Гойя. Предчувствия. Гравюры великого художника в Музее искусств имени Ханенко

13 июня, 2008, 13:10 Распечатать Выпуск №22, 13 июня-20 июня

Киевский Музей искусств Богдана и Варвары Ханенко впервые представил в своих залах экспозицию дв...

Киевский Музей искусств Богдана и Варвары Ханенко впервые представил в своих залах экспозицию двух всемирно известных серий работ испанского художника Франсиско Гойи «Капричос» (80 гравюр) и «Бедствия войны» (столько же).

Эти две серии работ испанского гротеска музей приобрел еще в 1941 году у украинского художника Михаила Шаронова (сохранился единственный акт купли-продажи работ). Архивы Шаронова пока не найдены. Известно лишь, что он состоялся как художник, в свое время был профессором, какое-то время даже ректором художественного института…

Но почему музей показывает эту экспозицию в полном объеме только сейчас?

Первые работы испанского мастера демонстрировались еще в 1946 году. Правда, тогда выбрали самые «понятные», социально направленные и «умеренно страшные» листы.

Гойя. Автопортрет
Гойя. Автопортрет
Ну а в 80-е у музея не было экспозиционных площадей. В последний раз ханенковская выставка Гойи экспонировалась в 1997-м, но тоже «с купюрами» — отобрали лишь 67 произведений. И лишь в 2006-м, когда в музее открылось два выставочных зала, сотрудники приступили к работе уже над нынешним проектом.

Выставка представлена таким образом, если бы свои работы демонстрировал сам художник. То есть не в порядке создания. Видимо, для мастера это было очень значимо.

Экспозиция начинается серией гравюр «Капричос» (1797—1798). В переводе на русский — «фантазия». Цель ее — показать зло, которое правит миром. Заведующая отделом графики Музея им.Ханенко Елена Шостак рассказывает:

«Зачем их прятать»
«Зачем их прятать»
— Гойя — фигура загадочная. В середине 90-х XVIII века он, выходец из низов, достиг всего, чего мог достичь человек его круга. Родился Гойя в маленьком селе неподалеку от Сарагосы. Его мать, дочь обедневшего дворянина, получила там небольшой участок земли, который не приносил дохода. А поскольку в то время испанские дворяне не имели права заниматься ремеслами и возделывать землю, то от титула нужно было отказаться. И отец Гойи начал работать позолотчиком… Первые шаги художника были очень трудными. Лишь потом он достигает вершин в испанском обществе: становится директором академии; его принимает сам король Карл III, приглашая на ужин. А это очень высоко поднимает реноме художника.

Потом в Испании наступает кризис. Карл III умирает, на трон сел его сын Карл VI, не отмеченный ни мудростью, ни талантами своего отца. Начинается период реакции. Гойя в это время переносит тяжелую и не совсем понятную болезнь. Но пройдя все испытания, художник создает новый стиль в искусстве. Если ранее его знали как автора парадных портретов, очень модных в испанском обществе, то в серии «Капричос» художник проходит по всем слоям общества изобличающей кистью…

«Не причитай, глупенькая!»
«Не причитай, глупенькая!»
Вначале зло показано как маскарадное, всем знакомое, не очень страшное. Кроме авторской подписи — под каждой гравюрой еще три комментария. Первые два мало отличаются друг от друга. А вот третий при советской власти никогда не афишировался, поскольку был «абсолютно безнравственным». Эти комментарии написаны в 1808-м одним французом.

Вот невеста, которая выходит замуж по расчету, хорошо понимая степень своей развращенности… Об этом свидетельствует отвратительная маска у нее за спиной. «Маменькин сыночек», из которого ничего хорошего не вырастет. Комментарий: «Неудачное воспитание, потакание делают детей упертыми, вредными и гордыми, жадными, ленивыми, нестерпимыми. Они вырастают, но так и остаются недорослями. Такими, как и этот мамин сыночек». «Бука идет» — неразумная мать хочет напугать ребенка, но на самом деле пугается сама. «Один другого стоит» — и дама, и кавалер пытаются друг друга обмануть. Комментарий: «Фаворит королевы, который стал первым министром в те времена, когда он был только охранником. Тогда все над ним насмехались. Эта гравюра изображает свидание, которое подготовили две свахи. Теперь они смеются над этой парочкой, хотя и делают вид, что молятся».

Тема падения женщины изображена на многих гравюрах Гойи. Как невеста, которая, жертвуя собой, выходит замуж за уродца. Или девушка уехала из дому, разбогатела, вернулась и, проходя мимо отвратительной нищенки, не узнает в ней свою мать.

«У них уже есть на что сесть»
«У них уже есть на что сесть»
А вот и комическая гравюра «У них есть на что сесть» — женщины со стульями на голове. То есть голову эти особы используют вовсе не по назначению.

«Это называется читать» — некоторые сановники читают важные государственные документы во время, когда им подстригают ногти…

В серии «Капричос» также представлены работы, на которых изображены разнообразные чудовища, мрачная нечисть…

— Насчет серии «Сон разума рождает чудовище» мнения посетителей разделились, — говорит Елена Шостак. — Кто-то утверждает, что это все мрачно. Кто-то наоборот уверен, что это забавно.

Есть версия, что стимулом для создания гравюр «Подстригать когти» и «Говорят, что это королева» художнику послужила взбалмошная придворная дама герцогиня Альба. На одной из гравюр она изображена парящей над тремя ведьмами. Комментарий: «У некоторых особ в голове столько горючего газа, что они способны взлететь без помощи ведьм».

В следующем зале музея представлены «Бедствия войны» (1808—1820).

— Мы сознательно разбили выставку на две части, — объясняет г-жа Шостак. — Даже самые страшные гравюры мы пытались расположить, скомпоновать в определенном месте зала. Известно, что единственный напечатанный авторский экземпляр «Бедствий войны» Гойя подарил своему другу Сенау Бермудесу и уехал в Бордо. Впервые серия была издана Академией Сан Фернандо лишь после смерти художника в 1863 году. Но все издания с авторских досок считаются подлинными. Кстати, по ходу этой экспозиции мы предупреждаем, что эти работы нежелательно смотреть детям до 16 лет. Потому что художник показывает не героизм наполеоновских солдат, а страдания, боль, трупы…

Большая часть работ в этой серии посвящена войне испанского народа с французской армией. В 1808 году под предлогом совместного похода в Португалию Наполеон ввел французские войска в Испанию, чтобы возвести на королевский престол своего брата Жозефа… Но испанцы не желали, чтобы ими управляли иностранцы. Восстание быстро охватило всю страну и продолжалось шесть лет. Регулярной французской армии противостоял народ. Это привело к жестокой войне без правил. Родной город Гойи Сарагосу французские войска дважды брали в осаду. Впервые летом 1808-го боевые действия завершились победой испанцев. Тогда же защитники города пригласили художника написать портрет генерала Палафонеса, который возглавил оборону. Во время этой поездки в Сарагосу Гойя собственными глазами увидел последствия войны…

Серия начинается с изображения героической обороны города — «Со здравым смыслом и без оного». Гравюра «Предчувствие того, что должно случиться» — фигура, выражающая невероятное отчаяние.

Несколько работ посвящено роли женщины в войне. «Какое мужество!» — так назвал Гойя офорт, на котором запечатлен подлинный факт: хрупкая женщина Агостина Доменич сменила у пушки убитых мужчин… Дальнейшие страницы фиксируют вакханалию насилия — казни, тела убитых, пытки, надругательства над телами («Героический поступок! С мертвыми!», «Это плохо», «Разве для этого мы были рождены?»). В работе «Нет никакого спасения» изображена сцена расстрела. На первом плане — умирающие, обмякшие тела жертв. А образы палачей на заднем плане напоминают роботов, некую механическую массу, стреляющую в умирающих людей. Гойя рельефно показывает, как война лишает людей элементарных представлений о нравственности. Когда с мертвого человека снимают последнюю рубаху, когда раненых собирают, как дрова: «Спасут, как и остальных». На следующей гравюре — тела и камни: граница, когда живая природа переходит в мертвую, стирается.

Один из наиболее выразительных листов — «Невозможно видеть это». Мы не видим тех, кто отправил людей в пещеру, мы не видим тех, кто будет их сейчас убивать, но понимаем, что судьба их уже предрешена…

Многие из современников Гойи изображали войну исключительно как героизм. Если это была гибель, то обязательно гибель Героя. «Я видел это… И это тоже» — художник комментирует события глазами очевидца.

Часть серии «Бедствия войны» посвящена голоду 1811—1812 годов. Художник пережил те страшные времена в столице. Гравюра «Жестокая судьба»: мать погибла, и понятно, что ее ребенка ждет та же участь. «Здоровые и больные»: больница, где те и другие смешались воедино. «Они другого рода»: богачи равнодушно проходят мимо истощенных от голода нищих. «Везут на кладбище»: дважды в день по улицам Мадрида ездили телеги и подбирали тела умерших…

…На гравюре «Против общего блага» изображен упырь, который сочиняет законы для людей. А заканчивается серия 79-й гравюрой «Правда умерла («правда» изображена в виде мертвой женщины, которую кто оплакивает, а кто отпевает) и 80-й гравюрой, где задан риторический вопрос: «Она воскреснет?»…

А вот этого не знает никто.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно