ХОД БЕЛЫМИ

21 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 21 марта-28 марта

«Черно-белое» противостояние в отечественной археологии — воистину драматический аспект охраны археологического наследия...

«Черно-белое» противостояние в отечественной археологии — воистину драматический аспект охраны археологического наследия. Вырисовывается классический треугольник — с одной стороны государство, с другой — Институт археологии, а с третьей — нелегальные копатели, посредники-перекупщики и покупатели — частные коллекционеры, в чьи руки прямо или опосредованно эти вещи попадают. Тема, поднятая в «ЗН» № 8 («Наследие без прописки: вариант ч/б»), вызвала дискуссию на нашем интернет-форуме. А на этой неделе Институт археологии собрал заинтересованных в проблеме охраны археологического наследия за «круглым столом».

Поводом для дискуссии стала выставка киевского коллекционера и мецената Сергея Платонова «Тебе, Украина!», где собраны уникальные предметы древности. Кое в чем они могут посоперничать с нашими государственными собраниями. Но…

«Ни одна вещь, выставляемая в павильоне «Хлебня» Софии Киевской, не привязана к региону, определенному месту нахождения, — подчеркивает академик Петр Петрович Толочко, директор Института археологии, народный депутат Украины. — И это делает находки научно неполноценными. Утверждать, что людям не интересно знать, где была найдена вещь, на какой глубине, в сопровождении каких предметов, какого комплекса, по меньшей мере, цинично. Пройдитесь по нашему Археологическому музею — и увидите совсем другую картину. Наши экспонаты — это исторические источники. По ним пишутся фундаментальные работы, как, например, трехтомник «Давняя история Украины», за который мы удостоились Государственной премии. По коллекциям вроде платоновской можно разве что издать красивый альбом».

По окончании сезона раскопок на место белых археологов приходят их черные «коллеги». Так разворовываются Ольвия, памятники Крыма, раскапываются курганы, древнерусские городища. Раскопки, тайно проведенные неквалифицированными людьми, разрушают культурный слой, в котором был найден памятник. Охотники за сокровищами оставляют без внимания предметы, для истории, возможно, представляющие гораздо большую ценность, чем золотые украшения: скелеты, остатки пищи, тканей, по которым можно было бы полностью реконструировать панораму жизни наших далеких предков. А находки, лишенные археологического контекста, как справедливо заметил Петр Петрович, утрачивают значение носителя информации — и золотые изделия превращаются в кучку драгметалла.

«Неправильно привязанная к памятнику вещь порождает недостоверную информацию о нем, — замечает Надежда Оксентьевна Гаврилюк, глава полевого комитета Института археологии НАН Украины, доктор исторических наук. — Пример тому — скифское Капуловское городище в степи, на котором могло быть обнаружено от силы 50—60 фрагментов амфор с клеймами. Желание коллекционеров «легализовать» свои находки породило миф о скифском городище, на котором будто бы найдено более 300 клейм. Так в истории появился «новый скифский торговый центр на Днепре».

Если существует болезнь — нужно искать лекарство. Что же предлагает в этом качестве академик Толочко?

«Решение этой проблемы, прежде всего, напрямую зависит от принятия Верховной Радой закона об охране культурного наследия. Его проект был разработан нами около двух лет назад и беспроблемно принят в первом чтении конституционным большинством. Я лично выступил против немедленного принятия закона во втором чтении, поскольку хотел, чтобы его широко обсудили, все учли, внесли поправки, дополнения. Это стало моей стратегической ошибкой, потому что с тех пор с этим законом начали активно бороться, и прежде всего — Министерство культуры, чья прямая обязанность — охрана этого самого наследия. Кроме того, комитет по культуре и духовности Верховной Рады, который возглавляет Лесь Танюк. И в одной упряжке с этими уважаемыми организациями, как ни странно, оказались частные коллекционеры.

Проект долгое время пролежал в комитете, который в конце концов постановил, что Украине такой закон не нужен. Ладно бы заявили, что он неправилен, необъективен, в конце концов, предложили бы на рассмотрение свой вариант — но утверждать подобное!..

Такое активное неприятие мотивируют тем, что Институт археологии хочет монополизировать дело охраны археологической собственности. На самом деле это не так. Мы лишь хотим, чтобы это дело находилось в рамках определенных законодательных норм, чтобы были установлены четкие правила игры: археологические исследования проводили специалисты-археологи, охраняли памятники соответствующие структуры Министерства культуры или отдельный комитет, за создание которого мы боремся, — в общем, чтобы каждый делал свое дело. В неопределенности, когда никто ни за что не отвечает, и процветает черная археология.

Сергей Николаевич Платонов утверждает, что лицензии — открытые листы — Институту археологии должна выдавать высшая инстанция. И даже не задумался — а кто выдает лицензии Сергею Платонову на коллекционирование этих вещей? В Российской Федерации, например, для занятия коллекционной деятельностью человек должен обязательно получить лицензию. Но право «первой ночи» на вещь имеет государство. В ином случае мы имеем дело со скупкой краденого, за которую закон карает как продавца, так и покупателя.

Выдача квалификационных листов — давняя традиция археологической организации, на которую мы имеем полное право. Эти листы начал выдавать еще Всеукраинский археологический комитет в 1919 году, а до этого выдавала императорская комиссия.

В Европе и Америке уже прошли этап коллекционирования, он у них пришелся на XIX столетие, когда проводились раскопки в Египте, других местах. Богатые коллекционеры скупали находки, которые, как правило, уже были привязаны к месту, имели паспорт. В результате в музеях на основе частных коллекций возле каждого экспоната висит табличка: найдено там-то и там-то. А наши умники делают вид, что это не актуально.

Меня спрашивают, почему в советские времена эта проблема не имела таких масштабов? Вижу две причины: во-первых, не было таких богатых коллекционеров, которые на свои деньги помогают наживаться черным археологам. А во-вторых, очевидно, было крепче государство. Сегодня государство аморфное, многих своих функций, в том числе и защиты культурного наследия, не выполняет надлежащим образом. Если Министерство культуры, являющееся частью государства, борется за то, чтобы в этом государстве не было закона об археологическом наследии, что же это за структура и что это за государство, которое воюет само против себя?

Зачем нужно создание отдельного комитета по охране историко-культурного наследия, который мы планируем реорганизовать из Государственной службы охраны культурного наследия? Сейчас небольшие подразделения, ведающие этими вопросами, находятся в системе Министерства культуры, при комитете строительства и архитектуры, в областях. Такая межведомственная разобщенность, очевидно, и не дает желаемого результата. Мы ратуем за создание самостоятельной специализированной структуры.

Очевидна также необходимость ратификации Украиной международных хартий — Венецианской и Лозаннской, которые обязывают национальные представительства, ведающие охраной археологического наследия, разрабатывать национальное законодательство в этой области, а государство — обеспечивать должное ее финансирование. Уже два года мы просим Министерство культуры подать на ратификацию эти конвенции, но безрезультатно.

Законопроект, за принятие которого Верховной Радой Украины мы боремся, предусматривает не только увеличение карательных мер, но и определенные выигрышные позиции для официальной археологии. В частности, будет разрешено использование металлоискателей специалистами, и в то же время запрещено — черными археологами. Во втором чтении в закон будет введен раздел о поощрении нашедшего клад.

Проблема сложная, и без вмешательства государства ее не решат ни Институт археологии, ни другие структуры, даже если подключатся СМИ. Мы пытаемся решить этот вопрос на законодательном уровне, подготовили обращение к Президенту, Верховной Раде, Кабинету министров, подписанное сотней ведущих ученых-археологов Украины».

Очевидно, что репрессиями и запрещениями проблемы черной археологии не решить. И пока государство в вопросе сохранения археологического наследия вне игры, возможно, двум заинтересованным сторонам — легальным археологам и коллекционерам — стоило бы объединить усилия?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно