HOMO КАСПАР

15 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №41, 15 октября-22 октября

Театр - наиболее подходящее место для разнообразных творческих экспериментов. На театре, как говаривали в прежние времена, возможно все, особенно во времена нынешние...

Театр - наиболее подходящее место для разнообразных творческих экспериментов. На театре, как говаривали в прежние времена, возможно все, особенно во времена нынешние. В последние десятилетия театр, становясь все больше объектом для игры, стремится быть самодостаточным. Для режиссеров и актеров важен лишь сценический результат-спектакль, а совсем не то, что хотел сказать драматург, пьеса которого становится поводом к спектаклю. Хорошо это или плохо, определяется качеством того же спектакля. Поэтому появление в репертуарных афишах таких определений, как «антипьеса», - явление, не противоречащее логике. Логике искусства.

Киевский театр «Колесо», а именно он украсил свою афишу названием премьерного спектакля с таким определением жанра, - коллектив творчески смелый, готовый к неожиданностям эксперимента, стремящийся улавливать современные тенденции европейского театра. Очевидно, поэтому театр обратился к произведению австрийского писателя Петера Хандке, а на постановку этой пьесы-антипьесы «Каспар» пригласил французского режиссера Пьера-Жана Валентена. Больше иностранцев в творческой команде нет. Перевод И. Андрущенко, декорации А.Даценко, костюмы М.Нирод.

В основу пьесы «Каспар» П.Хандке положена загадочная история человека Каспара Хаузера, который в 1828 году появился в Нюрнберге и был похож на сумасшедшего, едва умел говорить и ходить, так как с рождения шестнадцать лет просидел в темном подвале, не видя дневного света и людей. Только один «черный человек» приносил Каспару, все время привязанному к чему-то, еду и питье и не произносил ни единого слова. Этот же человек, перед тем как выпустить Каспара, научил его одной фразе: «Я хотел бы быть тем, кем кто-то уже был до меня». Эта фраза и становится ключевой в пьесе, на ней строится спектакль театра «Колесо». Спектакль «Каспар» бессюжетен, он - нагромождение нелепых фраз, прописных истин, звенящих в пространстве пустой многозначительностью. Из определения творчества П.Хандке: «Актеры в его речевых вещах репрезентуют не себя или какую-либо роль, а речь: они превращают пространство сцены в словесное пространство, где говорит речь». Но режиссер берет эту авторскую установку лишь к сведению и, оттолкнувшись от нее, как от прочного берега, пускается в собственное неведомое свободное плавание, увлекая за собой актеров. Результат его умелого «лоцманского чутья» и сработанность актерской команды (А.Бирюков, В.Бойко, М.Груничева, з. а. Украины И.Клищевская, С.Колокольников, С.Ладесов) выливаются в создание некоей притчи с глубоким философским содержанием о том, как ущербный Каспар становится homo Каспаром, а потом и человеком Разумным. На истории этого примитива за короткое время зритель прослеживает моменты становления личности человека. Его моральный рост, постижение истин, осознание себя. Успех спектакля, казалось бы, не имеющего шансов заинтересовать зрителя своей несобытийностью, заложен в актере, исполняющем главную роль Каспара, Олеге Примогенове. Он - в центре событий жизни, своей и всеобщей, он - в эпицентре фраз. Фраз-пауз, фраз-желаний, фраз-неизбежностей. Они множатся, разносятся эхом, впечатываются в сознание, рискуя стать истинами. О.Примогенов играет Каспара человеком изначальным. Он обыгрывает каждую фразу, реагирует на нее, расцвечивает эмоциями, постижением, чувством. Актер разнообразен, захватывающе интересен. На этом маленьком пятачке сцены с арсеналом всего нескольких повторяющихся фраз он выстраивает напряженную внутреннюю интригу. Желание стать кем-то всегда найдет отклик в другом индивидууме, ибо эти мысли ключевые в человеческой природе. Но как стать кем-то в мире, в космосе, а может, это просто сумасшедший дом? История Каспара в полной мере может послужить для всех учебным пособием, как не дрожать перед жизнью. Спектакль «Каспар» можно считать моноспектаклем в исполнении О.Примогенова. Моноспектаклем, насыщенным пониманием предложенных обстоятельств, актерской органикой, сценическим умением перевести простые понятия в разряд притчевых истин. Другие персонажи, удивляющие причудливым гримом, ухищрениями голоса, движений и повадок, общением со зрителем посредством видеосъемки, лишь усиливают ощущение безумности и бессмысленности окружающего мира, в котором оказывается Каспар. Но сюрреализм понятий, абсурд событий он побеждает своим желанием стать человеком. Как любая притча, история о homo Каспаре - повод к размышлению о превратностях жизни, о противостоянии маленького человека и огромного мира, о его слабости и стойкости.

В спектакле прозвучало одно замечательное по своей точности определение: «упорядоченный предмет тот, о котором можно сказать некую фразу и все понятно». В собственном стремлении к точности определений, сделаю вывод, действо в театре «Колесо», названное «антипьесой», к счастью, не стало «антиспектаклем».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно