влиятельной организацией в области охраны памятников является так называемый национальный траст. Это неправительственная благотворительная организация была основана в 1895 году. Она следит за сохранностью зданий, представляющих историческую ценность, заповедников, интерьеров и предметов старины, образцов паркового искусства. Национальный траст поддерживает все это в надлежащем порядке и открывает для посещения. Иногда он имеет в собственности исторические здания и прилегающие земли, а иногда, по специальной договоренности с хозяевами, просто следит за их состоянием — кто именно владеет исторической достопримечательностью, значения не имеет. Эта организация обладает по закону уникальными полномочиями и правами. Исторический памятник или здание или участок земли, находящиеся в юрисдикции национального траста, не могут быть проданы, заложены владельцем или выкуплены государством без его разрешения, а это предполагает прохождение специальной процедуры в парламенте. Иными словами, все, что находится в юрисдикции национального траста, надежно защищено.

Разумеется, на подобную деятельность нужны средства. Национальный траст не получает правительственных средств, а располагает пожертвованиями от отдельных лиц и коммерческих организаций. Случается, что национальный траст упоминается в завещаниях. Но основной доход — средства, получаемые от членов национального траста, которые платят за одного человека 40 фунтов стерлингов ежегодно (60 евро или 75 долл.) или 73 фунта стерлингов (105 евро или 135 долл.) за семью. Членство дает право посещения принадлежащих трасту мест, предоставляет полезный справочник и регулярно издаваемый журнал о его работе. Все это, полагают организаторы, способствует привлечению членов траста к деятельности по охране и сохранению исторического и культурного наследия страны. Некоторые люди в свободное время работают на благо национального траста — чистят каналы, прокладывают дороги, обслуживают посетителей исторических мест и зданий, занимаются сбором средств на местном уровне. В Англии, Уэльсе и Северной Ирландии организация насчитывает 3,5 млн. членов. У Шотландии есть собственный национальный траст, а также, как известно, собственная юридическая система. То есть национальный траст пользуется огромной поддержкой. И эта поддержка не зависит от политических предпочтений. Именно поэтому почти невозможно представить себе ситуацию, при которой парламент выступит против воли этой структуры.

Поддержка «друзей»

Национальный траст — одна, но не единственная форма привлечения людей к сохранению исторического и культурного наследия. Когда-то национальный траст начинал с малого, теперь это огромная организация, но поле деятельности в этой области еще больше. Есть значительно меньшие организации, фокусирующие свое внимание на каком-то отдельном объекте, как правило, музее или художественной галерее. Большие и малые, они имеют свои собственные организации или группы «друзей». Известны организации «друзей» Британского музея, группа «друзей» Национального морского музея в Гринвиче. Оба музея получают средства из правительственных фондов. Зачем нужны «друзья»? — спросите вы. Но правительственных денег для нужд музеев и галерей попросту не хватает. И организации «друзей» собирают дополнительные средства и знакомят общественность с их деятельностью. Подобно национальному трасту, «друзья» являются зарегистрированными благотворительными организациями с соответствующим благоприятным налоговым статусом.

Организации «друзей» в наше время есть не только у музеев и галерей. Например, у Королевского оперного театра в Ковент Гардене свои «друзья». Возможно, впрочем, что члены этой организации больше заинтересованы во внеочередном приобретении билетов на особо интересные спектакли, а не в добровольной работе на благо оперного театра. У Королевского ботанического сада Кью-Гардене на юго-западе Лондона есть своя организация «друзей» (Кью-Гардене — это не только замечательный парк с редкими деревьями и растениями, но и научно-исследовательский институт). Как сказано в справочнике Кью-Гардене, «друзья» Королевского ботанического сада являются благотворительной организацией, созданной с целью поддержки его работы путем сбора средств и ознакомления общественности с его деятельностью. «Друзья» также оказывают Королевскому ботаническому саду сугубо практическую помощь — собирают средства на отдельные сельскохозяйственные или ботанические проекты, а также на программы по сохранению отдельных видов растений. Что «друзья» получают за это? Главным преимуществом является свободный вход в ботанический сад — ведь для обычных посетителей входной билет стоит 8,5 фунтов стерлингов (это более 12 евро или 15 долл.). «Друзья» платят ежегодно от 35 до 50 фунтов стерлингов за свое членство.

Как видите, входной билет в ботанический сад стоит довольно дорого. Когда-то вход в Кью-Гардене был практически бесплатным. До денежной реформы 1970 года посетители платили только один пенс — чисто символическая плата с целью отсечь хулиганов. В последние десятилетия и консервативные, и лейбористские правительства Великобритании стремились сократить правительственные расходы и перевести как можно больше учреждений на самообеспечение. Это способствовало созданию организаций «друзей» у Британского музея и Национальной галереи, которые игнорировали давление правительства и отказывались взимать входную плату.

Церковная лепта

Англиканская церковь играет особую роль в вопросах сохранения исторического и культурного наследия страны. Она владеет большей частью церквей, которые представляют историческую ценность. Эти церкви составляют почти половину в списке зданий, имеющих особую историческую ценность (так называемые архитектурные и исторические памятники 1-й категории). Годовой бюджет церкви — примерно 900 млн. фунтов стерлингов. И церковь ежегодно тратит около 160 млн. на поддержание этих исторических памятников в надлежащем виде. Правда, правительство выделяет какое-то количество грантов на некоторые виды реставрационных работ в старых церквях, но никаких гарантированных фондов от правительства англиканская церковь на эти цели не имеет. Откуда же берутся средства? В Англии церкви и соборы финансируются в основном благодаря усилиям местных общин. На какие-то специальные цели деньги собираются тоже особым образом. Обычно, когда вы заходите в церковь или собор, то всегда видите большое объявление о сборе средств на ту или иную цель. Часто это огромный термометр, где вместо градусов показаны тысячи фунтов стерлингов — в красном цвете — то, что уже удалось собрать, а в черном — сколько еще надо собрать.

Что же остается государству?

Как правительство, так и местные органы власти являются основными донорами в деятельности по охране исторических и культурных ценностей Великобритании. Из этих источников в основном финансируются музеи и художественные галереи страны. Без такого рода государственной поддержки они просто не могли бы существовать. Государство владеет и несет прямую ответственность за сохранность некоторых наиболее важных в историческом контексте мест. Наиболее известный из них — Стоунхедж (этот доисторический каменный монумент на юге Англии собирает огромное число посетителей). Но разве государство не владеет Королевскими дворцами? Вообще-то, по выражению британцев, эти дворцы принадлежат Короне, а не правительству. Для республиканцев это различие может не иметь значения. Но в Соединенном Королевстве — конституционная монархия, и различие нельзя не заметить. Важно понять, что в Соединенном Королевстве правительственные министерства несут ответственность только за часть исторического и культурного наследия страны. А вот за другую ее часть отвечают (и часто платят) другие люди — обычные граждане, организации наподобие национального траста или группы «друзей». Да и само правительство пытается переложить часть ответственности на рядовых граждан. К примеру, у правительства имеется агентство — Национальное наследие (оно следит за сохранностью монументальных памятников). Но и в нем есть индивидуальное членство, с помощью которого тоже собираются частные средства. К тем же методам прибегает и Корона. Ее орган, который несет ответственность за поддержание и сохранность, например, Лондонского Тауэра и Дворца Хемптон Корт, имеет как Королевскую хартию, так и статус благотворительной организации. И здесь тоже есть организация «друзей», к которой обращаются за помощью и взносами.

Индивидуальная ответственность
и личный вклад

Как следует из британского опыта, в основе любых усилий по охране исторического и культурного наследия страны лежит культура индивидуальной ответственности. Когда люди (бедные или богатые) начинают ощущать, что и им тоже частично принадлежат исторические здания, музеи и художественные ценности, как только они проникаются осознанием того, что это их земля, их сады, их реки и озера, они не пожалеют своего времени и денег, чтобы содержать это все в порядке и передать в должном виде будущим поколениям. Успеха в этой области нельзя добиться, если вся ответственность лежит только на правительственных учреждениях. В США это тоже давно поняли. Даже в странах, где в прошлом привыкли во всем полагаться на государство, положение теперь меняется. К примеру, во Франции в последние годы намечается огромный рост числа добровольных организаций, ставящих своей целью сохранение исторического и культурного наследия. Необходимо разработать механизмы, которые позволят развить в людях все эти качества.

Налоговые послабления являются очень важным механизмом привлечения как богатых меценатов, так и простых людей. К примеру, в Великобритании каждый человек, получающий зарплату или пенсию, платит подоходный налог — от 20 до 40%. Если я решу платить за членство, скажем, в национальном трасте или в организации «друзей» (по специальной схеме, которая называется «подарочная помощь»), то эти организации (а они имеют благотворительный статус) могут обратиться в налоговые органы и получить 28 пенсов на каждый фунт стерлингов, который я им заплатил. Эта сумма приблизительно равна тому налогу, который я заплатил, зарабатывая свой фунт стерлингов. Для национального траста это исключительно важно. Я за свое членство в трасте заплатил в этом году 68 фунтов стерлингов, а траст в итоге получит 87 фунтов стерлингов. А ведь в нем состоят миллионы людей.

Многие люди хотят, чтобы их вклад был как-то отмечен. К примеру, в Королевском ботаническом саду каждая скамейка является чьим-то подарком. Обычно близкие родственники отмечают таким образом особые чувства их умерших мам, отцов, мужей или жен к этому ботаническому саду или какому-то другому месту. Чем больше донорский вклад, тем более заметным образом можно увековечить память человека. Вокруг библиотеки Британского музея, где Маркс и Ленин работали над концом капитализма, имеется роскошное каменное построение с множествам надписей с именами людей, которые внесли свой вклад в реставрационные работы — в особенности в строительство стеклянной крыши (кстати, это одно из архитектурных достижений нашего времени). И это видят тысячи приходящих в Британский музей людей.

С чего начать?

Понятно, что в каждой стране по-разному относятся к проблеме сохранения исторического и культурного наследия. Может даже показаться, что в Великобритании к этому делу относятся как-то по-особому и что для жителей страны проблема сохранения исторического наследия стала своего рода идеей фикс. И действительно — с какой любовью британцы относятся к своим железным дорогам, старым текстильным производствам, к каналам и даже к оловянным шахтам, часто образуя группы поддержки или, как их называют, «друзей». Иногда даже уродливые здания (кто бы мог подумать!), как оказывается, находятся в списке охраняемых объектов.

У Великобритании, конечно, имеются два серьезных преимущества. Во-первых, о сохранении исторического и культурного наследия заботится не только правительство. Имеются и другие крупные и серьезные игроки на этом поле: церковь, монархия, национальный траст. Во-вторых, как мы уже говорили, в эту работу вовлечены отдельные граждане — иногда путем членства в крупных организациях, а иногда состоящие в небольших группах «друзей».

Возможно, в Украине тоже можно начать создавать такие группы «друзей». Они могут быть небольшими и при этом осуществлять свою деятельность в рамках доступных им средств. Для успеха необходимы два фактора. Во-первых, такие группы должны помогать кому-то (будь то музей, галерея, церковь или другое историческое место), кто видит их потенциальные возможности и кто сможет направить их усилия в правильное русло. Люди должны отчетливо понимать, что их дела нужны и полезны. Во-вторых, группы «друзей» должны возглавлять очень энергичные и даже идеалистически настроенные люди, готовые без колебания отдавать свое свободное время этой добровольной работе. В Великобритании это часто образованные женщины среднего возраста из среднего класса, а также люди, недавно вышедшие на пенсию.

Вполне очевидно, в Украине в деле сохранения исторического и культурного наследия должны играть особую роль церкви и общины.

Вероятно, что идею создания Украинского национально траста стоит внимательно рассмотреть, даже если начинать с малого. А сохранить нужно многое: и старые помещичьи усадьбы, и замки, и народные традиции, и дома, и парки Крыма, и заповедные зоны, и деревенскую архитектуру. Государство может сделать первые шаги и передать некоторые исторические места в собственность и управления национального траста, хотя это, конечно, постепенный процесс. Технические детали должны выработать сами украинцы (для этого нужно понимание местных законов и порядков), но процесс этот, сам по себе, может объединить многих граждан страны.

Наконец, такого рода проекты могут оказаться привлекательными для украинцев, живущих за границей. Этим людям, например, гражданам США, на практике известно, как нужно действовать в таких делах самостоятельно, без всякого участия правительственных учреждений. Британский национальный траст, кстати, с успехом привлек к своей деятельности жителей США — выходцев из Соединенного Королевства. В США в дочерней организации Британского национального траста состоит 40 тысяч американских граждан.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно