ИСТОРИЯ ВЕДЕТ СЧЕТ ПО ПЕВЦАМ

13 июля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 13 июля-20 июля

В Черкассах на турбазе «Приднепровская» отшумел юбилейный фестиваль авторской песни «Серебряные струны»...

«Чайхана»
Жюри, А.Король в центре
«Чайхана»

В Черкассах на турбазе «Приднепровская» отшумел юбилейный фестиваль авторской песни «Серебряные струны». Черкасскому фестивалю пять лет. При том, что в Украине проводится около сорока бардовских фестивалей и слетов, в 2000 году «Серебряные струны» по рейтингу «Московского комсомольца» заняли четвертое место. Это успех — если всерьез отнестись к рейтингу «МК»).

На первом месте — харьковский «Эсхар», ему 23 года, там собирается по 10 тысяч человек, на втором и третьем — сумской «Булат» и запорожский «Байда», им по 13 годков...

Однако к фестивалю мы еще вернемся.

 

С древнейших времен по дорогам царств-государств бродили поэты и актеры — развлекали народ в меру своих талантов. Кто-то из них, понятно, и при дворцах устраивался. Но при этом определенной части жителей-зрителей всегда, кроме развлечения, от искусства требовалась еще и высокая правда. Ведь правда о времени и жизни как бы разлита по поверхности, но почему-то лишь поэту дано ее прояснить, открыть ее тонкости, так уж мир устроен.

Иногда наступают времена, когда поэтический огонь из узкого кружка ценителей выплескивается на площади. Тогда наступает бум. В СССР на стыке 50—60-х годов был бум поэзии. Стихи читали на площадях и в переполненных залах. Стихами бредили, стихами жгли, стихами кричали, от избытка поэтического многообразия стихами запели.

Отчего прижилось слово «бард», а не «менестрель», не «миннезингер», не «вагант» или, скажем, не «акын» — доподлинно неизвестно. Во всяком случае, в журнале «Юность» за 1964 г. авторов-исполнителей еще называли менестрелями. Возможно, слово «бард» победило из-за краткости. А возможно, из-за популярности в интеллигентских кругах Роберта Бёрнса, которого было принято называть бардом. Во всяком случае, в общественном сознании слово «бард» давно уже не ассоциируется с певцом древних кельтских племен. Владимир Высоцкий ввел понятие «авторская песня», и странное это словосочетание тоже прижилось. Авторская песня — сам сочинил, сам исполнил; первичны стихи, а для музыкальной составляющей годились и три аккорда. Желательно при этом, чтобы автор в своем творчестве — в интонации и образных рядах — ни на кого не был похож. Эпигонство — серийность, серость, штамповка, как и в любом виде искусства, — коробит.

По некоторым сведениям, родоначальником жанра является Михаил Анчаров. Конечно, до него был Александр Вертинский. До Вертинского — романсы. А вначале... Ну да, в начале было Слово.

Жюри, А.Король в центре

Еще до войны, в конце 30-х, Михаил Анчаров пел под гитару свои и чужие стихи, пел о городской окраине, о тех, кого знал, кого любил. И потом почти всю войну гитара была с ним рядом. Его песни пели на фронтах. Но гитара, увы, не гармонь, эпоса о городском Теркине нет. Когда-то в детстве-отрочестве именно песня Анчарова лично мне открыла, что такое поэзия; вероятно, это простительно для барачно-коридорного детства в районе нижних притоков Колымы. В «менестрельских» песнях М. Анчаров еще до «бума» очертил круг неслыханных для советской лирики тем: о прошедших тюрьму, о психе с Канатчиковой дачи; о ветре, листающем газету, о сабельном шраме на экране и девочке, в первом ряду мажущей губы; о поэтах-приспособленцах, о шоферюге, у которого за спиной год тюрьмы, пять — войны; о слепящем свете, от которого в мире стало темно.

В свое время песни Анчарова пел Высоцкий. И не только он: песни Анчарова — темы и интонации — хорошо усвоены идущими следом.

В 60-х запели Б.Окуджава, Ю.Визбор, Н.Матвеева, Ю.Ким, А.Городницкий... Возник жанр. «История счет ведет по певцам...» — воскликнул Михаил Анчаров. И с этим совершенно не хочется спорить.

* * *

Бардовское движение переживало разные периоды, был феерический взлет, был и упадок и даже запрет; например, запрещался киевский фестиваль в 1979 г. Летописец бардовского движения Петр Картавый (г.Сумы) отмечает: «С 1986 г. возобновляются Московский и Грушинский фестивали, создаются десятки новых клубов авторской песни; в 1988 г. в Киевском молодежном театре состоялся первый вечер украинской авторской песни.

На «закате» Союза прошло три Всесоюзных фестиваля. Последний был в Киеве в 1990 г. (первые — в Саратове и Таллинне). С 1996 в Петербурге (раз в два года) проводятся фестивали стран СНГ. В период с 1993-го по 1995-й в Украине был отмечен спад интереса к авторской песне. Однако уже в настоящее время об упадке говорить не приходится, даже наблюдается некое подобие бума. В Украине ежегодно проводятся десятки фестивалей, выходит два информационных бюллетеня (журнала пока нет, но, кажется, это дело недалекого будущего), существуют бард-кафе, сайты в Интернете. Причин роста интереса к авторской песне, похоже, несколько. Усматривается (в определенных кругах) аллергия на бездумную попсу, которая фонтанирует на радио и телевидении — это с одной стороны, с другой — накопилась усталость от рифм типа «ненька-гарненька», ну а с третьей — очевидна попытка сочувствующих движению финансовых структур занять нишу под условным названием «Барды».

— Как возникают фестивали?

Татьяна Гайдар, руководитель черкасского клуба «Берег», арт-директор фестиваля:

— Клуб «Берег» существует с 1987 г. С 1990 г. мы пять лет подряд ездили под Самару на Грушинский фестиваль. Это крупнейший в мире бардовский фестиваль, который собирает по нескольку сотен тысяч участников и гостей. Туда приезжают из Германии, Чехии, Болгарии... не говоря уже о республиках бывшего Союза. Интересно, что к нашему костру всегда сбредалось много народу послушать украинские песни. Послушают-послушают и начинают подпевать. Но ездить на «грушенку» стало дорого. И однажды было решено провести бардовский фестиваль в Черкассах. Мы поняли, что можем его организовать и провести не хуже, а, может, и лучше, чем они проводятся в других городах. За дело взялась Татьяна Киричук, сейчас она возглавляет Черкасский областной комитет молодежных организаций и является президентом фестиваля. У истоков «Серебряных струн» стоит также киевский бард Александр Король. В результате в этом году у нас — юбилей! И репутация у фестиваля очень приличная. За пять лет на «Серебряных струнах» побывали барды из многих регионов Украины: от Волыни до Донбасса, от Чернигова до Севастополя. В этом году песни звучали не только на украинском и русском, но и на испанском и арабском: пели гости из Аргентины и Палестины. Было несколько граждан Польши, США, Израиля. Всего собралось — гостей и участников — около шестисот человек. Состав жюри «Серебряных струн» почти постоянен. В этом году членами жюри и руководителями творческих мастерских были: Александр Король, Владимир Каденко, Давлат Келов (Киев), Виктор Байрак (Воронеж), Михаил Барановский (Винница), Антон Ворожейкин (Луганск), Георгий Тунин (Донецк). По итогам нынешнего фестиваля лучшим автором названа Инна Дроздова из Винницы, лучшим исполнителем — Наталия Селезень из Полтавы. Гран-при решено было никому не присуждать. Среди детей лучшим автором признана Руслана Лоцман из Черкасской области, лучшим исполнителем — Полина Рясная из Черкасс. Победителям и лауреатам вручены призы — видеокассеты, часы, магнитофоны, гитара.

— Чем отличается черкасский фестиваль от иных?..

Александр Король, председатель жюри:

Он, знаете ли, какой-то теплый. Атмосфера здесь складывается очень доброжелательная. Многое зависит от организаторов, но и от руководителей творческих мастерских тоже. Каждый конкурсант показывает в мастерской две-три песни. Моя принципиальная позиция состоит в том, что при разборе песен у руководителей мастерских должно быть сочувственное отношение к молодому автору. Если у мастера нет сопереживания, он не должен вести мастерскую. Ведь одно и то же можно сказать по разному. Недоброжелательность обижает или даже ломает, и в этом случае вся правда мастера пропадает. А люди со временем меняются, особенно в возрасте, в каком они участвуют в конкурсах. Человек, приехавший на фестиваль с неудачным опусом, может через год привезти очень приличную вещь. В мастерской важно не пропустить, суметь узнать в «гадком утенке» будущего «белоснежного лебедя». В Черкассах для этого создана подходящая атмосфера.

— Приходилось слышать о том, что жанр авторской песни умер.

 

— Когда-то на концерте об этом сказал и Городницкий. При всем к нему уважении не могу с ним согласиться. Тогда я послал ему из зала записку: «Слухи о моей смерти сильно преувеличены. Авторская песня». И у меня есть основание для такого утверждения. Жанр не может жить одной лишь традицией, он развивается. В авторской песне первичен литературный текст, музыкальный ряд — вторичен. Этим она отличается от других песенных жанров. Авторская песня не рассчитана на то, что под нее будут «отдыхать», она не для ног, не для танцев, а для головы. И это главное. Время изменилось, пришло новое поколение.

И требовать от них прежней музыкальной основы некорректно. Музыкальная основа авторской песни усложнилась, «три аккорда» сейчас уже совершенно невозможны. И то, что у некоторых молодых авторов музыка тяготеет к року, это еще ничего не значит. Я бываю часто на небольших фестивалях и вижу, что авторская песня живет и развивается, она разнообразна и глубока, все время появляются новые интересные авторы, иногда — потрясающие. Другое дело, что на ряде фестивалей идет явное искажение главного бардовского принципа и на них побеждает «авторская попса». Это еще не совсем «тексты для ног», но...

* * *

Действительно, при кажущемся расцвете бардовского движения, заметны в жанре элементы кризиса. Во-первых, сам количественный рост фестивалей (это при явном отсутствии поэтического бума) напоминает рост количества торговых точек при снижении покупательской способности населения. Это — коммерциализация пространства. А бездумная коммерциализация бардовских фестивалей, подозреваю, может сослужить жанру дурную службу (именно этому жанру, не «популярной музыке»!). Реклама на фестивалях пенного «безалкогольного» спиртного напитка или контрацептивов безусловно разрушает имидж «интеллигентного жанра». К «Эсхару», например, у бардов претензия такая: там стали привечать рокеров и панков. В Старом Осколе — рокеров «баркашовского типа». Ну а главный парадокс в том, что при современном высоком мастерстве бардов (судим по вершинам, говорят, что Высоцкий со своими тремя аккордами не прошел бы сейчас и во второй тур) очевидна недостижимость высот популярности отцов-основоположников. Я имею в виду популярность даже не массовую, а в узких кругах — студенческой молодежи и творческой интеллигенции. Дело во времени: нет, и уже, похоже, никогда в среде интеллигенции не будет единомыслия. Разная интеллигенция, разные ниши — «файлы», если использовать термин компьютерного мышления. Суждено ли жанру выйти на новый уровень — время покажет. Во всяком случае почва для этого бардовским движением подготовлена. Но в любом случае авторская песня в истории нашей культуры уже останется навсегда, пусть даже и тоненькой прослоечкой между литературой и музыкой, между высокой культурой и массовой, прослоечкой толщиной в серебряную струну.

Путь, который прошел жанр — от М. Анчарова через В. Высоцкого и А. Башлачева до иеромонаха Романа, — достойный путь, путь в высоту.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно