«…И вырвал грешный мой язык» Дубляжный вопрос на засыпку: буква закона, политиканство или приоритеты персональной экономической выгоды? - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

«…И вырвал грешный мой язык» Дубляжный вопрос на засыпку: буква закона, политиканство или приоритеты персональной экономической выгоды?

1 февраля, 2008, 14:24 Распечатать

В конце 2007 года — как раз перед длительными «каникулами» — Конституционный суд Украины занялся очень серьезным вопросом...

В конце 2007 года — как раз перед длительными «каникулами» — Конституционный суд Украины занялся очень серьезным вопросом. проблемой дубляжа и распространения иностранных фильмов в отечественном прокате. На пленарном заседании рассматривалось дело «за конституційним поданням 60 народних депутатів України про офіційне тлумачення положень частини другої статті 14 Закону України «Про кінематографію» від 13 січня 1998 року № 9/98 — ВР».

Вердикт уже известен. Обжалованию он не подлежит. Но обсуждать его пока еще не запретили. Иначе сразу же после новогодних праздников не началось бы столь бурное его дебатирование.

Буквально на днях растерянные украинкие демонстраторы, дистрибьюторы и зрители художественных фильмов на территории нашей страны дружно взялись за одно старое дело — за создание «коллективного письма». Причем очень серьезным адресатам. Персонально — Виктору Ющенко, Юлии Тимошенко, Арсению Яценюку и Раисе Богатыревой.

Взволнованная кинообщественность — точнее, определенная часть этой общественности — обращается к первым лицам: «…в Законі України «Про кінематографію», як і в його тлумаченні Конституційним судом України, чітко зафіксовано тільки одне принципове зобов’язання: кожна копія фільму іноземного виробництва повинна бути дубльована, озвучена або субтитрована державною мовою.

В Законі «Про кінематографію» та в його тлумаченні Рішенням Конституційного суду України не міститься вимоги, яку саме зараз декларують співробітники Служби кінематографії Міністерства культури та туризму України, а саме: заборонити (шляхом відмови у отриманні Прокатного посвідчення) прокат іноземних фільмів (зокрема США), які будуть дубльовані російською мовою і водночас будуть мати субтитри мовою українською.

Вважаємо такі дії прямим порушенням Законів України, наслідки яких не сприяють вільному розвитку української мови та можуть вплинути на погіршення національної безпеки в нашій країні. Цілком волюнтаристський намір примусово вживати українську мову в такому популярному і мистецькому середовищі як кіно простір може призвести до розпалювання міжнаціональної ворожнечі…»

И уже идет довольно активный сбор подписей под этим посланием.

Конечно, можно по-разному относиться к тексту этого документа. Только к самой проблеме уж точно равнодушно не отнесешься.

* * *

Перефразируя слова героя Вицина из знаменитой кинокомедии Леонида Гайдая «Кавказская пленница», по этому поводу хотелось бы воскликнуть: «Да здравствует Конституционный суд Украины! Самый гуманный суд в мире!»

Но не воскликну.

И не только из-за его политических решений последних лет и грустных историй хотя бы с той же г-жой Станик. А из-за довольно странного толкования закона о кинематографии Украины на запрос тех самых 60 депутатов по поводу языка кинопроката в нашей стране.

Само это обращение достойно пера сатирика Задорнова. Судите сами. Депутаты, принявшие этот закон в Верховной Раде, теперь сами же его не понимают! Подобное мыслимо? Зачем тогда принимать законы, если не ясна их суть? Что сказал бы в таком случае тот же Задорнов, можно только представить.

Так что же им, бедным, все-таки непонятно? «Согласно части второй статьи 14 закона иностранные фильмы перед распространением в Украине в обязательном порядке должны быть дублированы на государственный язык или озвучены, или субтитрированы, они также могут быть дублированы на языки национальных меньшинств, или озвучены, или субтитрированы». Вроде ясно.

А вот и историческое разъяснения Конституционного суда: «В аспекте конституционной подачи положения части второй статьи 14 Закона Украины о кинематографии «иностранные фильмы перед распространением в Украине в обязательном порядке должны быть дублированы на государственный язык или субтитрированы…» нужно понимать так, что иностранные фильмы не подлежат распространению и демонстрации в Украине, если они не дублированы на государственный язык или не озвучены, или не субтитрированы, а контрольный орган исполнительной власти в отрасли кинематографии не имеет права выдавать субъектам кинематографии права на распространение и демонстрацию таких фильмов соответствующее государственное свидетельство».

И все. И ни слова о языке и правах национальных меньшинств. Несмотря на ратифицированную Украиной Хартию о защите прав таковых.

Из текста закона и вытекает следующее «предписание»: все национальные меньшинства в Украине имеют право смотреть фильмы на своем родном языке.

Нет сомнений, и для крымских татар необходимо время от времени снимать фильмы на их родном языке. Что говорить: даже украинские фильмы, снятые на украинском языке, должны демонстрироваться «представителям нацменьшинств» на их родных языках или на устраивающем их русском языке.

Это было бы правильно и с юридической, и с моральной, и с экономической точек зрения. Ибо население Восточного и Южного регионов нашей большой страны предпочитает фильмы на русском языке.

Интерес к украиноязычным фильмам там могут вызвать разве «сверхблокбастеры» из США, которые уже в дублированном виде поставляет нам пан Батрух. Не уверен, повысит ли качество этих американских боевиков уровень познания украинского языка, но совершенно точно посадит на иголку второсортного киноамериканизма украинский народ. Как уже посадил народы других стран.

Под любыми предлогами, иногда даже в материальный убыток себе, эта пропагандистская машина внедряет в мозги весьма опасный для человечества потребительский образ жизни, пронизанный аморальностью и насилием. Но, не боюсь этого слова, прогрессивное человечество даже в странах, являющихся политическими и военными союзниками США, пытается сопротивляться влиянию «бойцовского кулака» на свои народные массы. Особенно это касается цивилизованной Европы.

Так что дело не только в «языке проката», но и в сути этих дублированных фильмов.

Однако наше идеологическое руководство действует явно по известному анекдоту, в котором семья украинцев страшно боялась, что отец, увидев черного младенца, которого родила вне брака его дочь, ее же убьет. Но тот даже обрадовался: «Слава богу, що не москаль!»

Так и у нас с прокатными делами.

Да, согласен: некоторые российские фильмы несут в себе имперскую идеологию. Но они же все равно демонстрируются у нас. А мы гордимся своей свободой слова и мнений. Так какая разница на каком языке это будет пропагандироваться?

Или на украинском языке это не так поймут?

Что ж, трезво, хоть и цинично.

Впрочем, может быть, стоит, как в конце 20-х и начале 30-х годов в законодательном порядке ввести всеобщее обучение государственному языку? Тогда было так: не выучишь — исключат из парии или выгонят с работы! И выучили. Кстати, первыми выучили не этнические украинцы, а евреи. И русские выучили. И все остальные. Стоила эта украинизация немалых денег. Но возродили язык — как могли… Ибо множество лет он запрещался царизмом.

А полумеры наподобие принудительного дублирования и субтитрирования фильмов — это, по большому счету, маниловщина. Ничего эффективного это для украинизации не даст. Просто упадет посещаемость кинотеатров. И уже сейчас в некоторых кинозалах «крутятся» иностранные фильмы, купленные в России на вторичном рынке, которые, естественно, продублированы на русский язык. А покупать продукцию на первичном рынке у стран-производителей намного дороже. В этом случае прокатывать фильмы станет невыгодно. И постепенно владельцы кинотеатров, возможно, перепрофилируют свои здания для других более выгодных дел.

Так уже и случилось с некоторыми кинотеатрами.

Только-только отрасль стала подниматься на ноги — и снова удар. Ведь по ныне вводимым правилам Государственную службу кинематографии не будет удовлетворять даже субтитрирование российских копий на украинский язык!

Непоследовательность этой «службы» феноменальна! С одной стороны, подобный запрет. С другой — пафосная организация всеукраинских премьер для двух русскоязычных украинских фильмов. К тому же априори обреченных на прокатный неуспех. Только ли в языке корень проблемы, когда сейчас в виде «госзаказа» запущен в производство явный «сюр» дебютантки Марины Кондратьевой под названием «Однажды я проснусь». В этой истории главный герой кинорежиссер Гарин лечится у психиатра и мечтает снять фильм по своему сценарию. Герой говорит психиатру: «Мені захотілося зняти репортажі життя, в яких все добре закінчується. Однак грошей на фільм мені не дають: мовляв не комерційний сюжет, знімайте те і те! А я хочу своє кіно знімати! Ну от на мене дивляться і кажуть, що я талановитий, і ще кажуть, щоб я зі своїми талантами приходив іншим разом…» (Стиль и синтаксис автора сценария.) Что же на это говорит врач? «Спробуйте уявити ваше наступне життя. Почніть все з білого папірця…». (Наверное, автор имела в виду «з чистого листа», «а не с белой бумажки».) И вдруг звонит мэр города и дает этому явно больному человеку деньги на его странный фильм… Бред? Да почему же? Ведь дает же наша «служба» средства госпоже Кондратьевой на ее не менее странный опус. В конце этого сценария врач-психиатр сознается режиссеру Гарину: «Кинув я психіатрію. Не моя це справа. Я ж з дитинства актором мріяв стати. Та в театральний не вступив. От і подався в психіатрію»… И тут у героя Гарина возник гениальный план : «лікар знімається у моєму фільмі, отримає «Золоту Пальмову Гілку» Канського фестивалю за кращу чоловічу роль! Я реалізую найпотаємнішу мрію лікаря». И, как это не дико, мечта осуществилась: «На афіші зображений лікар у лікарському вбранні…»

Если даже абстрагироваться от содержания этого удивительного сценария, то как можно госпоже с сомнительным знанием украинского языка доверить именно украиноязычный фильм?

Поверьте, «лично мне, хорошо владеющему украинским языком», тотальная украинизация в кино кое-кому действительно на пользу. На пользу тем «киногероям», которые будут иметь персональную экономическую выгоду от великой дубляжной кинореволюции. Вам нужны эти фамилии?.. Они и так на слуху. И даже, несмотря на резюме, гласящее, что «решение Конституционного суда окончательное и обжалованию не подлежит», уверен: обязательно найдется тот, кто обжалует его даже в международных инстанциях. Каждый, право, имеет право.

ОТ РЕДАКЦИИ. Проблема, затронутая в этом материале, действительно сегодня бурно обсуждается в обществе. И не только в кинематографической среде. В ближайших номерах «ЗН» предполагает продолжение заданной темы: контрмнения, позиции непосредственных фигурантов «дубляжного дела», а также мотивации именно такой конституционной трактовки Закона Украины «О кинематографе».

Из досье

Александр Муратов — украинский кинорежиссер. Неоднократно обращался к экранизациям произведений украинских классиков — Мыколи Хвылевого («Танго смерти», «Долой стыд», «Вальдшнепы»), Мыхайла Стельмаха («Гуси-лебеді летять»). Снял довольно популярный телесериал «Гонки по вертикали» с участием Валентина Гафта и Андрея Мягкова. Среди его фильмов также — «Любаша», «Татарский триптих». Последняя по времени картина — «Убийство в зимней Ялте» — создавалась на украинском и русском языках.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно