ХОТЬ В АЗИИ, ХОТЬ В ЕВРОСОЮЗЕ — ПОВСЮДУ МЫ РАБЫ ЗАПИСКИ ЦИРКОВОЙ АРТИСТКИ

17 января, 2003, 00:00 Распечатать

Бесправие наших цирковых артистов (да, думаю, не только цирковых и не только артистов), выезжающих по контрактам хоть в Азию, хоть в Европу, сложно сравнить с чем-либо...

Бесправие наших цирковых артистов (да, думаю, не только цирковых и не только артистов), выезжающих по контрактам хоть в Азию, хоть в Европу, сложно сравнить с чем-либо. Как правило, в огромном количестве случаев приходится не только вкалывать за копейки (хотя эти «копейки» по сравнению с тем, что нам платит родной украинский цирк, и выглядят довольно солидно, но не выдерживают никакого сравнения с оплатой ну совершенно слабеньких номеров европейских артистов), но и начисто забыть о правах человека, без угрызений совести попираемых «цивилизованными» директорами цирков. Оговорюсь сразу: безусловно, встречаются и исключительно порядочные люди. Впрочем, как мы убедились на собственном опыте, унижают лишь тех, кто позволяет это делать. А позволяют, к сожалению, многие. Оно и неудивительно — велик страх потерять возможность хоть немного заработать, да и дух раба, столько десятилетий прививаемый нашим людям, ох как силен...

В магазин — под… конвоем

В Амман мы прилетели около четырех утра. Устали — жуть. В аэропорту нашу группу встретил директор цирка и после прохождения формальностей отвез в снятые для нас квартиры. Там нас ждали первые «сюрпризы». С дороги, естественно, всем безумно хотелось помыться. Но оказалось, босс не потрудился вовремя закупить солярку. Дело в том, что горячая вода в Аммане, как, впрочем, и холодная, централизовано не подается — воду покупают, заливают в резервуары и, когда нужно, греют дизтопливом. Пришлось ложиться спать немытыми в полной гармонии с предложенными нам постелями: такое впечатление, что до нас на них спали животные или бомжи.

Утром постирали белье сами. В ответ на наши претензии директор заявил: белье было новое, он лично его покупал. Доказать обратное так и не удалось. Хотя справедливости ради должна заметить: несмотря ни на этот, ни на последующие неприятные моменты, бытовые условия были несравненно лучше предоставляемых большинством европейцев.

На следующий день директор собрал у всех контракты — якобы на подпись. И попросил дать ему билеты и паспорта, чтобы они не потерялись. Он, мол, будет их хранить в сейфе и отдаст по первому же требованию. Вот тут все, поверив ему, сглупили. Ни контрактов, ни билетов больше не видели. Паспорта, правда, мы с мужем отвоевали. Остальные возражать шефу побоялись.

Первую неделю мы работали нормально. Но потом уехала в Москву наш агент, организовавшая поездку, и началось…

Нам всем запретили выходить из квартиры без сопровождения. Раз в неделю под присмотром помощника директора разрешалось сходить в магазин за покупками и посетить интернет-клуб, находящийся там же. Но, во-первых, обычно продукты заканчивались раньше следующего похода «под конвоем» и приходилось докупать необходимое в ларьке у дома. А это значительно дороже. Во-вторых, помощник жутко непунктуален. Например, договариваемся в 10 утра пойти в магазин. Все артисты собираются, ждут. А он спокойненько приходит в час дня. Или не приходит вообще. И даже не считает нужным извиниться.

Иногда наших артистов возили за покупками в нижний город. Там можно купить недорогие, но неплохого качества товары. Я, как правило, туда не ездила. Не нравилось мне ходить стадом. Жарко, приходится учитывать потребности каждого, да и поездка занимает несколько часов. Съезди мы туда сами, нам и часа хватило бы, а может, и того меньше. Директор попытался воспользоваться моим одиночеством, угрожая всевозможными проблемами с работой. Опасаясь, что он действительно может напакостить, позвонила домой. Родители пошли в Посольство Иордании в Киеве. Г-н консул, отбросив бюрократические проволочки, сразу же позвонил директору. О чем они говорили, неизвестно, но директор, явно не ожидавший столь стремительной реакции, увял. Впрочем, ненадолго.

Дней через пять он собрал всех артистов и сказал, что запрещает ходить в интернет-клуб. Это для нас с мужем было уж слишком, поскольку от походов туда зависела наша будущая работа. Пришлось идти без спросу. Результат — новый крупный скандал. Это стало последней каплей. Мы обратились в консульство Украины в Аммане. Когда-то, уж не помню в какой газете, читала о том, что представительства нашего МИДа за рубежом совершенно не помогают и не защищают украинцев, попавших в беду за границей. Утверждаю со знанием дела: неправда! Роман Горяйнов — наш консул в Аммане — вмешался в ситуацию немедленно и эффективно.

В нормальном цирке артисты обычно снимают свой номер на видео во время представления. Это обычная практика, помогающая «шлифовать» выступления. Наш директор категорически запрещал съемки. Поэтому мы сняли репетицию. Узнав об этом, директор заявил, что мы не имели на это права и потребовал с нас штраф в размере 2 тыс. долл. Потом, правда, сумма снизилась до 500, а затем и до 200. Платить штраф мы, естественно, не стали. Тогда он отказался нам платить зарплату. Недолго думая, мы обратились в полицию. Полиция в этой неевропейской стране оказалась поцивилизованней некоторых европейских и помогла нам, несмотря на то, что невыплата зарплаты в компетенцию местных стражей правопорядка не входит, — этим там занимаются профсоюзы. Но, как сказал нам один полисмен: «Мы понимаем, что вы в чужой стране и насколько вам здесь тяжело. Поэтому поможем, чем сможем». И помогли ведь...

Кто-то скажет — Азия, народ дикий и жестокий. Что ж, поехали в Европу...

«Добродушный» директор

Чудесная страна — Швейцария. С очень законопослушными гражданами и высокой культурой. Вот куда, казалось бы, можно ехать на гастроли без страха и риска. Ан нет! Наши друзья, тоже воздушные гимнасты, в этом году работали там и по приезде домой развеяли все мифы. В условия их контракта входила помощь при монтаже и демонтаже цирка. Они должны были расставлять столы и стулья (цирк-варьете), а это — около 48 столов, при каждом по четыре стула. Столы металлические, то есть не очень легкие. Так вот, дети-артисты 11—13 лет таскали столы и стулья наравне со взрослыми.

Примером совершенно бесчеловечного отношения стал случай с артистом из Румынии, у которого дома остался тяжело больной отец. В разгар сезона ему позвонили родственники и сообщили, что отец при смерти и хотел бы перед отходом в мир иной повидаться с сыном. Артист попросил директора отпустить его на два-три дня домой. Тот не разрешил ему уехать, поскольку, дескать, его номер заявлен в гала-представлении (которое должно было состояться не ранее, чем через две недели). В другом городе повторилась та же ситуация. В итоге румын никуда не уехал — его отец умер, так и не дождавшись сына.

Еще один любопытный случай. Большинство артистов жили в кемпингах, предоставленных директором в аренду. Самому новому из них было не менее девяти лет. Один из кемпингов, в котором жили три человека, был в аварийном состоянии. При этом все просьбы артистов отремонтировать их «жилище» игнорировались. Однажды на автобане кемпинг отцепился и... развалился, как карточный домик. Образовалась пробка, приехала полиция. Поскольку неисправный «домик на колесах» принадлежал директору, то и отвечать, по идее, следовало ему. Полиция забрала остатки кемпинга, и экспертиза каким-то удивительным образом показала, что он был исправен и ДТП произошло из-за халатности водителя, неправильно прицепившего его к машине. В итоге ребятам, которые и так пострадали, потеряв много своих вещей, пришлось еще и заплатить 3 тыс. франков штрафа. Такая вот европейская «некоррумпированная» экспертиза! Давать артистам новый кемпинг директор не торопился. Несколько дней они ночевали у коллег. А потом жилье им все же дали, но только на двоих. Третий до конца сезона ночевал в машине.

Были моменты, когда директор и вовсе открыто действовал назло артистам. Воздушные гимнасты заканчивали свое выступление съездом из-под купола по канату. Они попросили хозяина цирка не пускать в этом месте много дыма, так как им нужно видеть, куда они приземляются: иначе можно травмировать ноги. В ответ директор приказал пускать столько дыма, что артисты не то что манежа — даже каната, по которому спускались, не видели. Вот таким «добродушным» и «веселым» человеком оказался хозяин.

Гимнастка, электрик, грузчик, уборщица

В Финляндию мы приехали, когда снег еще не сошел. Цирк нас встретил безмолвием и тишиной. Какой-то рабочий показал кемпинг, в котором нам предстояло прожить более семи месяцев. Внутри вагончика — иней. К электричеству наш «дом» подключен не был. Воды никакой. Увидеть директора посчастливилось лишь за день до премьеры. Видимо, в Финляндии не принято встречать артистов.

Трудности начались буквально сразу. Поскольку цирк отапливался плохо, было проблематично хорошо размяться. Вроде разогрел мышцы, но секунда без движения, и они снова холодные. В результате я повредила сустав. Медицинская страховка у нас была, но отвез меня к врачу директор где-то спустя неделю. Мне прописали на семь дней полнейший покой травмированной руке, но директор сказал работать. И я, разумеется, работала, причем не только на манеже. У нас в условия контракта тоже входили монтаж и демонтаж цирка. Меня не освободили даже от этого.

Потом нам стали потихоньку добавлять работу, не предусмотренную контрактом. Например, вместо электрика собирать электрокабели. Или мыть резиновый ковер для манежа (воду для этого мы тоже должны были носить сами). Вскоре и вовсе дошло до абсурда. Например, помыли мы ковер вечером. А утром нас будят мыть его снова. «Зачем, вчера же помыли?» — спрашиваем мы. «Поскольку сегодня нет утреннего представления, чтобы вы не бездельничали, помойте ковер». Этого я уже не выдержала и послала их ко всем чертям. Электрические кабели я тоже решила больше не собирать и попыталась их вручить рабочему, обязанному ими заниматься. В ответ он меня грубо толкнул. Директор на мою жалобу и требование заставить обидчика извиниться заявил, что это мои личные проблемы — хотите, звоните в полицию. Ну, я и позвонила...

Этого, надо сказать, финны не ожидали. До тех пор никто из третируемых артистов не решался на подобный шаг. Как оказалось, очень даже зря. Полицейский заверил, что хотя я и иностранка, но полиция обязана защищать меня так же, как и своих граждан. И прибегать к насилию, естественно, никто права не имеет. Мне предложили подать в суд с иском о компенсации за моральный ущерб. Так далеко заходить я не пожелала, о чем теперь жалею. Далее офицеры провели воспитательную беседу с рабочим. Мой обидчик с тех пор обходил меня десятой дорогой, а остальные «цирковые» финны за столь дерзкий поступок объявили мне бойкот. Директор же вел себя как обычно. И даже более внимательно. Видимо, решил в дальнейшем со мной не ссориться.

Наступило лето. На редкость жаркое для этой северной страны. Мы работали без выходных. Артисты за четыре месяца работы просто с ног падали. Замучились и морально, и физически. Чувствовали себя в прямом смысле рабами.

Последние месяцы мы доработали относительно спокойно. С директором расстались почти дружески. Правда, когда он через год позвонил нам с предложением работы, мы вежливо отказались. Поехали в Иорданию. Как оказалось, тоже бороться с хамством…

Человеком быть не обяжешь

Обидно видеть, как глубоко не уважают нашего брата в заграницах. И особенно обидно, что львиная доля вины в этом — наша. Потому что позволяем. И из собственного опыта, и из опыта других непокорных артистов могу заявить: все зарубежные непорядочные или не очень порядочные работодатели мгновенно скисают, как только им дают отпор. Стоит «показать зубы», и тебя уже абсолютно искренне уважают, начинают считать серьезным партнером, а информация об этом непостижимым образом расходится. Результат — контракты с нормальными директорами на нормальных условиях. Одна лишь деталь: чтобы иметь возможность защитить себя за рубежом, необходимо хотя бы немного владеть английским, без этого вас просто не поймут.

Ну да бог с ними, с заграницами. Мы для них чужие. Своих они, возможно, и защищают. Не знаю. Зато знаю, что наши сограждане, начав работать на иноземной территории (а таковой является любое посольство), зачастую начинают себя считать иностранцами, а нас, пардон, быдлом, недостойным человеческого обращения.

В прошлом году мы должны были ехать в Германию. Пошли в посольство делать визы. И здесь тоже столкнулись с неуважительным отношением. Во-первых, на редкость хамская манера разговаривать у девушек, дающих справки по телефону. Во-вторых, посольство взяло с нас деньги за услуги, но никаких услуг не оказало. Немецкий директор нам звонит и говорит, что выслал все документы, что лично ходил в свой МИД, что оттуда тоже все положенное в таких случаях выслали. А в посольстве утверждают, мол, ничего не получали. В итоге у нас сорвался контракт. Немецкое посольство никаких пояснений на этот счет не дает. Отказа в визе нет, но и разрешения тоже.

Не лучшей была ситуация у нашей коллеги с посольством Франции. Она пришла туда поставить визу, имея на руках подлинники (а не факсы, как обычно) всех необходимых документов. То есть посольству не нужно было делать никаких запросов во Францию — просто просмотреть бумаги и «шлепнуть» визу. У артистки не было возможности заранее записаться на прием, поскольку она была на гастролях. Девушка попросила представителя посольства пустить ее без записи, поскольку мог сорваться контракт, если с визой дело затянется. Но ей отказали. В посольстве придерживаются заведенного порядка, и ради какого-то человечишки нарушать его никто не будет. Ваши проблемы никого не волнуют. Что ж, имеют право. А человеком быть не обяжешь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно