Испанский художник Хосе-Мария Кано: "Почему я нарисовал Путина? Для того, чтобы мне постоянно задавали этот вопрос…"

21 ноября, 2014, 19:43 Распечатать Выпуск №44, 21 ноября-28 ноября

Он участник многочисленных выставок в Мадриде, Лондоне, Милане, Шанхае. В 2008-м в Москве в галерее "Риджина" на винзаводе он представил довольно скандальную выставку портретов российских политиков и олигархов.

 

 

 

До 30 ноября в столице продлится проект IX ART-KYIV Contemporary 2014 (в пространстве "Мистецького Арсеналу"). Инициаторы и кураторы проекта предлагают пространства открытой творческой коммуникации относительно острых проблем современности… Гранд-персона мероприятия — известный испанский художник (а также музыкант и страстный поклонник корриды) — Хосе-Мария Кано. Он участник многочисленных выставок в Мадриде, Лондоне, Милане, Шанхае. В 2008-м в Москве в галерее "Риджина" на винзаводе он представил довольно скандальную выставку портретов российских политиков и олигархов. Его же опера "Luna" (1992 год) приобрела всемирную известность благодаря участию в ней Пласидо Доминго. В интервью ZN.UA испанский художник рассказал не только о своей живописи (которая предполагает уникальную технологию на основе воска), но также о Монсеррат Кабалье и корриде. 

— Мой проект в рамках ART-KYIV Contemporary назван Si cecidit de genu pugnat ("Даже если он упадет, он продолжит борьбу на коленях" — лат.), — рассказывает ZN.UA Хосе-Мария Кано. — В этой экспозиции представлена новая серия работ "De providentia" ("О провидении"), название которой взято из произведения древнеримского философа Луция Сенеки о необходимости достойно встречать любые испытания судьбы и не бояться неопределенности будущего. Сенека жил в Римской империи, но по происхождению был испанцем. Здесь я апеллирую к распространенному в Испании зрелищному ритуалу корриды как яркой метафоре испытаний, скрытой игры судьбы. 

Во многих моих картинах — борьба. Когда человек отдает себя в руки судьбы. А в результате побеждают оба — и судьба, и сам человек. 

— Вместе с этой серией работ, выполненных воском, демонстрируются и ваши автопортреты. Причем вы запечатлены в различных эмоциональных состояниях… 

— В этих автопортретах прослеживаются "разные люди", которые есть внутри меня. Это незаконченные картины. У меня были намерения сделать серию "апостолов" из этих автопортретов. 

— А работу в виде огромной вырезки из газеты The Financial Times вы написали специально для Украины?

— "Статья" сделана в технике энкаустика (основной материал — воск). Это реальная публикация из The Financial Times от 25 февраля 2014 года об Украине. Я ведь все время следил в режиме реального времени за событиями в вашей стране. Причем приехал сюда еще в начале года — сразу после бегства Януковича. Тогда и посмотрел "Мистецький Арсенал" (планировали экспозицию в этом пространстве еще до революции). Сходил тогда на Майдан... Очень проникся происходящим… 

Да, сейчас украинские проблемы переместились с Майдана в другие места. Вспоминаются слова из эссе Сенеки "De providentia" — "Если они упадут, то будут бороться на коленях". Подумал — вот подходящий момент, чтобы написать картину. Ведь с одной точки зрения — это Украина. А с другой — взгляд на Украину из-за границы. В британской статье написано о том, что Янукович посылал снайперов убивать протестантов. И… этот же Янукович сбежал. Статья вышла 25 февраля 2014 года, а сегодня это — история. Было важно показать эту работу именно в Украине. На нее ушло 60 кг воска. 

— Вы работаете в уникальной древней технике "энкаустика". Что привлекло вас в этой технологии? 

— Эта техника не очень распространена, хотя известна очень давно. Ведь те древние картины, которые дошли до наших дней, сделаны на основе воска. 

Много картин, созданных за 300 лет до Рождества Христова, как раз и выполнены в технике воска. 

Я живу в Лондоне. Часто бываю в Британском музее. Там есть немало таких картин. Первые произведения, которые были написаны красками, плохо сохранились (есть лишь их небольшие фрагменты). А картины "в воске" сохраняются в безукоризненном состоянии. 

Да, технически они выполняются сложно. Но эта техника позволяет очень хорошо отображать игру света. Можно найти работу, где свет полностью пронизывает картину, как бы просвечивая ее до белого холста, отражается сквозь сферу. Такое ощущение, что картина подсвечена. 

Мне нравится, когда в картинах присутствует свой "собственный" свет. Даже когда пишу маслом, то стараюсь делать рисунок таким образом, чтобы в картинах ощущался этот собственный свет. 

— Существуют ли темы, в частности арт-темы, которые интересны вам в нашей стране прежде всего?

— Еще в первый свой визит в Украину я посещал Киево-Печерскую Лавру. Был на службе. Мне понравилось, как в православной религии сохранен старинный строй литургии, как проходит служба. 

Нравится, когда сохраняются старинные традиции, способы служения в религии. Потому что если говорить о католицизме, то эта религия более приспособлена к обществу, современности, моде и из-за этого теряет свою универсальность, красоту. И становится несколько приземленной. 

— Как сегодня в Испании воспринимают Украину?

— Скажу не об Испании, а обо всем остальном мире. В основном как относятся к Украине в англо-саксонских странах. Я сейчас живу в Лондоне. И знаю, что в странах, где информация идет на английском, почти все выпуски новостей открываются сообщениями из Украины. 

И не случайно именно Украине я посвятил эту свою работу — в виде обложки из The Financial Times. 

А когда приехал в Испанию, то слушал передачу о том, что там возникли большие проблемы у сельхозпроизводителей в Мурсии. Они выращивают помидоры и должны эти помидоры отправлять в Россию. Но санкции против России не позволяют им это делать. А эти санкции из-за Украины. И они не могут эти помидоры отправить в Россию! Да, в Испании кризис. И людям, которым и так было тяжело, стало еще хуже с экономикой. Кто-то смотрит на это с любопытством, а на кого-то это сильно повлияло в личном плане. 

— И что бы вы, исходя из опыта пребывания в Испании в Евросоюзе, пожелали бы нашей стране, которая стремится туда?

— Сейчас ХХІ век… Поэтому пытаться создавать какие-то "свои" маленькие государства — очень плохая идея. Это может вернуть человечество к большому количеству конфликтов. А вот Евросоюз — это хорошо. Хотя сейчас и модно говорить, что "это не так". 

— Несколько лет назад (в
2008-ом) в московской галерее "Реджина" вы представляли портреты политиков и олигархов России: Путина, Потанина, Прохорова, Вексельберга. Что вас подвигло тогда на этот проект?

— Знаете… Я для того и работаю, чтобы мне постоянно задавали этот вопрос… Но не для того, чтобы я на него отвечал… 

— Сегодня в Украине современное искусство стало политизированным. Лично вы сторонник подобной политизации? Если да, то почему?

— Я не поклонник никаких партий… Нахожусь на этапе "С" своей жизни. До этого были этапы "А" и "В". Сейчас — в наше время — все настолько относительно: у каждой правды есть "противоправда". Поэтому все относительно. 

Но человеку нужно иметь внутри что-то стабильное. Поэтому он имеет право видеть вещи со своей точки зрения. 

У меня общечеловеческий взгляд на вещи. Если искусство политизировано, то происходит следующее: социальное событие уходит, искусство становится ни к чему не привязанным, как бы становится заложником социума. 

Вот, например, во времена Франко были авторы, которые писали песни-протесты. И они хорошо на этом зарабатывали, были очень популярны. Но Франко умер, и куда теперь приложить их искусство? Получается, что больше всего от смерти Франко пострадали те, кто и написал эти песни-протесты. 

— Расскажите о своем сотрудничестве с Монсеррат Кабалье? Есть ли в вашей жизни место и время для занятий музыкой?

— Это прекрасная женщина! Кстати, мой сын — тоже музыкант. Я и сам раньше играл. Но сейчас нет, полагаю, в доме не может быть двух музыкантов. Сейчас я не пишу музыку, не играю, но пою оперные арии под аккомпанемент сына. 

Это для того, чтобы у нас была совместная деятельность, коммуникация, одним словом, общее дело. 

Как часто проходят ваши экспозиции в самой Испании и в других странах мира? Можете ли вы назвать одну из самых дорогих своих проданных работ?

— В Испании проходит мало моих выставок, в основном в других странах — Китай, Япония, Вьетнам, Италия, Чехия, Польша, Британия, Россия. 

Вообще мое искусство лучше всего воспринимают в азиатских странах. Дороже всего продался портрет американского экономиста Милтона Фридмана. 

— Сколько времени занимает у вас процесс написания картин? 

— Само возникновение концепции — вневременное. Одну из своих картин я писал целых 55 лет. Это не значит, что я все время "что-то" делал физически. Просто вынашивал саму идею в себе. 

— Один из ваших циклов посвящен распространенному в Испании зрелищному ритуалу корриды. Вы сами являетесь поклонником этого древнего испанского действа? 

— Да, конечно! Это интересно. И не так интересно смотреть на корриду-представление, как на то, что скрыто… Это яркая метафора испытаний, скрытая игра судьбы, постоянная метафизическая близость жизни и смерти. Это прекрасный спектакль. И сценография метафизических аспектов человеческого существа. Корриду можно рассматривать на уровне взаимоотношений различных обществ, государств и континентов.

Но когда-нибудь корриды не будет… К сожалению, даже для тех же быков, потому что и они исчезнут. Ведь этих быков разводят только в тех странах, где есть коррида. 

Чтобы быть политкорректным, нужно говорить, что ты "против корриды". Так сегодня принято. Человек, который ничего не понимает в искусстве корриды и смотрит на этот спектакль просто как зритель, думает самое простое, что приходит в голову. Дескать, бедных животных пытают, мучают. И никто не думает, что бык проживает за свои пять лет самую прекрасную жизнь. И умирает в расцвете сил. И на самом деле, когда бык погибает на арене, он погибает в процессе атаки. Он атакует и он погибает. И умирая, наверное, думает, что не сумел воспользоваться прекрасными своими рогами. И даже с природоохранной точки зрения, благодаря корриде сохраняются те прекрасные луга и места, где живут быки. И ведь там живут и другие животные, например, птицы. А так бы эти луга давно были бы застроены многоэтажками и офисными центрами. 

Но… опять же… политкорректность против корриды. И если ты говоришь, что тебе нравится коррида, то должен дать очень много объяснений по этому поводу. Надеюсь, я это сделал. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно