ХРАМ НА ЛАДОНИ

9 января, 2004, 00:00 Распечатать

Небольшой макет деревянной церкви запросто уместился на моей ладони. Рассматривая расписные купо...

Н. Козачевский рядом со своими работами
Н. Козачевский рядом со своими работами

Небольшой макет деревянной церкви запросто уместился на моей ладони. Рассматривая расписные купола, тончайшие звонницы, причудливой формы окна, я невольно вспоминала легендарного героя Николая Лескова — народного умельца Левшу, ухитрившегося подковать блоху. Оказывается, и сегодня среди нас встречаются подобные мастера. В коллекции Николая Михайловича Козачевского таких миниатюрных церквей — более сотни. И каждая поражает воображение. Невероятно, но эта уникальная в своем роде выставка началась с… обычной кормушки для птиц!

Как-то холодной зимой Николай Козачевский повесил за окно небольшую самодельную кормушку. Но шустрые воробьи через пару дней разбили хрупкое приспособление. И тогда Николай Михайлович решил сделать более прочную и удобную. Засел в мастерской, дал волю своей фантазии и… Через пару дней перед глазами прохожих предстала не кормушка даже, а маленький памятник — миниатюрная церковь со звонницами и колоколами. Редкий прохожий не крестился, глядя на это чудо. Вся улица собиралась полюбоваться удивительной кормушкой. И даже воробьи стали вдруг вести себя очень смирно и прилично. Вот так красота облагородила всех — и птиц, и людей…

Кстати, та легендарная кормушка у Николая Михайловича сохранилась. За много лет она не разрушилась, потому что сделана была на совесть. С миниатюрной церкви за окном все и началось. Увидев, с каким восторгом воспринимают люди его работу, мастер решил сделать еще один макет. На этот раз взял за основу небольшую церковь в селе Ракитное, неподалеку от Белой Церкви. Для начала съездил туда, внимательно осмотрел здание, сделал несколько зарисовок. Для работы использовал простейшие материалы — фанеру, дерево, проволоку… Работа захватила его настолько, что забывал о сне и отдыхе. Вскоре небольшой «настольный» храм был готов. За ним последовали другие…

— Почему я стал делать именно храмы? Отвечу словами предстоятеля Украинской православной церкви, блаженнейшего митрополита Владимира: «Храм — это особое место невидимого присутствия самого Бога, место общения с ним. С давних лет наши предки строили храмы в лучших местах, щедро украшали и охраняли их. Часто храмы были не только местом молитвы, но и местом, где решались важнейшие государственные дела, подписывались документы». Кроме того, я вырос в верующей семье, — продолжает свой рассказ Николай Козачевский. — Несмотря ни на что, в нашем доме, на Сумщине, на почетных местах всегда висели иконы. И вера в Бога жила во мне всегда. Хотя в те годы говорить об этом было не принято. После школы я поступил в Сумской пединститут на историческое отделение философского факультета. Много лет работал преподавателем истории, затем директором школы в Тростянецком районе. Разумеется, по долгу службы мне нельзя было ходить в церковь. Но все же воинствующим атеистом я никогда не был. И даже умудрился украдкой окрестить своего сына: соседям и знакомым сказали, что мальчик заболел, а на самом деле повезли его в церковь. Тем радостнее было то, что в сознании людей произошел перелом, многие обратились к Богу.

Тогда, в 1988 году, Николай Михайлович дал себе клятву: к 2000-летию Рождества Христова создать передвижной музей-выставку храмов Украины. Он решил сделать абсолютно точные копии церквей и соборов, возведенных нашими предками. Поначалу заниматься этим было очень сложно: катастрофически не хватало времени. Ведь Николай Михайлович продолжал работать, поэтому создавать новые макеты удавалось лишь за счет сна и отдыха. В небольшой квартирке места для мастерской не хватало, поэтому, чтобы не стеснять домашних, он устроил себе рабочий уголок прямо на лестничной клетке — между пятым и шестым этажом. Отгородил уголок в два квадратных метра возле мусоропровода, поставил табуретку, разложил коробочки с фурнитурой, щеточками и красками. Такие мелочи, как цементный пол и отсутствие отопления, Николая Михайловича не смущали. Главное — его коллекция понемногу росла. А сам он осваивал все более сложные образцы церковного зодчества. Ну а когда вышел на пенсию — буквально с головой погрузился в любимое дело.

— Мастерить я умею с детства, — говорит Николай Козачевский. — В нашей семье все мужчины всегда с охотой брались за любую работу, владели разными ремеслами. И дед, и отец были мастеровыми. Семья у нас была большая — пятеро детей, и все умели работать на земле, управляться с большим хозяйством. Когда я стал директором сельской школы, часто приходилось самому проводить и уроки труда — учителей не хватало. Так что кропотливой ручной работы не боюсь. Но для создания макетов необходимы еще и разносторонняя эрудиция, доскональное знание церковной архитектуры. Поэтому штудировал выпуски «Архитектурных памятников Украины», специальные книги, посвященные храмовому зодчеству, настольные календари, буклеты… Кроме того, макеты многих храмов я делал с натуры. Прежде чем садиться за новую работу, обязательно старался увидеть эту церковь воочию: приезжал, делал зарисовки, где фиксировал все до наименьших деталей, фотографировал в разных ракурсах, затем — расчеты, чертежи. И только после этого приступал к строительству. Сегодня ездить стало слишком дорого, поэтому зачастую приходится обходиться чужими фотографиями. Тем не менее удалось собрать целое тематическое досье, которое очень помогает в работе.

Как бы ни было сложно, а свою клятву он исполнил. И сегодня передвижная выставка «Соборная Украина» по приглашению различных национальных музеев путешествует по многим городам страны. В коллекции Николая Козачевского — более 100 макетов православных храмов из разных уголков Украины, как возрожденных, отреставрированных, так и вновь построенных. Здесь можно увидеть Софийский собор и звонницу, Владимирский и Георгиевский соборы, Кирилловскую церковь, Выдубицкий монастырь, Вознесенскую церковь, что в Тростянце на Сумщине, Воздвиженский собор в Полтаве, Церковь Святой Марии-Магдалины, что стоит в родной Белой Церкви, храмы Киево-Печерской лавры. Есть и светские строения — Мариинский дворец в Киеве, столичный Театр оперы и балета…

Гордость мастера — макет Андреевской церкви. На его изготовление ушло почти два года, а еще точнее — две тысячи часов! Это объясняется тем, что здесь наиболее трудоемкая архитектура. Очень сложны и звонницы Киево-Печерской лавры — над ними Николай Михайлович работал три с половиной месяца.

Николай Козачевский часто с любовью и теплотой вспоминает о школе, которой отдал 23 года жизни. Впрочем, и свою выставочную деятельность он считает своеобразным продолжением педагогической. Ведь это — воспитание юных душ через красоту. Этой зимой выставка его работ путешествует по школам Белой Церкви. Например, во время моего визита макеты церквей стояли в актовом зале здешней гимназии. На переменках зал наполнялся посетителями, слышались радостные и восхищенные возгласы. Взрослые и дети переходили от макета к макету и не переставали удивляться гармонии, совершенству линий. Считается, что современные дети, привыкшие к компьютерным монстрам, не могут по достоинству оценить тонкую, ручную работу. На самом же деле ребята тянутся к Николаю Михайловичу, с интересом расспрашивают его о том, как можно научиться делать своими руками такие сложные вещи. И книга отзывов о выставке «Соборная Украина» пестрит восторженными строками. Особенно радует то, что его работы нравятся подросткам и даже детям. Мастер с улыбкой показывает мне коротенькую запись, сделанную крупными, неровными, печатными буквами: «Мне очень понравилась выставка, особенно Мариинский дворец. Вика, 5 лет».

Николай Козачевский живет на самую обычную пенсию. Увлечение не приносит прибыли, скорее, истощает и без того скудный бюджет. Но Николай Михайлович не жалуется, наоборот, шутит, что свои храмы он творит словно бы из ничего. Увидит где-нибудь деревянный обрезок, оставленный ящик — обязательно подберет. Друзья, которые знают о его увлечениях, часто приносят старую мебель, стройматериалы — фанеру, жесть, картон. А вот клей, лаки, краски, специальный тонкий инструментарий приходится покупать. И все же, несмотря ни на что, он называет себя счастливым человеком, потому что занимается любимым делом. Многие считают, что выход на пенсию — едва ли не конец жизни. Но у Николая Михайловича получилось иначе. Каждый новый день приносит ему радость общения с людьми, пришедшими на его выставку, путешествия по Украине, новые встречи и впечатления.

Но Козачевский не останавливается на этом, он постоянно стремится к большему. Кстати, не так давно его домашняя мастерская переместилась с лестничной клетки на кухню. И теперь он сидит над строительством по 12—16 часов в день, забывая об усталости, безденежье и прочих неприятностях. И только старенький приемник связывает его с миром… Но ведь работа, если она приносит удовольствие, не может быть в тягость! Сегодня, когда многие думают лишь о том, как им выжить, мастер Козачевский умудряется жить — полноценно, красиво, радостно. Как же это ему удается? Просто он ставит перед собой настолько высокую цель, что мелкие сиюминутные трудности сами собой отступают...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно