Храни меня, мой талисман. Роговцева, Лиепа, Вишневский и другие официальные лица – в гостях у Макса Волошина - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

Храни меня, мой талисман. Роговцева, Лиепа, Вишневский и другие официальные лица – в гостях у Макса Волошина

15 августа, 2008, 11:44 Распечатать

Многих с Коктебелем связывает тонкая линия переживаний и ассоциаций: Максимилиан Волошин, Дом, Карадаг, море, территория любви и счастья...

Многих с Коктебелем связывает тонкая линия переживаний и ассоциаций: Максимилиан Волошин, Дом, Карадаг, море, территория любви и счастья. А недавно к этой линии добавился и фестиваль искусств «Куриный бог». Его символом и названием стал камешек с выточенным морской водой отверстием. Такие талисманы крымчане и называют «куриным богом». Сила талисмана вдвойне будет чудодейственна в защите от сглаза и нечистой силы, если он будет найден совершенно случайно.

Как сказал один из основателей «Куриного бога» — писатель Виктор Ерофеев: «Коктебель — место границы: между степным и субтропическим климатом, между культурами разных народов Крыма. А художника всегда волнует граница. И я подумал, что необходимо продолжить практику Волошина, приглашавшего сюда друзей, которые обменивались своими художественными идеями, энергией и уезжали обогащенные друг другом».

Владимир Вишневский: «Любимая, ведь я не археолог…»
Владимир Вишневский: «Любимая, ведь я не археолог…»
Именно эту цель преследовала, придумывая фестиваль в 2004 году, замечательная супружеская и творческая пара — солист оперы Большого театра России Станислав Сулейманов и пианистка Алла Басаргина, пригласившие Ерофеева в свой клуб единомышленников. Именно они, коктебельцы из коктебельцев (Алла Басаргина с детства практически жила в Доме Волошина у его вдовы Марьи Степановны Волошиной), вовлекли в свою орбиту замечательный народ: художников и поэтов, журналистов и поэтов-сатириков, оперных певцов, музыкантов и актеров.

Итак, вообразите… Творческий люд приезжает в Коктебель на отдых, попадает на удивительную виллу BASSO (аббревиатура из зашифрованных имен членов семьи хозяев фестиваля и тембра голоса Сулейманова) и вместо ленивого курортного времяпрепровождения начинает мастерить, творить, рисовать, клеить, резать, пилить… То есть «сценография» фестиваля создавалась прямо на месте его участниками. И так было все четыре года существования «Куриного бога».

Например, художники Мари­на Белова и Алексей Поли­тов изваяли инсталляцию «На шампурах искусства» — 100 зрительских мест для импровизированной летней эстрады виллы в виде лавок-шашлыков. А кто-то сделал родовой флаг виллы и ее обитателей, кто-то разрисовал венецианским пейзажем внутреннюю часть ее забора, потомственная жительница Коктебеля, художница Екатерина Филимонова написала семейный портрет хозяев, а кто-то, например, легендарный Олег Кулик, — привез в Коктебель прямо с Венецианского биеннале для «чердачной выставки» свои удивительные монгольские фотоработы — и они живут здесь уже три года.

В этой постоянной экспозиции соседствуют, обновляясь, не только замечательные работы профессионалов, например Сергея Цигаля, но и трогательная, ностальгическая и исторически ценная фотовыставка, придуманная и собранная Аллой Басаргиной, — потомственных коктебельцев: от друзей дома Макса Волошина и его вдовы Марьи Степановны до друзей дома Сулеймановых–Басаргиных и детские рисунки самого младшего поколения коктебельцев из знаменитых семей и пр.

С первого дня фестиваля Сулейманов мечтал построить в Коктебеле летний театр-беседку на 630 мест, чтобы придать фестивалю соответствующий размах. Со временем, по его задумке, «Куриный бог» мог бы привлечь в Коктебель ценителей искусства со всего мира и качественно поменять публику, приезжающую в поселок. Фестиваль бы набирал обороты. В Коктебель приезжало бы все больше известных людей. И это место постепенно становилось бы курортом мирового масштаба, как, например, Сан-Тропе.

Мощный, красивый человек, замечательный певец, гурман, умница — Станислав Сулейманов построил чудный коктебельский дом по собственному проекту в болгарском стиле. Театр построить не успел. В мае 2007 года Станислава Богдановича не стало… Поэтому нынешний «Куриный бог» посвящен его памяти. На «чердачной выставке» появился стенд с его фотографиями в жизни, в ролях, с гостями «Куриного бога», и он стал полноправным участником фестиваля, наблюдая за всеми нами с многочисленных фотоснимков и портрета на пюпитре, украсившего сцену-беседку, увитую почти спелыми гроздьями винограда…

***

Первый день фестиваля был отдан Аде Роговцевой. На Коктебельской набережной в знаменитом писательском доме Макса Волошина актриса рассказывала поклонникам о своем творческом и жизненном пути — с печалью и юмором, лирическими и философскими отступлениями, читала Лину Костенко и Марину Цветаеву — при свечах, не задуваемых ласковым морским ветром и столпотворении коктебельской публики.

По окончании вечера раскупили почти все экземпляры книги «Мій Костя», привезенные на литературно-поэтический вечер.

Во второй день — день рождения Сулейманова — гости стали собираться на вилле «BASSO» к семи часам вечера. В ожидании концерта участники посещали «чердачную выставку» и попивали аперитив мускат «Карадаг» из подвалов Коктебельского завода марочных вин. Его настоящим фонтаном выдавал писающий причудливый деревянный — то ли карадагский чертик, то ли домовенок виллы «BASSO». В это время за домом жарился 90-килограммовый теленок, о правильности приготовления которого спорили специально обученные люди и художник-гурман, коренной коктебелец Сергей Цигаль (муж покойной Любови Полищук).

Запах предвещал умопомрачительную неформальную часть вечера. В 20.00 гости расселись «на шампурах искусства». Конферировала сама хозяйка фестиваля Алла Басаргина, которой помогал четвероногий помощник — 11-летний мудрый мопс Пабло, чинно восседавший у ног хозяйки и слушавший весь концерт, явно по-человечески наслаждаясь происходящим. Алла Борисовна помянула всех ушедших в прошлом году — Сулейманова, Полищук и Пригова, сыграв три прелюдии Александра Скрябина.

Виктор Ерофеев прочел мистический рассказ о смерти и загробной жизни из недавно вышедшей в Москве книги «Свет Дьявола. География смысла жизни». Тенор Василий Гафнер, представлявший на фестивале Центр оперного пения Галины Вишневской, исполнил арию Ленского из оперы «Евгений Онегин» П.Чайковского. Пушкинскую тему подхватила Илзе Лиепа, чувственно прочитавшая монолог Татьяны из последней главы романа в стихах «Евгений Онегин». Далее произошло чудо явления «коктебельского соловья» (звание, данное на прошлом фестивале) — солистки Большого театра России Оксаны Лесничей. Она пела так, что Ада Роговцева, сидевшая в первом ряду, неутомимо кричала браво и громко аплодировала.

Многие зрители от этого ослепительной чистоты и искренности голоса просто пустили благоговейную слезу… После выступления оперной дивы к зрителям вышла Ада Роговцева. Письмо Лики Мизиновой из спектакля «Насмешливое мое счастье», монолог Гелены из «Варшавской мелодии», монолог Эстер из «Священных чудовищ», Ахматова, Цветаева, скупая слеза и ощущение счастья. Логичным переходом к застолью послужило искрометное выступление культового поэта-сатирика Владимира Вишневского, читавшего также из своей свежей книги «Быть знаменитым некрасиво» и рассмешившего всех до слез.

По окончании концерта отдали дань куриному богу в виде почти ритуального пиршества: теленком, брынзой, овощами, лавашем, 40 литрами марочного вина четырех видов, чачей и пятнадцатью литрами знаменитого местного коньяка «Коктебель». Тем самым был мощно поддержан тот гурманский дух, присущий фестивалю от самого его рождения и являющийся неотъемлемой частью обязательной программы «Куриного бога». На все это Владимир Вишневский отреагировал экспромтом, обращаясь к Алле Басаргиной: «Давай с тобой продлим на год — вот ЭТО вот!»

Следующий день был посвящен путешествию по культовым коктебельским местам. На Чертовом пальце Карадага Оксана Лесничая в природных декорациях спела украинскую народную песню, опробовав дивную акустику этого места, а Илзе Лиепа «станцевала» своими божественными руками, освятив этот чудный пейзаж. Далее творческая тусовка переместилась в дом художницы Мирель Шагинян (дочери автора знаменитой ленинианы Мариэтты Шагинян, ученицы Александра Дейнеки, мамы Сергея Цигаля и свекрови Любови Полищук), оттуда переехала в совершенно ультрасовременный мир дома телеведущего Дмитрия Кисилева, вознеслась на Планерную гору, уединилась в горном лесу в армянском монастыре XIV века Сурб Хач. Там собственноручно жарил шашлыки именитым гостям бывший экс-министр культуры Коктебеля, а ныне заместитель мэра города, романтик-созерцатель Александр Хачко — организационно горячо поддержавший фестиваль «Куриный бог», который влился полноценным участником-поэтом, задушевным коктебельцем в ряды участников мероприятия. Своими стихами он выразил то, о чем думали на протяжении этих уютных трех дней вновь посвященные коктебельцы: «Коктебель — это как героин. Он наркотик крутой, право слово! Принял раз — тянет снова и снова. Ты и он лишь один на один!»…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно