И тот же дом, и то же место. Министр культуры и туризма Юрий Богуцкий: «Все фильмы, ввозимые сегодня в Украину, в обязательном порядке должны быть дублированы, озвучены или субтитрированы на украинский язык...»

2 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 2 февраля-9 февраля

Если придерживаться сказочных канонов, то у некоторых героев все получается с третьего раза. Примерно, как у Пушкина: «В третий раз закинул он невод, пришел невод с одною рыбкой...» Дальше — известно...

Юрий Богуцкий
Юрий Богуцкий

Если придерживаться сказочных канонов, то у некоторых героев все получается с третьего раза. Примерно, как у Пушкина: «В третий раз закинул он невод, пришел невод с одною рыбкой...» Дальше — известно. Юрий Богуцкий в третий раз став хозяином культового (в разных смысловых оттенках) дома на улице Ивана Франко (возле МасDonalds), видимо, на «золотую рыбку» не надеется. Но кто знает, может, и удастся ему воплотить какие-то свои ранее невыполнимые намерения на должности министра культуры (сейчас и туризма)? Юрий Петрович, как мне показалось, без лукавства рассказывал о болевых точках культурной сферы, знакомой ему лучше, чем некоторым предшественникам в этом же кабинете. Какова позиция Минкульта в отношении дублирования иностранных фильмов? Как можно перевести в конструктивное русло долгоиграющую «мыльную оперу» вокруг «Мистецького Арсеналу»? Решится ли вопрос о реконструкции и расширении Национального художественного музея? Сколько нужно стране «национальных» и «академических» театров, если такая статусность никак не влияет на художественную результативность?

Если эти и другие проблемные вопросы интересуют наше сказочное творческое сообщество — значит, пространное интервью министра культуры «ЗН» все-таки дочитают до конца.

«Зарплата библиотекаря
у нас, к сожалению, самая низкая»

— Юрий Петрович, начнем разговор с нескольких общих вопросов. Прежде всего хотелось бы узнать, на какой стадии реализации законопроекты «О культуре» и «О меценатстве». В свое время работа над ними зависла. И это понятно: менялись кадры, менялась политическая ситуация.

— Это в самом деле непростой вопрос. Еще в 1999 году я поддержал инициативу разработки закона «О культуре». Однако по-прежнему, как вы знаете, действуют «Основы законодательства о культуре», принятые Верховной Радой еще в 1992 году. И на этой базе появились так называемые отраслевые законы — «О музейном деле», «О библиотеках», «О кинематографе» и другие. Но страна требует целостного взвешенного закона «О культуре».

— Тогда почему так долог путь к нему?

— Потому что нужно найти такой алгоритм и создать такой закон, который был бы не толковым словарем, а стал конструктивным инструментом для воплощения тех или иных культурных программ. В последнее время мои коллеги словно выхолащивали именно практическую составляющую этого закона. Согласен, так называемая поясняющая основа необходима. Но стоит прописать и такие механизмы, которые были бы эффективными для практики.

Сегодня можно подходить к закону о культуре только через преференции для культуры. У нас сейчас, по сути, никаких преференций не существует. Учреждения культуры приравниваются к обычным предприятиям. И именно в таких условиях «игры» существовать трудно.

Недавно общался с директором Национального театра имени Ивана Франко Михаилом Захаревичем насчет тендеров и всего того, что связано с этой проблемой. Например, Михаил Васильевич вместе с Богданом Сильвестровичем хотят пригласить на постановку известного прибалтийского режиссера Линаса Зайкаускаса. А это определенный гонорар, особые условия сотрудничества. И если идти по пути тендера, то, возможно, выиграет кто-то другой... Но ведь директору и художественному руководителю нужен именно этот режиссер. И поэтому дирекция уже вынуждена манипулировать, искать какие-то компромиссы. Ведь никакой «тендер» не может предугадать живой творческой ситуации. И потом у нас не такие уж и большие средства на культуру. Поэтому и хотелось бы, чтоб закон о культуре имел практическую основу и помог некоторые проблемы сдвинуть с мертвой точки. На этой неделе закон рассматривался на правительственном комитете. Потом — заседание правительства. Продолжение следует...

Также есть определенные проблемные моменты и в законе о меценатстве. Кажется, все просто: настежь открываешь двери меценату — и его не облагают налогами. Но ведь и здесь стоит учитывать определенные преференции. Министерство культуры каждый год должно определять ряд приоритетных общегосударственных объектов и художественных мероприятий. И если меценат, выбирая, знает, куда вложить свои средства, то со своей стороны и государство осознает, что ту или иную сумму оно уже недополучит на уровне налогов. И все это можно установить на местном уровне, где областная администрация подает облсовету эти данные (так же и на районном уровне). Поэтому повторюсь: прежде чем говорить, когда реально заработает такой закон, нужно сначала определиться с преференциями.

— Когда определитесь?

— Премьер-министр дал поручение, чтобы эту тему разрабатывали.

— Ваш предшественник Игорь Лиховый, кажется, пытался упорядочить тарифную сетку оплаты труда наших «культурщиков». Если не ошибаюсь, в конце 2005 года даже несколько повысилась зарплата у музейщиков. Но о каком повышении можно говорить, если в культсфере сегодня самые позорные, низкие зарплаты?

— Еще работая в аппарате Верховной Раде, я пытался на этот процесс влиять. В так называемой тарифной сетке даже руководство наших национальных культурных учреждений оказалось в 13-м разряде. Для сравнения: руководство учебных учреждений — это 24-й разряд. То есть, например, зарплата руководителя Национального учреждения культуры — Вантуха или Авдиевского — порядка 500 гривен, хотя, конечно, у них есть определенные надбавки. Но, извининте, неужели у них меньше роботы, нежели у ректора вуза? И неужели научный сотрудник приносит больше пользы государству, чем народный артист?

— Это уж кто как... Если коснуться «персонального состава»…

— В свое время Владимир Литвин включился в процесс усовершенствования тарифной сетки для культсферы, и мы почти нашли корректирующий коэффициент. И ныне имеется договоренность Дмитрия Табачника и Михаила Папиева о том, чтобы и впредь продолжалась разработка изменений в тарифной сетке.

— Какова сегодня средняя заработная плата библиотекаря или музейного работника?

— Самая низкая. Почти на уровне прожиточного минимума.

— Интересно было бы узнать у Поплавского, какой в его вузе ныне конкурс на библиотечную специализацию — при таких тарифах и сетках.

— Дело еще и в том, что со времени принятия Закона Украины «О местном самоуправлении...» работа библиотек, в частности, в сельской местности, полностью зависит от деятельности местных органов. Учтите, что средства на пополнение фондов сельских библиотек из местных бюджетов практически не выделялись. Там отсутствует и современная пресса. И сотрудники переведены или на 0,5 или на 0,25 процента от ставки. И вообще почти 80% сельских библиотек не отапливаются. Нет даже телефонной связи.

Поэтому коллегия Минкульта уже со своей стороны обязала областные управления культуры принять хоть какие-то меры по сохранению действующей сети, чтобы не допустить закрытия библиотек. Напомню: была проведена благотворительная акция в регионах «Украинскому селу — современную книжку». Рассматриваются предложения от издательств на приобретение книг. В последнее время, например, приобретены украиноязычные издания на общую сумму 25,5 млн. грн. Но ведь, понятно, так просто эту проблему не решить. Должна быть целостная стратегия. И в плане информатизации, и в аспекте вхождения в мировое информпространство. Все это вопросы не одного дня и эта тема не одного интервью.

Так же и в музейном деле. Как известно, сегодня в стране действуют 437 музеев, где хранится более 11 млн. памяток. Но новый день требует и новых подходов к делу — это и работа с общественными организациями, и активное вхождение в Интернет, и интеграция в мировое музейное пространство.

«Янукович поставил задачу: реализовать замысел Ющенко по «Арсеналу»

Если вы упомянули о музеях, стоило бы коснуться еще одной вечной темы, связанной с Национальным художественным музеем Украины: с его реконструкцией, с его расширением. В этом плане скоро что-то изменится к лучшему?

— В свое время на улице Институтской, там, где сейчас долгострой, планировался выставочный павильон. И пока по той улице на работу ездил Владимир Щербицкий, до тех пор и дело двигалась. Сначала это здание было на балансе Министерства культуры. Потом, в середине 90-х, возникла идея сделать зал приемов — и постройку забрал на свой баланс Кабмин. Со временем надумали сделать там дворец молодежи — и снова новый хозяин, уже Киевская городская администрация. С тех пор там все стоит. И даже сегодня нам не удается вернуть долгострой на Институтской в государственную собственность. Ведь это определенный длительный процесс. По этому вопросу должен проголосовать городской совет. А там сами видите, что происходит…

Хотя здание все-таки и передали нам в управление для создания экспозиции Национального музея изобразительного искусства. Уж, казалось бы, и проект имеется, и инвесторы имеются, и есть желание работать... Но ведь мы не можем вкладывать средства, поскольку это здание — коммунальная собственность. Был указ Кучмы. Было поручение Ющенко. Но иногда как случается? Команды с разных сторон, а ничего не движется!

— «Мистецький Арсенал» — еще один пример именно такой «недвижущейся» модели?

— Эта ситуация опять-таки в стадии решения. Для финансирования работ на «Арсенале» только в прошлом году из городского бюджета обеспечены расходы в сумме 44 млн. грн. В течение 2005—2006 годов выполнены работы на общую сумму 93 956, 361 грн. Это весомые средства. Напомню также, что недавно «Арсенал» передали на баланс Киева. Но ведь на это дело средства идут опять-таки из госбюджета. А это нарушение бюджетного кодекса. Если министр является распорядителем средств, то как я могу расписываться за деньги, ведь объект находится в коммунальной собственности? Не знаю, возможно, тогда, когда объект передавали городу, думали, что Киев найдет в своем бюджете искомую сумму? А ныне у города, видимо, таких средств нет?

Правительственный комитет недавно полностью поддержал идею возвращения «Арсенала» на баланс Министерства культуры. И госбюджетом предусмотрены 75 млн. грн. на «Арсенал» только в этом году. Для плановых работ этого достаточно. Поймите, мы хотели бы просто вернуться в русло определенных правил. Лично премьер-министр Янукович поставил конкретную задачу: реализовать замысел президента Виктора Ющенко по «Арсеналу». И мы предлагаем конкретный план мероприятий. Убедили даже представителей Киевской горадминистрации, уточнив, что их предварительные договоренности не исчезнут. Но именно Минкульт и должен отвечать за работу в целом. Еще в конце декабря прошлого года на общем совещании представителей МКТ Украины, КМГА и Госкультурнаследия выработан проект распоряжения Минкульта «Об утверждении плана мероприятий по созданию Комплекса», который сегодня находится на согласовании с центральными органами исполнительной власти. Кроме того, отрабатывается и тематическая структура комплекса «Мистецький Арсенал» (на основании которой в дальнейшем будет разработан и тематико-экспозиционный план).

— В каком состоянии сегодня национальный отчет о состоянии нашей культурной сферы для Совета Европы, согласно обязательствам, взятым на себя Украиной во время вступления в эту организацию в 1995 году? Дописали ли его, в конце-то концов?

— Когда Украина стала членом Совета Европы, то в самом деле должна была подать такой отчет. Эту работу начали еще в 2002 году. Отчет уже отдали в СЕ. Сейчас документ приспосабливают под определенный формат. И если не будет технических проблем, то вскоре мы сможем вынести свой отчет на Совет Европы. Зачем вообще нужен такой отчет? Прежде всего для того, чтобы СЕ, имеющий ряд программ, понимал, чем помочь той или иной нашей сфере. Это может быть и программа усовершенствования законодательства, и программа помощи сельской культуре. В конце концов они сами определяются, в каких сферах им эффективнее принимать участие. С нашей стороны тоже возникла идея, получившая в Совете Европы благоприятные отклики, они даже нашли название — проект «Киевская инициатива». В нем участвуют пять стран: Украина, Азербайджан, Армения, Грузия, Молдова. Речь идет, в частности, о поддержке народных промыслов. Как известно, эта сфера в упадке. И не только в Украине, но и в Молдове, и в Армении, и в Грузии — поскольку нет выхода этой продукции на рынки. Со стороны Совета Европы такая наша инициатива имела понимание и поддержку.

«Производство национальных фильмов нужно приравнять к судостроительной отрасли»

Минкульт присоединился к так называемому меморандуму по дублированию иностранных фильмов на украинском языке. Кажется, недавно позиция вашего ведомства была более осторожной. В частности, когда речь шла об отмене «постановления Кириленко». А тут сразу «мы — «за»? Чем это обусловлено? Изменилось персонально ваше мнение или это решение непосредственно Дмитрия Табачника?

— И моя позиция, и позиция вице-премьер-министра по гуманитарным вопросам по дублированию иностранных фильмов — это прежде всего Закон Украины «О кинематографе». А также «Положение о государственном прокатном свидетельстве на право распространения и демонстрации фильмов». А эти документы предусматривают: все фильмы, ввозимые в Украину, в обязательном порядке должны быть дублированы, озвучены или субтитрированы на украинском языке или языках национальных меньшинств.

Поэтому не вижу здесь острой проблемы. К сожалению, некоторые политики ее умышленно заостряют.

— Но ведь меморандум не обладает юридической силой?

— Не обладает. Но мы пришли к договоренности, что, например, детская кинопродукция должна дублироваться на украинский язык стопроцентно.

— А если речь о русскоязычной кинопродукции, то также будем стремиться достичь стопроцентного уровня дубляжа?

— Со временем — да. Пока что — 50%, для фильмов зарубежного производства.

— Может в деталях сообщите о механизмах контроля за этим процессом? Ведь есть еще и DVD-продукция, видеокассеты. Там тоже возможно ваше «вето»?

— За нами остается право на выдачу прокатных свидетельств. И уже учитывая это, будем ориентироваться.

— Тогда вопрос к вам как к кинозрителю. Зачем, например, дублировать на украинский новый фильм Киры Муратовой? Закон законом, но есть этические и эстетические особенности. К тому же язык ее фильмов всем понятен — как в Одессе, так и во Львове. Не говоря о Киеве.

— Конечно, в каждом частном случае имеются свои нюансы. И мы их будем учитывать. Так, скажем, арт-хаусную кинопродукцию пока не предполагается дублировать. Поскольку тщетно ожидать больших кассовых сборов от этих картин, а следовательно, и покрытия расходов на дубляж.

— В продолжение темы киноотрасли. Сколько картин ныне запускается под грифом «госзаказ»?

— В общем должно быть 16 запусков. Среди них новые проекты Романа Балаяна, Андрея Жолдака. Но и это в рамках копродукции. Надеюсь, с июля будут разработаны новые условия госзаказа. Сегодня эта тема, к сожалению, стала настоящим тормозом в системе освоения средств.

— В чем конкретно?

— Это связано с финансированием фильмов по определенным периодам, основанием для которых являются акты выполненных работ (режиссерская разработка, подготовительный, съемочный, монтажно-тонировочный периоды). На практике это приводит к постоянным нарушениям сроков как производства, так и финансирования и роста дебиторской задолженности. Ведь акты выполненных работ за тот или иной период не являются актом о готовой продукции.

Следовательно, проблема должна быть решена немедленно. Речь прежде всего о внесения изменений в Законы Украины «О налогообложении прибыли предприятий» и «О налоге на добавленную стоимость» насчет установления сроков увеличения валового дохода и возникновения налоговых обязательств для производителей национальных фильмов. А проще — о приравнивании процедуры финансирования производства национальных фильмов к процедуре финансирования судостроительной отрасли. Негативно сказались на эффективности кинопроизводства и внедрение новой системы тендерных процедур, система согласования которой во многих случаях тормозит производственный процесс, а структурные подразделения Минкульта превращает в производственный отдел предприятия, что вообще противоречит действующему законодательству. Надеюсь, очень скоро будет введена и система лотов — как в России, Франции или других странах. Это что касается конкурса на лучший сценарий. Если у наших соседей, в России из пяти-семи сценариев что-то можно выбрать, то у нас все с чистого листа. Поэтому и будет принцип номинации — по жанровым принципам. Если государство уже выделяет 1 млн. грн. на фильм, то государство же ищет и продюсера.

— Сейчас много разговоров о Центре Довженко по дублированию фильмов. Это на уровне идеи или есть реальные шаги?

— Уже заложены средства. Порядка 10 млн. грн. на Центр на Голосеевской площади. Богдан Батрух вкладывает и свои деньги, так как понимает: дело перспективное. Кто первым вложит средства, тот и выиграет.

— А в это время на киностудии имени Довженко психодрама, в связи с тем, что «Киевгорстрой-1» хочет, чтобы студийцы заплатили строителям 9,5 млн. грн. в качестве компенсации за несколько квартир, доставшихся студийцам еще шесть лет назад? История туманная, поскольку еще Николай Мащенко согласовывал договоренности с трестом, и именно тогда выделялись участки студийной земли под строительство. Но ведь такие девять миллионов для студии не лишние: лучше бы кино на них сняли.

— В неохраняемой зоне тогда действительно была выделена площадка под строительство. И «Киевгорстрой-1» со временем начал там свою работу. Этот проект, с одной стороны, выгоден тем, что находится в неохраняемой зоне. Но если речь идет о других территориях… Тогда извините... На эту тему я непосредственно общался с представителями «Киевгорстроя». Кажется, общий язык мы нашли.

«Со стороны Минкульта нет намерений расширять круг «национальных» коллективов»

От киноотрасли — к театральному делу. Вам не кажется странным, что сегодня почти все украинские театры мгновенно стали «академическими». Хотя о приличном художественном уровне и говорить нечего. Есть, конечно, удачный пример нового академического — Театр драмы и комедии на Левом берегу, где открывают новых украинских драматургов, где интересно интерпретируют Чехова. С другой стороны, в России Олег Табаков отказался от «академизма» Художественного театра. Тогда как у нас — сплошная академизация.

— Если вы знаете, мы не щедро давали нашим театрам статус «Национального». Но так сложились обстоятельства, что было решено реанимировать понятие советских времен — «академический театр». И опять-таки только из-за того, что этот статус давал возможность облсоветам повышать финансирование театров. В течение 2001—2004 гг. МКТ был предоставлен статус «академического» 22 творческим коллективам. В общем их — 43 (с учетом предшествующих лет).

— В прошлом году кто оказался в этом счастливом реестре?

— В течение 2006 года статус «академического» был предоставлен девяти театрам страны — Одесскому областному украинскому музыкально-драматическому театру им. В.Василько, Волынскому, Кировоградскому, двум Черкасским, Киевскому театру на Подоле, Тернопольскому, Крымскому, Полтавскому...

— А никого не удивляет, что в некоторых из этих театров спектакли идут раз в неделю, а зал заполняется процентов на двадцать? Это что, такой признак «академичности»?

— Я могу по этому поводу лишь заметить, что разработанное «Положение...» предполагает и пересмотр дела. И творческий коллектив может быть лишен указанного статуса в случае, если он теряет определенные показатели своей деятельности. Для этого создается комиссия. И определяется: кто успешен, кто нет.

— Сейчас, как известно, есть желание сразу двух донецких театров получить статус уже национального: оперный и музыкально-драматический театры.

— Я больше знаком с работой Донецкого музыкально-драматического театра, где художественным руководителем работает Марко Бровун. Это успешный коллектив. Билеты там реализуются за месяц наперед. Не так давно у нас была группа экспертов из Совета Европы, они знакомились с нашей культурной ситуацией. Так я им сказал: «Вы поезжайте в Донецк и сами убедитесь, что украинская культура там не в загоне, а прекрасно и эффективно развивается». Они действительно поехали, а потом признались, что никогда даже не думали встретить там такой эффективный серьезный подход к развитию украинской культуры — именно на примере работы музыкально-драматического театра, которым руководит Бровун. Там с аншлагами идет украинская классика (Котляревский, Старицкий) — залы переполнены. Но ныне у Минкульта нет намерения расширять круг национальных коллективов. Я общался на эту тему и с председателем Донецкого облсовета, и с губернатором. Объяснил им, что в противном случае нужно будет передать эти театры в общегосударственную собственность. А у них самих еще есть амбициозные планы...

— То есть местный уровень для таких театров может быть выгоднее минкультовской опеки?

— В этом конкретном случае — да.

— Можно ли сегодня в обход Минкульта лоббировать «национальный» статус того или иного коллектива?

— Нет. Хотя мы готовы эти театры поддерживать. Но пока что бюджет Минкульта не выдержит такой нагрузки. Дай Бог в ближайшее время решить проблему, сложившуюся в театре имени Марии Заньковецкой. Не художественную, а материально-техническую, связанную с ремонтом. Как мне докладывала служба культурного наследия, нужно около 300 млн. грн., дабы привести здание в порядок. Кроме того, в здании театра имеются приватизированные квартиры — и людей нужно отселить... Опять-таки хочется надеяться в этом случае на эффект от закона о меценатстве. В принципе очень ожидаю и реализации второго этапа политреформы, где уже на местном уровне смогут решаться определенные проблемы. Быть может, тогда помощь учреждениям культуры и станет более существенной.

— Критическая ситуация и с украинским театром на Закарпатье…

— Знаю и об их ситуации. Здание там в аварийном состоянии, играть невозможно. Но театр на местном бюджете. Хотя и к ним не останемся равнодушными.

— А что со львовским русскоязычным театром ПрикВО? Об их неурядицах были материалы в «ЗН».

— Сейчас там работает наша комиссия. Ситуация изучается. Кроме того, хотим договориться с Минобороны, поскольку еще остаются вопросы насчет передачи этого театра на баланс Министерства культуры. Конечно, хочется сохранить творческий коллектив. Хотя там и нет художественного лидера. Были предложения с их стороны стать филиалом киевской Русской драмы.

— Но ведь этого не желает Михаил Резникович.

— Да. И Академия искусств идею не поддержала.

— А при чем здесь академия? Это же чисто организационный, а не научный вопрос.

— Но ведь дело еще и в создании творческого продукта. Понимаете? Предлагалось их присоединение к заньковчанам. Но этого не пожелал сам коллектив. Была идея присоединения и к Музакадемии. Тоже не хотят.

— Тогда чего они хотят?

— Хотят быть в статусе русскоязычного театра — в подчинении Минкультуры. Но этого нам не позволяет делать бюджетный кодекс. Кроме того, есть и некоторые внутренние проблемы... У здания, оказывается, восемь арендаторов, занимающих треть их площади и не имеющих никакого отношения к творческому процессу. В принципе у меня есть одна идея насчет этого театра. Насчет кандидатуры художественного руководителя... Я ни с кем ею еще не делился.

Сейчас ищет себя после Харькова Андрей Жолдак...

— Он никогда не согласится поехать во Львов. Его цель — Киев. И он неоднократно об этом говорил.

— Я несколько дней назад с ним встречался. И предложил ему создать хозрасчетное предприятие «Театр Андрея Жолдака» — с нашей помощью.

— Но ведь площадку в Киеве вы ему не сможете предоставить?

— Увы.

— С другой стороны, у него есть много знакомых меценатов — Пинчук, Тарута.

— Эти люди прекрасные меценаты. И, быть может, они тоже помогут ему найти себя в столице. Мы же предоставим Жолдаку юридический статус. И предложили пару комнат в одном нашем помещении — там может разместиться его офис. Ну а потом, со временем, поживем-увидим. Конечно, многие его не воспринимают. Но ведь он человек, постоянно провоцирующий наше художественное пространство. Он словно дает определенные вызовы — и этот резонанс достаточно ощутим. Такой человек должен работать в Украине. Ведь когда театральное дело переходит в русло сплошных штампов, на конвейерные принципы — это деградация, смерть.

«Некоторые из наших музыкальных конкурсов я называю хуторянско-самозванскими»

Юрий Петрович, в нашей художественной среде не на уровне слухов, а на уровне дискуссий обсуждаются непонятные мотивы распределения культбюджета. Вроде выделена огромная сумма на юбилейные мероприятия в честь одного прославленного певца. А в честь гениального режиссера — намного меньше и т.д. Я насчет преференций и дифференциации...

— Не так давно к нам поступили заявки на проведение культурных мероприятий на 2007 год. И мы их свели в один реестр. В конце декабря на коллегии ознакомились с этими предложениями. А их там целый мешок. Только сейчас создана комиссия, определяющая обоснованность финансирования тех или иных мероприятий. В первую очередь, конечно, будут поддержаны государственные мероприятия, которые действуют и уже стали явлениями. Такой план будет утвержден 16 февраля. И он ни для кого не станет тайной. И, быть может, есть вина Минкульта в том, что недоработанный реестр кое-кто воспринял за окончательный документ.

— В прошлом номере «ЗН» Юрий Зильберман (генеральный директор конкурса Владимира Горовица) рассказывал о том, что в Украине насчитывается около ста музыкальных конкурсов — различного пошиба. И что же, все это конкурсное хозяйство должно финансироваться Минкультом? А градация? А лицензирование?

— Некоторые из таких наших музыкальных конкурсов я называю хуторянско-самозванскими. Тот же Юрий Зильберман — молодец, потому что вывел конкурс Горовица на высокий уровень. Этот конкурс обрел серьезный международный статус. И, конечно же, я согласен с тем, что должна быть дифференциация среди такого количества конкурсов. Сейчас разрабатываем положение о статусе международных конкурсов в Украине. Я хотел бы ответить еще на один вопрос… Но вы его не задаете: куда нам нужно двигаться в области культуры?

— Вопрос риторический. Недавно Ступка очень метко процитировал Коцюбинского: «Прежде чем стать украинцами, нужно стать европейцами».

— Это так, конечно. Важно также помнить, что Украина никогда не имела государственности и наша культура выработала себе инстинкт самосохранения. И сегодня наша задача в том, чтобы выйти от ситуации самосохранения культуры на модель самоорганизации культуры, на модель ее нормального развития. Украина — многонациональное государство. Все национальные культуры начали подниматься, конкурировать между собой. А вы не задумывались, почему, например, в Одессе никогда не было межнациональных конфликтов? Потому что культуры, когда они взаимодействуют, они не теряют, а взаимодополняют друг друга...

КСТАТИ...

Законом Украины «О государственном бюджете Украины на 2007 год» утверждены расходы на культуру в объеме 759504,8 тыс. грн., что на 13,1 процента больше по сравнению с прошлым годом. По бюджетной программе «Реконструкция и техническое переоборудование Дома кино Национального союза кинематографистов Украины» предусматривается 1,6 млн. грн. и по бюджетной программе «Создание и распространение национальных фильмов» — 49,25 млн. грн. Кроме того, Министерством культуры предусмотрены общегосударственные расходы в объеме 171,12 млн. грн., а именно субвенции на: 1) комплексную реконструкцию и реставрацию Одесского театра оперы и балета (53,0 млн. грн.); 2) создание рекреационных зон, мемориальных и музейных комплексов, а также развитие историко-культурных памятников и заповедников и пр.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №31, 24 августа-30 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно