ИГРЫ ОБМЕНА НА ПИРАТСКОМ РЫНКЕ

23 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

С удивлением и подозрением наблюдая за балетно-показательными акциями МВД против распространите...

С удивлением и подозрением наблюдая за балетно-показательными акциями МВД против распространителей пиратского программного обеспечения и владельцев компьютерных клубов, украинские пользователи помимо воли впадают в «оптический обман». Многие наши соотечественники начинают ассоциировать эти «погромы» не с фирмой Microsoft и ее узкокорпоративными (а кое-кто говорит — что и монополистическими) интересами, а с Западом вообще. Оно и понятно — слишком хорошо просматриваются фигуры американских дипломатов за милицейскими мундирами. Однако наряду с судебной защитой интересов полумонопольных корпораций традиционно ругаемое западное общество демонстрирует нам еще и образец того, как «среднестатистические люди» вместе с «мелкими предпринимателями» могут успешно противостоять интересам корпораций, чья годовая прибыль иногда превышает бюджет Украины.

Довольно ярким примером подобного противостояния является конфликт вокруг распространения музыки в формате mp3 средствами Интернета. Эта тема была весьма популярной в начале текущего года, во время масштабного судебного дела ассоциации студий звукозаписи против компании Napster. Как известно, суд принял решение о недопустимости свободного публичного доступа к музыке, защищенной авторскими правами.

Летом казалось, что конфликт исчерпаy. Napster прекратил, фактически, свое существование, выплатил грандиозные штрафы и начал реорганизовываться в службу «доставки музыки по подписке». Очевидно, что подобная реорганизация означала потерю более 60 миллионов пользователей этой сети. Кроме того, даже в таком «платном» виде старт Napster задерживался, поскольку студии звукозаписи, празднуя победу над ненавистной сетью, не торопились выдавать ей необходимые лицензии. Исполнительный директор Napster Конрад Гильберс, естественно, заявлял, что следует ввести практику «принудительной выдачи лицензий» владельцами авторских прав на трансляцию музыки в Интернете, как это делается при трансляции музыки на радио и телевидении. Но Конгресс США, разумеется, тоже не спешил с подобной законодательной инициативой.

Тем не менее уже в начале этой осени оказалось, что «не каждый mp3 — от Napster». Статистические данные показали взрывоподобное «размножение» аналогичных Napster сетей, количество пользователей которых в течение двух-трех месяцев выросло на 200—400%. Уровень хоть и не такой, как у Napster, но все же способный вызвать нервный приступ у большинства владельцев авторских прав:

Morpheus — 2,5 миллиона пользователей;

Kazaa Media Desktop — 1,3 миллиона;

Winmx — 1,2 миллиона;

Aimster — 927 тысяч пользователей.

К этому следует добавить семь-восемь миллионов пользователей, которых делят между собой 16 следующих в рейтинге популярности файлообменных сетей. Прогнозы в Интернете — вещь ненадежная, и, как правило, у разных авторов они весьма отличаются. Вот и в этом случае различные источники прогнозируют неодинаковое количество пользователей у подобных сервисов — от 40 до 110 миллионов к концу этого года...

Стратегия владельцев авторских прав в подобной ситуации, казалось бы, напрашивается сама собой — начать судебное преследование, запретить, оштрафовать и сравнять с землей «наследничков», которых RIAA (Ассоциация звукозаписывающей индустрии Америки) называет не иначе как «пиратским базаром ХХІ века». Но не все так однозначно и просто. Новые файлообменные сети, по сравнению с Napster, значительно прогрессировали как в программно-техническом, так и в юридически-правовом аспектах своей работы.

Если последний представлял собой сеть с центром (серверами, собственно Napster) и периферией — пользователями, то последователи пошли другим путем. Они распространили свое программное обеспечение, действующее в режиме peer-to-peer protocol (буквально — протокол, равный к равному). Подобный режим позволяет каждому отдельному пользователю просто «просматривать» отведенные для музыки, изображений, видеоклипов и т.д. участки на компьютерах других пользователей, подключившихся в данный момент к Интернету.

Таким образом, директивный запрет той или иной файлообменной сети не даст желаемого результата — останется Интернет, любящие «шару» пользователи и программное обеспечение, которое будет позволять этой «шарой» обмениваться. Отслеживать весь Интернет-трафик не удастся, тотальные обыски на предмет файлообменных программ тоже никто проводить не будет, а призывы к «гражданскому сознанию» оказались в США ничуть не более эффективными, чем, к примеру, в Украине... Не случайно ведь на рынках с пиратскими компакт-дисками в Киеве так часто можно встретить американцев...

Даже обеспечить сам судебный запрет при появлении новых файлообменных сетей далеко не так легко, как того хотелось бы счастливым владельцам авторских прав. Наученные горьким опытом «великого предка» преемники более-менее активно декларируют свою преданность идее авторского права. Что не мешает им возводить на пути возможного судебного расследования своей деятельности мощные стены, хитроумные ловушки и предпринимать жестокие атаки на ту же RIAA. Среди файлообменных сетей в данный момент есть два основных юридических подхода к проблеме авторских прав. Первый, который можно условно назвать «сотрудничество», предполагает максимальное общение с владельцами авторских прав и всемерное оттягивание их действий. Второй, «самоустранение», состоит в том, что сеть предоставляет услуги по анонимной передаче информации, не интересуясь при этом ни содержанием информации, ни личностями своих клиентов, ни, соответственно, проблемой авторского права вообще. Ярчайшие примеры использования подобных подходов дают нам Aimster и WinMX, соответственно.

Процедура подачи жалобы владельца авторских прав на пользователя сети Aimster длинна, как зимняя ночь, и эффективна, как звонок в жэк. В частности, такому владельцу предлагается прислать заполненную анкету, где он даст информацию о себе, докажет, что действительно является владельцем авторских прав, и предоставит перечень композиций, на которые имеет право и которые заметил в свободном доступе у пользователя сети Aimster. Последний, предположим, называется в ней именем Джон Смит (и это, естественно, далеко не обязательно его настоящее имя). Затем администрацию AbovePeer Inc (владельца Aimster) обязывают «попытаться связаться с владельцем страницы», на которой помещены сомнительные с точки зрения авторского права материалы. Именно «попытаться», поскольку термин make reasonable effort for (букв. сделать разумное усилие для) очень мало к чему обязывает. Тем более что не указан ни срок, в течение которого осуществляется подобное обращение (час, месяц, год), ни способ (телефоном, по почте, сигнальной сиреной). После завершения этой процедуры, если вопрос остается невыясненным, компания соглашается отключить доступ остальных пользователей именно к этим продуктам на странице именно «Джона Смита». А если аналогичные продукты имеются на странице назвавшегося, скажем, Дэвидом Блэком, то владельцу авторских прав придется все начинать сначала. Более того, следуя букве закона, владельцы Aimster даже заявили, что «пользователи, регулярно нарушающие авторское право, могут быть отключены от всех сервисов» сети Aimster. В этом случае бедняге Джону Смиту придется снова регистрироваться в качестве «нового пользователя», называясь уже, к примеру, Джоном К.Смитом...

Правда, к подобным казуистическим тонкостям прибегают далеко не все. Ярким примером полной защищенности от возможной ответственности за любые действия в информационной сфере является система файлообмена WinMX. Во избежание обвинений со стороны студий звукозаписи в нарушении авторского права ее владельцы занимают позицию «демонстративного невмешательства», явно исповедуя принцип «меньше знаешь — дольше живешь».

В частности, сеть WinMX «никоим образом не отслеживает информацию о своих пользователях». То есть центральные серверы этой сети не фиксируют ни имен пользователей, ни, тем более, информацию, которой те обмениваются. Таким образом, администрация сети не отвечает за действия пользователей — поскольку никак их не контролирует. А последних сложно привлечь к ответственности, поскольку хоть они и нарушают закон, зафиксировать это невозможно. При этом сеть гарантирует своим пользователям, что никогда — ни сейчас, ни в будущем — не будет отслеживать их информацию и не будет устанавливать для этого «шпионское программное обеспечение», как с искренним неуважением к подобным программам указано на служебном сайте WinMX. Помните, как пишут на некоторых китайских изделиях: «Фирма не несет ответственность любой цвет, размер и форма...»?

Таким образом, одна из сторон «конфликта вокруг mp3», а именно файлообменные сети, получила явное преимущество. На них работают два фундаментальных фактора — естественное желание людей получать даром блага, за которые раньше приходилось платить, и технический прогресс, позволяющий получать их безнаказанно. Файлообменные сети осуществляют свою деятельность тоже далеко не на филантропических принципах — наряду со «свободной» музыкой на их сайтах предлагаются также вполне коммерческие программные продукты. Кроме того, неистовый (до миллиона посетителей в день) трафик позволяет им получать немалый доход от баннерной рекламы «третьих лиц». Это при том, что прямые затраты на создание необходимого программного обеспечения сравнительно невысоки. И если по отношению к Napster у владельцев авторских прав была возможность повлиять на одну централизованную организацию, то в случае использования peer-to-peer protocol подобные сети могут обанкротиться и восстановиться под другим названием, обмениваться пользователями, обособляться, объединяться и т.д. При этом они превращают звукозаписывающие корпорации, являющиеся владельцами авторских прав на львиную долю «популярной» музыки, в филиалы юридических контор.

В подобных условиях напрашивается логический вывод: сама концепция авторского права в ее нынешнем виде исчерпала себя. С одной стороны, она обеспечивает законодательную защиту прав полной собственности на ту или иную интеллектуальную продукцию. То есть собственник владеет монопольным правом на ее распространение на тех условиях, которые сочтет выгодными для себя. Как правило, сравнительно небольшое количество владельцев обладает правами практически на всю продукцию какого-либо вида. И, соответственно, может вести взаимосогласованную ценовую политику.

Однако новые технические возможности позволяют беспроблемно распространять и копировать подобную интеллектуальную продукцию. Чтобы пресечь это, придется за спиной каждого пользователя Интернета посадить по агенту спецслужб. И даже такой подход не обеспечит стопроцентной надежности и обязательного наказания нарушителей. А закон, не подкрепленный репрессивными санкциями за невыполнение, — уже не закон. Это, возможно, традиция или нравственная норма. А может просто клочок бумаги. Судя по отношению основной массы пользователей к сервисам, предоставляемым файлообменными сетями, — скорее последнее. И выход здесь, кажется, один —изменить саму концепцию авторских прав. Чего ужасно не хотят их нынешние владельцы, и с чем они, соответственно, борются «не щадя живота».

Кто знает, возможно, именно благодаря интернет-технологиям, уверенно выбивающим финансовую почву из-под ног звукозаписывающих корпораций, завершится эпоха «продуцирования популярной культуры» в аудиоискусствах. Отомрет вместе с «бренд-монстрами», выпускающими в нужном количестве стандартизированных «поп-зайчиков», обеспечивающими им безотказную «раскрутку» у предельно отупевшего слушателя и монопольно осуществляющими продажу своего «товара». При этом какое-никакое искусство окончательно превращается в четко отлаженный механизм, не удовлетворяющий вкусы, а выпускающий усредненную продукцию и заставляющий большинство потребителей удовлетворяться ею.

Впрочем, это, разумеется, мечты. А реальность пока такова: разговоры о том, что файлообменные сети «похоронят музыку», мягко говоря, ложь, к которой прибегают люди, опасающиеся потерять вследствие развития технологии источник стабильных высоких доходов. Поскольку многие века музыка развивалась и без доктрины авторского права. Не владели ни прихожане, ни каноники соборов, при которых играл Бах, правом собственности на его музыку, хотя он и жил на их деньги. Так же, как не претендуют итальянские оперные театры на «эксклюзивное право исполнять Верди».

А нам пока не остается ничего другого, кроме как понаблюдать за противостоянием между «индустрией развлечений» и высокими технологиями, надеясь, что наша родная власть не будет торопиться с выполнением законов, в уместности и действенности которых уже сомневаются даже их творцы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно