ХЛЕБНИКОВ

16 июля, 1999, 00:00 Распечатать

Книга «Разговор о Хлебникове» филолога Виктора Кравца вошла в научный обиход недавно и уже получила вполне заслуженные одобрительные отзывы...

Книга «Разговор о Хлебникове» филолога Виктора Кравца вошла в научный обиход недавно и уже получила вполне заслуженные одобрительные отзывы. Интригующая тема разговора - поэт и его демон - интересна не только профессионалам, но и всем почитателям таланта Хлебникова.

Памятна ноябрьская презентация книги Кравца в Национальном музее. Следующий этап популяризации своих идей при поддержке посольства Израиля в Украине автор вновь осуществил на территории искусства, в галерее «L-арт» (04.07.99). Что не случайно. На сей раз вниманию публики была представлена авторская графика к книге. И доклад «Хлебников. Сковорода. Гностика», резюмирующий исследование о поэте-футуристе и намечающий расширение сферы дальнейших научных интересов В.Кравца - от Хлебникова до Сковороды.

О ком бы из двух великих ни шла речь, исследователь явно отдает предпочтение гностическому способу миропонимания. А для достижения герменевтического успеха безусловно важен фактор духовной сопричастности между ученым и объектом понимания. Гностицизм, не претерпевая кардинальных изменений, благополучно просуществовал с дохристианских времен и до нынешнего века - в масонстве, теософских концепциях, окрашивая собой литературу, искусство. Возможно, подобные привязанности автора предопределены мистической атмосферой древнего Киева, взрастившей Врубеля и Булгакова, чьи рефлексии над вечной проблемой добра и зла закончились столь трагически. У Хлебникова - та же ужасная судьба утописта-будетлянина.

Наложение матриц гностического образа мысли оказывается весьма полезным для выяснения духовной конституции личности Хлебникова - зодчего Храма времени, заклинателя зла. Равно как и Сковороды, наиболее яркого представителя масонского знания, культивировавшегося в Киево-Могилянской академии, которого Хлебников считал своим духовным наставником.

Внедрение в отечественную научную практику западного структуралистского подхода, но применяемого легко, ненавязчиво, изощренно, состоялось. Ведь оказывается, образный мир Хлебникова зиждется на ключевых мифологемах гностической традиции - Башни, Черепа и т. д.

Как отметил комментировавший доклад Кравца профессор Сергей Борисович Крымский, Хлебников для искусства ХХ столетия - личность символическая, знаменующая собой одну из важнейших его тенденций. Возникающее в архаические времена из магического обряда оно стремится возвратиться к своему изначальному истоку. В.Кравец увидел свою задачу в расшифровке профетического, мантического, апотропеического подтекста хлебниковских строк. Самонадеянно избрав для себя опасную миссию «наведения гибели» на Мировое Зло, за что расплачивался и жизнью своей и смертью, поэт сам вылепил его демонический лик. Его Мава Галицийская - воплощение войны, смерти, рока, фатальных исторических закономерностей. Но демон никогда не бывает поверженным окончательно, он восстает и мстит своим создателям несчастьями, безумием.

Автор касается не только литературоведческих аспектов поэзии Хлебникова, его волнует и ее иллюстративный потенциал. Причем, как теоретика и как практика одновременно. Проанализированы закономерности синтеза искусств - идеи основополагающей для художественного сознания начала века, и вдохновляющий пример Филонова, проиллюстрировавшего «Изборник» 1914 года. Филоновские идеограммы, материализующие метафоры поэта - прекрасный пример гармонии слова и изображения. Понимание закономерностей сосуществования на книжном листе и в четвертом измерении, виртуальном пространстве поэтического текста и его изобразительного аналога еще не гарантирует создание графических шедевров. Анализ и интуитивный поиск самовыражения «двойника» поэта в ипостаси художника - вещи разные, но...

Но на сей раз Виктору Кравцу удалось успешно совместить в себе таланты иллюстратора и теоретика. Адекватность стилистики прочувствована верно. Читаем: «Определяя свое «первое отношение к слову», Хлебников выдвинул следующую алхимическую задачу: «найти, не разрывая круга корней, волшебный камень превращения всех славянских слов одно в другое - свободно плавить славянские слова...» Эти метаморфозы взаимного перетекания слово-образов подчеркнуты визуально. Лист заполняет поток «алхимически сплавляющихся» эфемерных существ хлебниковской демонологии. Пуантилистическая техника дематериализует образ. Что, с точки зрения гностики, и является высшей целью - освобождение духа, тоскующего в темнице материи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно