Ход «кіном». Сколько денег нужно стране для экранного счастья

19 июня, 2009, 12:27 Распечатать

Кажется, в отечественной киноотрасли наметились глубокие тектонические сдвиги.

Кажется, в отечественной киноотрасли наметились глубокие тектонические сдвиги. Шуфрич, как на амбразуру, бросается на спасение экранных ценностей посредством законодательства. Тимошенко не жалеет денег Стабилизационного фонда ради высоких кинотехнологий. Мастера экрана, как всегда, то ли потирают руки в ожидании новых прибылей, то ли чешут затылки, предчувствуя иллюзорность благих начинаний.

Тимошенко и Шуфрич пошли в кино

Весенний авитаминоз подвигнул отдельных сознательных депутатов на поступки гражданские, «поливитаминные».Уже упомянутый Шуфрич (посредством своего нашумевшего законопроекта) уготовил родному кинематографу дальнейшую жизнь — здоровую, сытую, калорийную. Документ его авторства — «О внесении изменений в Закон Украины «О кинематографии» (уже поддержанный комитетом ВР по вопросам культуры и духовности) — предполагает массу приятных открытий, а также «вкусных» ингредиентов для тощего украинского киножелудка. А именно:

— освобождение субъектов кинематографии от уплаты ПДВ;

— необложение налогами прибылей, полученных после реализации кинопродукции;

— возможность не платить (в дальнейшем) арендную плату за студийную землю. А картины и разные киноматериалы могут быть освобождены от таможенных платежей и сборов на ввоз и вывоз из Украины.

Есть и пространная рефлексия относительно того, что же такое «национальный фильм». Теперь узнали. По версии Шуфрича, это лента, продюсером которой может быть гражданин Украины или же юридическое лицо, зарегистрированное в Украине; в состав съемочной группы может входить не более 30% иностранцев, а зарубежные инвестиции не должны превышать 30% бюджета картины.

Это если вкратце.

А если вширь и вглубь, то иллюзорная «изобильная» жизнь (за одним киностолом) пока что упирается в одну строку кабминовской калькуляции. Условно назовем ее «расходы на продукты».

На эти ближайшие расходы (по кинопроизводству) госбюджетом Украины в 2009 году предусмотрено лишь 5,1 млн. грн. Без дополнительного спонсорства за эти деньги сегодня можно снять только пейзаж на хоруживском поле.

В общем, пока что поэзия Нестора Ивановича и проза Юлии Владимировны не сильно уживаются в одном «кинокадре». На немое кино, впрочем, эти двое и могли бы сообразить. И оставьте, уже наконец, эту вечную сравниловку-риторику: вон там, вот у них...

Действительно (для мимолетного сравнения): в России в период с 2006-го по 2010 год предусматривается субсидирование кинопроизводства в размере 280 млн. долл. (с учетом кризиса). Это влечет за собой «стряпание» примерно восьми десятков художественных, а также более тысячи документальных и анимационных лент.

И еще (для текущего сравнения): в РФ на «средний» фильм государство выделяет субсидии в размере 2 млн. долл., у нас — 5 млн. грн. На всю индустрию. Это объяснимо: брать неоткуда.

Впрочем, нашли — «откуда».

Почти в унисон с подвижнической деятельностью Шуфрича Тимошенко (после ходатайств Минкульта) обнадежила отрасль уже новой цифрой — 50 млн. грн. Тоже на «потреби національного кіновиробництва». Материальную помощь изыскали из… Стабилизационного фонда.

Очевидно, именно на этом этапе украинское кино уже приравняли к стихийному бедствию — урагану, наводнению, глобальному потеплению, — если в помощь ему бросили сам Стабфонд.

50 млн. грн. — примерно 6,6 млн. долл. То есть если за первую отстегнутую «цифру» (5,1 млн. грн.) страна с горем пополам может снять полторы картины (плюс спонсоры туда-сюда), то за ожидаемый стаббонус (если он таки будет кем-то оприходован) — в лучшем случае выпустят три-четыре «калеки». Причем еще неизвестно когда. И неизвестно кто (это снимет).

Поэтому — в данном контексте — и любопытна порой непредсказуемая реакция нашей общественности на киножизнь грядущую — веселую, зажиточную. Как в «Кубанских казаках». То есть ту «жизнь», которую, очевидно, скоро и увидим на экранах благодаря Нестору Ивановичу и Юлии Владимировне.

Обозреватели «ЗН», пообщавшись лишь с некоторыми ветвями нашего коллективного «киноспрута», совершенно не удивились, что в рядах товарищей пока согласия нет.

Говорит и показывает Вовкун

Минкульт инициативы Шуфрича поддерживает (хотя и с оговорками).

Субъекты кинопроизводства — эти смотрят на киноперспективы в общем по-разному. Кто с восторгом, кто с иронией.

— В целом наше министерство поддерживает законопроект Шуфрича, — сообщает «ЗН» министр Василий Вовкун. — Впрочем, есть и немало вещей, связанных с изменением статуса «национального фильма»… Относительно норм закона, на наш взгляд, определена сущность статуса национального фильма. Но к этому еще стоит добавить норму относительно того, что определяющим критерием должен быть государственный язык. Это соответствует принципам Европейской конвенции об общем кинопроизводстве и согласовывается с отраслевыми законами европейских стран.

Безусловно, мы заинтересованы в том, чтобы этот законопроект был принят уже в этой сессионной каденции Верховной Рады. Так как это дает возможность формировать бюджет 2009 года, утвердив изменения, связанные со сборами на поддержку кино и протекционизмом по отношению к национальным фильмам. Законопроект Шуфрича впервые внедряет протекционизм по отношению к национальному фильму. А это весьма позитивно для современного состояния национального кинопроизводства.

Так сказал министр. Его александрийский слог впоследствии развили и углубили депутатские фракции. Ко «второму чтению» целительного законопроекта они внесли несколько ключевых дополнений. Относительно:

— создания многоканальной системы финансовой поддержки кинопроизводства и кинопоказа;

— стимулирования инвестиций в кинопроизводство и кинопоказ;

— протекционизма по отношению к национальному кино.

И один особо будоражащий пункт. Есть депутатские инициативы о «внедрении» сборов (для поддержки все того же нацкино): 5% от стоимости билета в кинотеатральном показе; 5% от реализации кассет на рынке домашнего видео, 5% от публичного оповещения на ТВ.

В последнем рационализаторском предложении прослеживается «польский след». То, что у друзей-поляков уже было обмозговано и внедрено намного раньше. Так что не смущайтесь, уважаемые зрители, если в ближайшем будущем вы будете покупать в ларьке какой-нибудь DVD или же билет на «Терминатора-24» (в любой кинозал), то тут таки 5% ваших кровных денег уйдут на поддержку творческих поисков Николая Засеева-Руденко, Юрия Ильенко, Николая Мащенко, Марины Кондратьевой. А также других немеркнущих звезд киностудии имени Александра Довженко.

Молодость моя, киностудия…

— Действительно, приятно, что наши политики наконец-то занялись кино и проводят определенную работу в этом важном направлении, — радуется дальнейшим перспективам директор Национальной киностудии им. Довженко Игорь Ставчанский. — Шуфрич сделал серьезное дело для дальнейшего развития украинской киноотрасли. И если этот законопроект пройдет все этапы и его наконец примут, то уже ближайшие два-три года покажут, какая практическая польза от такого начинания.

Удивительно, что раньше наше правительство почему-то не считало кинематограф важной «отраслью». Думали, что нужно зарабатывать на металле, на авиастроении, на прочем… И совсем забыли, какую колоссальную прибыль приносило кино хотя бы в советские годы. А в советское время именно в Украине, в здешнем кинообороте, было около 1 млрд. руб. По прежнему курсу это более 1 млрд. долл. Напомню, что были десятки прекрасных кинотеатров и передвижных киноустановок по всей территории Украины.

Однако восстановление отечественного кино у нас ныне чаще всего идет каким-то революционным путем — «Миру мир!» или «Кину быть!». И все тут! Эволюционным путем, к сожалению, почему-то идти или не хотят, или не могут. Я убежден: день за днем нужно создавать новые проекты, снимать фильмы последовательно, поступательно. Чтобы уже сама жизнь — в плане естественного отбора — выделяла лучшее из текущего.

Сеть кинотеатров также должна развиваться эволюционно. А не по желанию того или иного олигарха. Никакой инвестор, меценат или спонсор не придет на киностудию или в кинозал, пока отрасль не оживет сама собой... И революция тут ничего не решит.

— Нашумевший законопроект Шуфрича — это нечто красивое и радужное в глазах ошалевшей кинообщественности, будто все одели исключительно розовые очки. Но ведь мы понимаем, как даже самые благие намерения могут в итоге оборачиваться аферами?

— Согласен, есть доля вероятности, что ожидаемые льготы для украинского кинематографа могут повлечь за собой и волну «отмываний»… Всего и вся. И кино, во что очень не хотелось бы верить, может превратиться в повсеместную «помойку». Впрочем, нечто похожее уже происходило в известные нам постперестроечные годы, причем с целыми отдельными отраслями. И будут тогда провозить без растаможки бытовые камеры или что угодно — только потому, что есть такая статья. Конечно, я немного утрирую…

Или же, допустим, освобождают земли студий от налогов… Опять-таки, не исключаю, что кто-нибудь, купив где-то землю, впоследствии скажет: «А у меня на этом месте будет киностудия…» Поставит штатив, двух статистов, еще и дачу себе построит. И заявит, что это «съемочная площадка». Поэтому еще раз подчеркиваю: у нас возможно все…

Украинский блокбастер — это афера

— Игорь Леонидович, какова ваша позиция в отношении формулы «национальное кино»? Все ли учтено депутатскими фракциями и не слишком ли сужен смысл этого определения?

— Национальное кино — это кино, которое было бы идеологически и ментально нами осмыслено. Это кино, в которое мы вложили бы свои (и чужие) средства. Кино, которое бы снималось на территории нашей страны. Вот, допустим, мы приглашаем на студию какого-нибудь известного иностранного режиссера. Он снимает фильм. Вопрос: национальное кино он снимает или ненациональное?

Я, например, считаю, что национальное. Ведь и команда «Шахтер» состоит в основном из бразильцев. Но это же украинская команда! Согласитесь, самое главное на нынешнем этапе — это даже не подобные споры, а реальный запуск проектов.

И вне зависимости от того, как сложится судьба прекрасных киноинициатив Шуфрича, я не сомневаюсь, что без иностранных инвестиций и партнеров мы вряд ли сами тронемся в дальнейший путь.

Недавно был в Китае. Там киножизнь бьет ключом. 600 кинокомпаний. Масса других киноорганизаций. Колоссальный оборот. Мы можем гордиться тем, что купили одну очень дорогую камеру… А они себе цифровую студию за 200 млн. евро построили! Как говорится, почувствуйте разницу.

Между тем мы забываем еще об одной серьезной проблеме для нашего кинопроизводства — о языковом барьере. Бывает так, что есть интерес у иностранных партнеров к нам, есть заказы и бюджеты с их стороны. Но все упирается в то, что большинство наших кинематографистов и технического персонала практически не владеют английским. Просто беда! Поэтому 5 млн. грн., выделяемых на кино, или даже шесть, — это все равно глобально ничего не решит. Какие, скажите, картины можно запустить за эти средства, если средний бюджет одной нашей ленты — около 10 млн. грн.? А Минкульт только в 2009 году должен нам «закрыть» выполнение работ по еще прошлому году — на 2, 5 млн. грн. Да, в планах Минкульта значатся обязательства на 89 млн. грн. Но в реальности этих денег нет. И «красное знамя» обещаний будет передаваться из года в год. О чем говорить, если только у нас на студии затратная статья в месяц — 1, 5—2 млн. грн.

— В планах Кабмина и Минкульта на ближайшую перспективу — пять игровых картин плюс десять неигровых и один мультфильм… Что это за названия? Какова реальная судьба этих якобы заявленных проектов?

— К сожалению, лично мне пока никто не давал возможности непосредственно ознакомиться со многими сценариями. Минкульт рассматривает то, что ему предлагают. Мы же на студии пытаемся любыми путями утвердить — даже пробить — одну принципиальную для нас работу. Это экранизация произведения Ольги Кобылянской «У неділю рано зілля копала». Режисер — Андрей Дончик. Это проект, на который мы очень рассчитываем. Сам материал замечательный. Это попытка обратиться к поэтическому кино в лучших традициях довженковской студии. Это может быть — при удачном стечении творческих обстоятельств — кино, которое без стыда можно было бы показать на крупных кинофестивалях.

Вы спросите, сколько на него нужно денег? Думаю, около 10 млн. грн. Ведь мы, зная цену каждой копейке, и не затеваем супермасштабные проекты. Снять сегодня в Украине блокбастер — нонсенс, иллюзия! Или чистая афера. Разумеется, говорю о блокбастере в голливудском понимании. У нас в этом плане нет никакого опыта. Дайте украинскому режиссеру хоть сто миллионов на так называемый блокбастер — только деньги будут разбазарены.

Я также категорически против того, чтобы государство выделяло деньги сомнительным кинофирмам, появившимся только вчера и не имеющим на балансе ничего, кроме амбиций, и не способным отвечать ни экономически, ни политически за те немалые средства, которыми частенько их ссужает государство. Только крупные национальные студии должны вести диалог с государством.

Кадры решают, но пока размышляют

В свою очередь Олег Кохан, руководитель компании «Студия «СОТА Синема Групп» (на его счету — последние фильмы Киры Муратовой, Романа Балаяна, Кшиштофа Занусси), воспринимает грядущие «киноперемены» в связи с инициативами Шуфрича сдержанно без ажиотажа.

— Вы знаете, я не удивлюсь, если за этими громкими заявлениями окажется только чей-то просчитанный пиар — на такой-то резонансной теме. Почему? Потому что все «льготы» для кино — это лишь часть возможного решения одной глобальной кинопроблемы в нашей стране.

Эти преференции, конечно, могут решить некоторые вопросы. Но это проблемы временные. Ведь давно уже необходимо разрабатывать комплексную программу развития украинской киноотрасли хотя бы на 10—12 лет вперед.

Надо очень серьезно заняться в первую очередь кадровыми вопросами. И думать об интеграции отечественного кино в европейское киносообщество. А не только радоваться редким нашим успехам.

Давно пора признать: кинобизнес — это серьезный экономический сегмент. И он не может замыкаться только стенами государственных студий.

Мы же, как всегда, либо в хвосте этого поезда, либо все проблемы списываем на кризис…

Патологии — важнейшие из искусств

Если продолжать о кризисе (жанра), то на этот счет есть и альтернативная (философская) точка зрения. Одному из романов Джона Фаулза предпослан умный эпиграф Антонио Грамши (из его «Тюремных тетрадей»): «Кризис заключается именно в том, что старое уже умирает, а новое еще не может родиться. В этом «междуцарствии» и возникает множество разнообразнейших патологий...»

Старый (советский) украинский кинематограф умер. Новый украинский еще не развился, он, пожалуй, лишь в эмбриональном состоянии.

Выходит, нынешний этап — то, о чем постоянно пишем, и то, о чем они снимают, — и есть «междуцарствие».

«Между» тем, что сдохло, и «между» тем, что еще не сформировалось. Прервалась связь времен… Только не мы ее прерывали.

Отсюда и главная «движущая» сила текущего момента — патологии. Они во многом:

— в ущербных принципах государственного подхода к киноотрасли;

— в бездарности перспективного планирования определенных направлений той же отрасли;

— в творческой несостоятельности тех, кто определяет нынче идеологические акценты и креативные подходы;

— в художественной исчерпанности старого творческого ресурса;

— в сомнительной амбициозности, а также очевидной оторванности от современных кинореалий поросли новой, как бы «пришлой»;

— в хронической неспособности привлечь (и завлечь) крупных частных инвесторов в кинопромыслы (некоторые из них как ушли в ТВ-муви, так и не вернулись обратно).

Но этих безотрадных позиций, разумеется, не предусматривают ни законопроект Шуфрича, ни Стабфонд Тимошенко.

Между тем именно эти «тезисы» ныне и «решают все». А вовсе не сумма прописью — бюджет той или иной картины или даже финансирование целой студии.

«Не в деньгах счастье!». Как ни забавно, но это сказано о современном отечественном кино. Поскольку — а вы припомните — за 18 лет так и не появилось ни одного конкурентоспособного (по общемировым критериям) сценария. Не сформировалось ни одного эффективного международного проекта. Не вышло в прокат ни одной более или менее успешной (в кассовом плане) ленты. За 18 лет… Безбожная «Сафо» и беспощадная «Аврора», а также отдельные эксперименты на артхаузном поле от одесских мастериц — это особые лирические новеллы.

Из этого «современного кино» словно бы испарился креативный азарт «игры на результат». На успех, на кассу, на возможный фестиваль. Есть, очевидно, пока лишь один движущий мотив — «на зависть соседу», потому что Х деньги дали, а Y все еще стоит в очереди.

В той «очереди» (согласно далекоидущим планам Минкульта) ныне ошиваются многие народные, заслуженные, даже герои. Те, кто еще недавно снимал про гуманизм советской власти, уже подали сценарные заявки про героизм в «бендерівських схронах». А те, кто еще при Брежневе эти сценарии вообще не умел сочинять, решили, что при Ющенко (о его-то древних родственниках) напишут талантливо, прямо с разбегу.

Махровая конъюнктура — этот статус у нас будет внеблоковым всегда.

Уже приходилось говорить о том, что старая гвардия профессионально оторвана от ландшафта современности. Они вроде «парят» над этим ландшафтом. Живут в странных снах. И не сомневаются, что эти их древние сновидения (изложенные в сценарных папках) должны посмотреть 40 миллионов сограждан.

Этот путь движения странен, бесперспективен. И откровенно губителен для целой отрасли. В этом пути нет смысла, в нем нет будущего.

У нас, к сожалению, не оказалось (да и в мире их немного) мастеров старого призыва, которые были бы соизмеримы по художественной потенции хотя бы с «четвертинкой» одного такого себе «Клинта Иствуда». (А этот американский дедушка на девятом десятке явно заключил таинственный контракт с Господом Богом, ведь чем больше ему лет, тем гениальнее его очередной фильм.)

«Соглашательна», часто бестолкова работа по перспективному киновидению и в недрах Минкульта. Берут то, что несут. Но мало ли какая ерунда взбредет кому в голову? А ведь кинодепартамент при Минкульте — орган почти самостоятельный — должен стать «фильтром» по отсеву плывущей ненужности. И главное — креативным центром. Местом, где «мозговой штурм» не замыкается на рефлексиях ветеранов, а вырабатывает разные варианты и разнообразные подходы к «прекрасному», которое пока очень «далеко»… Где же эти «варианты» экранизаций классических всегда читабельных украинских произведений? Где заданные жанровые проекты? Где контракты с лучшими мастерами западного сценарного отдела, уж если хотите объемно, «международно» и конкурентоспособно подать миру свою идеологическую весть (скажем, о Голодоморе)?

Хорошо, примут гениальный «закон Шуфрича».

Допустим, ради украинского кино Тимошенко разорит даже Стабфонд…

Но что на эти деньги снимите завтра? Что покажете? Кого удивите?

Список громадных творческих планов прилагается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно