Как научиться "стучать"?

8 октября, 2016, 00:00 Распечатать

Степ (или чечетка) — разновидность танца, характерной особенностью которого является ритмическая ударная работа ног. Так утверждают словари и справочники. И, безусловно, поклонники этого танца прекрасно знают, что степ исполняется в специальной обуви, подбитой специальными пластинами.

Степ (или чечетка) — разновидность танца, характерной особенностью которого является ритмическая ударная работа ног. 

Так утверждают словари и справочники. И, безусловно, поклонники этого танца прекрасно знают, что степ исполняется в специальной обуви, подбитой специальными пластинами. В этом жанре есть свои вершины — Билл Робинсон, Сэмми Дэвис-младший, браться Николас. В Одессе тоже есть, можно сказать, уже титульный представитель этого жанра — Александр Останин. В 2008-м он победил на телешоу "Танцуют все!", недавно стал одним из организаторов Odessa Tap Festival, участниками которого были профессиональные танцоры из США, Германии, Словении, Швейцарии, Беларуси и Украины. 

— Полагаю, после старта вашего фестиваля на площадке у Дюка и эффектного гала-концерта в русском драматическом театре еще больше одесситов начнут учиться "стучать". Это входило в ваши планы?

— Мне кажется, степ может впитывать другие стили, пользуясь их плюсами, например, контемп, хип-хоп. В моей школе Ostanin Dance Centre есть много талантливых детей (в их возрасте я не умел танцевать так, как они уже танцуют). К примеру, моя ученица и преподаватель школы Карина Савенко уже успела занять четвертое место на чемпионате мира по степу в 2016 г. 

Ценность жанра в том, что в степе ты и танцор, и музыкант. Степ можно увидеть как танец и услышать как музыку. Живой музыкальный инструмент, который можно станцевать. 

Степ непосредственно связан с музыкой, причем именно с джазом. А джаз в Одессе любят, знают и ценят, можно сказать, что наш город — отечественная родина джаза. 

Поэтому степу здесь комфортно. Рад, что на фестиваль приехали два моих учителя из Лос-Анджелеса и Нью-Йорка, которых я искренне считаю богами в степе, — Сара Рейх и Джейсон Дженас. Еще с нами были коллега из Швейцарии — десятикратный чемпион мира Дэниела Борака и мой друг из Одессы, тоже степист, с которым мы в дуэте взяли "золото" на чемпионате мира, Сергей Остапенко.

— Вы с Сергеем разные, но в дуэте танцуете потрясающе синхронно. Перед зеркалами отрабатываете, или кто-то со стороны руководит на репетициях?

— Конечно, хорошо, когда есть некто третий, который может посмотреть со стороны и что-то подсказать, но в основном все отрабатывается у зеркала. С Сережей учились у одного и того же педагога Алексея Гилко, но потом перестали общаться, отдалились друг от друга, хотя оба продолжали жить в Одессе. Существовали параллельно, не пересекаясь. У него — своя студия, у меня — своя. 

Даже, бывало, в одном зале работали, хотя и в разное время. Почему бы не создать что-то вместе, ведь одному скучно, хочется совместного бурления событий. Конкуренция не важнее дружбы; мы оба выросли в чемпионов мира, вместе мы — хороший двигатель для одесского степа. Я предложил Сереже сотрудничество и доволен результатом.

Мы — две отдельные личности, каждый ценен сам по себе. У Сергея — свой имидж, свое искусство, своя карьера. Мы разные танцоры, и как люди очень отличаемся — он выше, у него размер ноги больше, это диктует особую пластику. Мы разные и по своим предпочтениям в музыке, танце. А объединяет, конечно, любовь к танцу, тут мы всегда на одной волне.

— Судьба ваша определилась уже в детстве, вы, можно сказать, выросли на глазах у всего города, я помню ваши потрясающие выступления. А в какой момент решили заниматься степом всерьез?

— Занимался баскетболом, стремился быть похожим на Майкла Джордана, вдохновляясь тем, что в высшей лиге есть баскетболисты моего роста. Когда сосед позвал на степ, мне казалось, что этот танец только для девчонок, но мама уговорила попробовать. Магия ритма меня околдовала и уже 18 лет не отпускает.

Шесть лет назад осуществилась моя мечта — я открыл свою студию. Мои ученики говорят, что я строгий и злой, но ведь без дисциплины тоже нельзя, тем более в нашем сложнейшем жанре. 

Баскетбол отпал. Степом я занимался как хобби. Телепроект "Танцуют все!" стал переломным моментом, после которого хобби превратилось в профессию.

— Мне кажется, что степ в Одессе укоренен больше, нежели в столице, интерес к нему у нас то угасает, то разгорается вновь.

— В Киеве были сильные степисты, но потом кто-то уехал, кто-то разочаровался в жанре, и не оказалось энтузиастов, которые могли бы сделать этот город столицей степа. Вот Одесса, безусловно, центр степа, так исторически сложилось.

— Ваш учитель Алексей Гилко занимался у легендарного Эмиля Гледа, чечеточника 20-х годов…

— Я тоже брал у него уроки. Эмилю Гледу было уже достаточно сложно преподавать, он давал уроки, сидя на кровати в домашних тапочках… Но при этом умудрялся ставить какие-то движения. Конечно, это был не пик его преподавательской деятельности. Я рад, что принял у него эстафету, кроме меня, у него было на тот момент еще несколько учеников, он хороший был, добрый, ему нужно было общение, нравилось заниматься с нами, чувствовать себя нужным.

— Одесса дышит морем, а ведь степ — танец моряков.

— Рождение степа было обусловлено случайностью, даже рядом случайностей. Когда чернокожих рабов из Африки перевозили на кораблях в Америку, они пританцовывали на месте, стуча ногами о палубу, о доски трюмов. Моряки копировали их стиль, впоследствии это выросло в ирландский степ, очень своеобразный. Степ охватил всю планету, разнесся легким вирусом…

— Мне кажется, наряду с поговоркой "Если одесситу связать руки, он не сможет говорить", можно сказать и так: "Одессит не может танцевать ирландский степ, потому что руки придется держать строго по швам!".

— Ирландским степом интересовался, но не увлекся. Известные шоу, например "Риверденс", конечно, способствовали популярности этого стиля. В Одессе степ развивался на уровне не оригинального явления, а копирования и подражания. Когда хороших степистов вынесли на шоу "Танцуют все!", волна интереса снова возросла. Я стал победителем, а степу прибавилось популярности во всей стране.

Во время подготовки шоу я полгода прожил в Киеве, не рассчитывая особенно ни на что, справлялся со всеми жанрами, стремился чему-нибудь научиться. Хорошо было то, что мы забыли на это время о семье, учебе, бытовых проблемах, были погружены только в танец с восьми утра до полуночи. Только и делали, что танцевали, и это не могло не отразиться на результатах. Все мышцы болели, а на сцене боль проходила…

— Какое место занимают в вашей жизни соревновательные мероприятия?

— Много раз ездил в Германию на чемпионат мира, первым туда приехал из Украины, в то время как США и Германия были представлены сборными по 200–300 чел. Теперь наших танцоров на чемпионатах боятся в хорошем смысле, мы представлены наравне с другими странами. 

Много ездил в Америку учиться у мастеров. Было дело, полгода тренировал сборную Хорватии. В августе пригласили в Бостон преподавать и выступать, потом был наш фестиваль, а затем сразу же пришлось уехать в Лондон на фестиваль, выступать и давать мастер-класс.

Чемпионат в большей степени сведен к соблюдению правил, чем фестиваль. Степ — точная наука, его можно посчитать. Если ты сделал восемь ударов, ты сделал восемь ударов, а если пропустил… К тому же важно, громко или тихо ты это сделал, быстро или медленно, четко или нечетко. Есть такт, акцент, синкопа. Вот у нас на чемпионате мира оценивалась собственно техника, артистизм (в плане актерского мастерства, бывает же, человек неплохо стучит, но руки, голова — сами по себе, в итоге он плохо танцует) и, наконец, идея, постановка, образ. Вот такие три критерия, мы в шутку называем их 3D. Танцор должен в полной мере показать, на что он способен. 

Говорят некоторые, будто искусство нельзя оценивать, но я с этим никогда не соглашусь. И так уже чуть ли не каждый плевок на асфальте объявляют современным искусством (бедные художники Ренессанса часами мазки на холст клали!). А как по мне, интересно то современное искусство, в которое вложено много труда и смысла, и мастерство еще никто не отменял.

— А другие жанры, которые вы "прививаете" на древо старого доброго степа?

— После шоу "Танцуют все!", где я познакомился с контемпом, повышал мастерство в этом танце в Америке и других странах. И степ стал украшать элементами контемпа и модерн-джаза. А синтез направлений — это сейчас одна из самых модных штук, хочется "вывести свою породу". В танцевальном мире синтез стилей и индивидуальность — один из важнейших критериев сегодня. За счет людей, которые их создают, развивается наше искусство. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно