ИМЯСЛОВИЕ — ИМЯСЛАВИЕ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ

8 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 8 сентября-15 сентября

Пушкин, Блок, царственная Анна, косматый и громадный дух земли Макс Волошин, пришелец из пятого времени года и шестого измерения Пастернак, Осип Мандельштам с запрокинутой головой и длинными, как у Вия, ресницами.....

Пушкин, Блок, царственная Анна, косматый и громадный дух земли Макс Волошин, пришелец из пятого времени года и шестого измерения Пастернак, Осип Мандельштам с запрокинутой головой и длинными, как у Вия, ресницами... Все они были торжественными чужестранцами, заброшенными в наш несовершенный мир, оплеванными чернью, осмеянными и распятыми «возмутительно большими поэтами», умевшими находить друг друга и слать друг другу привет из вечности. О том, как это происходило, поведала в стихах и прозе их муза-сестра зеленоглазая Марина-Морена — мысленный собеседник, друг, до самозабвения страстная поклонница, ранняя и поздняя подруга и тайная возлюбленная. Ее ревность к мертвой сопернице заставила с язвительным презрением отозваться о бесстрастном равнодушии красавицы Натальи Гончаровой, чья холодная красота пленила и погубила скалозубого и нагловзорого африканского самовола, бича жандармов и бога студентов — с именем, «благородным — как брань», первого поэта и умнейшего мужа России.

Все они — нездешние, все — «у жизни в гостях» обретали друг в друге тех единственных на потребу читателей и почитателей, которым внятен поэзии божественный глагол. Этой теме посвятила свой моноспектакль «Марина Цветаева — поэтам России» автор композиции и исполнитель Елена Чекан. Ее музыкально-поэтическим вечером открывался 73-й сезон Дома ученых АН Украины в Киеве, престижного центра культуры нашей столицы, объединяющего более тридцати секций, кружков, обществ и тематических клубов.

Вечер открывался и завершался стихами Цветаевой, посвященными поэзии и поэтическому творчеству, уподобленному хлещущей из вскрытых жил самой жизни — «невозвратно, неостановимо, невосстановимо». Уже в этом зачине была задана основная поэтическая тональность, которой окрасила и озвучила вздыбленный и взрывчатый цветаевский стих Елена Чекан. Смягчив его экспрессию и трагический надлом, исполнительница избрала лирический ключ интерпретации. Это помогло гармонизовать диссонансы, снять вызывающую полемическую заостренность манеры высказывания. На первый план проступили напевная мелодика стиха и гибкая пластичность цветаевской прозы. Поэтические миры Пушкина и Цветаевой, Цветаевой и Ахматовой, Цветаевой и Пастернака словно бы сблизились. Все они, поэты русского «серебряного века», раскрылись как наследники пушкинской традиции прозрачной ясности смысла, который не должен теряться за чрезмерным обилием поэтических приемов, изысканной изобретательностью звуковой инструментовки.

Диалог поэтов, восхищение творческим гением собратьев по перу по-разному были выявлены в разных частях целостной композиции. Наряду со стихами и прозой самой Цветаевой в ней прозвучали фрагменты из воспоминаний и стихи Анны Ахматовой, Пастернака, Павла Антокольского, Осипа Мандельштама — по-разному неповторимых личностей, с которыми Цветаеву связывал особый характер отношений. Если говорить о Фрагментах, которые особенно удались исполнительнице, то к ним можно отнести емко и колоритно воссозданные портрет Максимилиана Волошина, диалог Цветаева—Ахматова, стихи о Блоке. Цветаева как лирическая героиня своих стихов предстала в трактовке Елены Чекан по- женски ранимой и незащищенной. Из сопоставления качества ее поэтического дара, особенностей лично- сти и судьбы возникал целостный и цельный образ с гармонически уравновешенными фемининными и маскулинными свойствами: поэтом, равными по силе таланта собратьям по перу — мужчинам, была истинная женщина, любящая, страдающая, прекрасная.

Скромная, тактичная режиссура Ольги Бойцовой помогла созданию камерной атмосферы моноспектакля, не отягощенного лишними деталями. Стол с раскрытой книгой, стул, рояль и на нем — ваза с цветами, рама окна — этого оказалось достаточно, чтобы подчеркнуть смену эпизодов, переходы от стиха к прозе, создать настроение того или иного Фрагмента. Этому способствовал продуманный музыкальный фон: звучали отрывки из произведений Баха, Вивальди, Гайдна, Моцарта, Шопена. Думается, что эту удачную композицию вполне можно вынести на большую и самую разную аудиторию. Этого заслуживает как высокая поэзия Цветаевой и фигуры поэтических гениев, ею воспетых, так и талантливая работа Елены Чекан.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно