Иван Гаврилюк: «Авторы парламентских рекомендаций ничего не смыслят в кинопроизводстве»

25 марта, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 25 марта-1 апреля

На прошлой неделе Верховная Рада проголосовала за принятие рекомендаций парламентских слушаний, посвященных отечественному кинематографу, которые состоялись месяц назад...

На прошлой неделе Верховная Рада проголосовала за принятие рекомендаций парламентских слушаний, посвященных отечественному кинематографу, которые состоялись месяц назад. Все это время в киносреде «точилися діскусії» по поводу эффективности парламентского заседания, целесообразности отделения кинодепартамента Минкульта в автономную структуру, о ситуации на киностудии им.А.Довженко, о способах выведения киноотрасли из коматозного состояния. Об этом мы и решили поговорить с народным депутатом и народным артистом Украины Иваном Гаврилюком.
— В прежние годы почему-то ни члены парламентского комитета по вопросам культуры, ни другие представители интеллигенции так много о проблемах кино не говорили, — начал Иван Ярославович. — Теперь, при новом Президенте, все осмелели и даже организовали слушания в Верховной Раде, вылившиеся в то, что почти каждый выступавший рассказывал о своих прежних заслугах и наградах, полученных от предыдущих властей. То есть на роль активных действующих персонажей снова претендуют люди, которые прекрасно чувствовали себя при коммунистах, обслуживали их систему, убивавшую настоящих художников. Потом они клялись в любви к Кравчуку, к Кучме, теперь клянутся Ющенко. Странно и то, что эти «активисты», инициировав и приняв в 2003 году закон о кино, сегодня сообщают, что этот закон плохой. Но если его приняли, стоило позаботиться о выполнении хотя бы отдельных его пунктов. И этим себя никто не утруждал. Люди, о которых я говорю, живут минувшим. Кто-то из них снимал достойные фильмы, их знали и любили. Но все это в прошлом, которое закончилось как минимум 20 лет назад. Потому не думаю, что сегодня они вправе что-то диктовать, требовать и кого-то критиковать. Пусть посмотрят на себя со стороны и трезво оценят свою нынешнюю творческую форму. К тому же они постоянно требуют от государства денег. На что, интересно? Давайте для примера возьмем хотя бы шесть картин, снятых у нас в последнее время. Это ведь ужасно и к искусству не имеет никакого отношения. Другую причину парламентских слушаний я вижу в том, что людям, которые уже не предвидят своих творческих Олимпов, на старости лет хочется хотя бы поруководить. Союзом кинематографистов, киностудией Довженко, еще чем-нибудь. При этом они забывают, что, согласно нашим законам, в пенсионном возрасте ничем руководить нельзя.
— Но на парламентских слушаниях речь шла не только об увеличении госдотаций. Говорили и о принятии законов, которые помогут развиваться киноотрасли.
— А кто-нибудь конкретно сказал, какими должны быть эти законы? Вы же видели рекомендации слушаний. Что они предлагают? По всем министерствам разослать приказы такого содержания: «расширить», «углубить», «увеличить», «уменьшить». А что «углубить», кого «расширить»? Это чистой воды демагогия. Свидетельствующая о том, что авторы рекомендаций ничего не смыслят в кинопроизводстве. Кино — это отдельное государство. Отдельная система координат — со своими взаимоотношениями, особыми схемами финансирования. И эта система не должна подчиняться Министерству культуры. Его кинодепартамент никогда не выполнял свои функции в полном объеме. И сегодня не выполняет. Существует непонятно как и для чего. И средства на его счета практически не поступают. Я категорически настаиваю на том, что управление кинематографии должно выйти из-под юрисдикции Минкульта. Считаю, что должен быть даже не госкомитет по кинематографии, а целое министерство. Это не прихоть, а настоятельная необходимость. О проблемах кино надо было говорить вчера — сегодня речь идет о катастрофе. И вывести его из такого состояния возможно лишь целенаправленными стараниями отдельной структуры, у которой, кроме этой, не будет никаких иных задач. А у Минкульта, как известно, полно других хлопот. И до кино руки у него по-настоящему никогда не доходили.
— Но Оксана Билозир сообщила, что в ближайшее время никакого отделения не будет. Она пообещала киноструктуру в составе министерства — с отдельной строкой в бюджете. Министр всерьез настроена плодотворно заниматься ситуацией в кинематографе.
— Оксана Владимировна имеет право так утверждать. Но к сожалению… Знаете, я, к примеру, мало разбираюсь в эстраде. Но хорошо разбираюсь в кино. Я проработал в нем больше сорока лет, это не просто моя профессия — моя жизнь. Мониторинг киноотрасли, который собирается проводить Минкульт, — это замечательно. Но это же ничего не даст, я убежден. К тому же у министерского кинодепартамента и раньше была отдельная строка в бюджете. И что? Это привело к каким-то существенным результатам?
— После недавнего круглого стола с кино- и телепродюсерами было сказано, что все их предложения будет обрабатывать аналитическая служба Института культурологии, организованного при Минкульте. Проведут и внешний аудит отрасли. Параллельно с этим министерство проанализирует Программу развития национального кинематографа до 2007 года, после чего выработает свои предложения.
— У меня сразу вопрос. Пока они будут «обрабатывать-вырабатывать», кто и когда будет снимать кино? К тому же никто не знает, каков уровень профессионализма и компетентности работников Института культурологии. Сомневаюсь, что на сегодняшний день эта аналитическая служба вообще существует.
— Честно говоря, есть опасения, что масштабные минкультовские планы по внимательному изучению и углубленному анализу займут слишком много времени, которого у украинского кино практически не осталось...
— Любой человек, занимающий руководящую должность, а тем более государственную, всегда возьмет себе в помощники специалистов, которые в данной отрасли разбираются лучше руководителя. Тогда будет результат. Если человек думает, что он все знает, или делает вид, что знает, и не хочет никого слушать, вместо результата будут декларации — красивые и пустые. Кино — не увлекательные забавы. Это политика государства. Его идеология.
— И как, по-вашему, можно ускорить процесс выхода из кинокризиса?
— На прошлой неделе я передал Виктору Ющенко свою концепцию реформирования киноотрасли (с учетом выделения кинодепартамента в отдельную структуру), реформирования киностудии Довженко. Президент обещал дать быстрый ответ.
— Вы самостоятельно разработали эту концепцию?
— Нет, конечно. Я учел предложения ряда специалистов, хорошо знакомых с условиями функционирования цивилизованного кинорынка. Если я чего-то не знаю, не стыжусь спрашивать. Так и должно быть. А то есть у нас такие: только получил кресло начальника, сразу щеки надул, и уже никого не слышит — только он все знает. Да не знаешь ты ничего, человече. И умрешь незнающим.
— Вы говорили, что подали план реформирования киностудии Довженко. Но ведь такой план уже есть у ее гендиректора Виктора Приходько.
— Скажем так, наши концепции пересекаются. Кстати, о Приходько. На парламентских слушаниях его обвиняли в какой-то преступной деятельности. Но все «криминальные» дела на киностудии свершились до его прихода. Натурную площадку — 220 гектаров земли — на Оболони продали за три квартиры, которые получили сотрудники студии. А стоимость этого земельного участка равняется стоимости трех тысяч квартир. Ведомственную гостиницу киностудии сдали в аренду за 700 долларов в год. Я не вправе защищать Приходько — он мне не друг и даже не приятель. Просто очень не люблю, когда лгут, причем с парламентской трибуны, и на этой лжи зарабатывают очки в свою пользу. Как бы там ни было, но Приходько отремонтировал многие помещения на киностудии — и не за государственные средства, а за собственные. Или лучше сидеть на раздолбанной студии и снимать фильмы о вождях? Хотел же режиссер Савельев делать шестисерийную постановку по собственному сценарию — о президенте и полководце Кучме. Или фильмы, по поводу которых все хватаются за голову, а Юрий Герасимович Ильенко при этом заявляет по всем телеканалам: «Нация не доросла до понимания моего шедевра». Так против чего эти люди сегодня протестуют?
— Многие возмущены, мягко скажем, невежливым обращением Приходь­ко с сотрудниками киностудии.
— Я этого не видел. Если бы увидел, сказал бы.
— Разве вам никто не жаловался?
— Жаловались. Но на что? На то, что у кого-то нет пропуска. Так пойди и закажи себе пропуск. То, что на «Довженко» не пропускали по удостоверениям Союза кинематографистов, было, конечно, глупо. Но эта глупость уже исправлена. А вот когда Миша Ильенко с трибуны Верховной Рады рассказывает, что его не пускают на студию, это смешно. Вон у его брата на студии прекрасный кабинет с телевизором и компьютером. Что же касается увольнений… Но как еще можно реформировать киностудию с коллективом в три тысячи человек, большая половина из которых — люди уважаемые и заслуженные, но пенсионного возраста? Реформы — это всегда болезненный процесс. Любой директор любой студии поступал бы точно так же. Сокращал бы пенсионеров и набирал бы молодые кадры. А молодых профессионалов у нас достаточно. Надо же, в конце концов, и о них подумать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно