ГОРОД МОЦАРТА И ВЕСНЫ

4 июня, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 4 июня-11 июня

Больше недели на Майдане Незалежности ревели, гудели, разрывали воздух сверхмощными децибелами радиотрансляторы и усилители...

Больше недели на Майдане Незалежности ревели, гудели, разрывали воздух сверхмощными децибелами радиотрансляторы и усилители. Киев готовился на широкую ногу отметить тройной праздник - день города, выборы нового градоначальника и по случайности совпавшую с этими локальными событиями христианскую Троицу. А в здании Национальной музыкальной академии, находящемся рядом со смонтированной на месте бывшего памятника Ленину эстрадой, в это же время шли занятия и проходили государственные экзамены. И - как это было год назад при закрытии концертного сезона в Национальной филармонии - великая музыка Баха, Моцарта, Чайковского содрогалась и никла от нестихающих звуковых атак чувствующей себя хозяйкой площади «попсы». От несущихся из всех окон голосов эстрадных певцов и от сотрясающих здание ухающих ритмов на низких частотах у педагогов начинались сердечные приступы, а студенты собирали все мужество, чтоб доиграть экзаменационные программы. И невольно приходили на ум горькие слова: «Да, далеко еще тебе, мой родной Киев, до цивилизованных европейских столиц - недавних собратьев по рассыпавшемуся соцлагерю». По контрасту с нашим бестолковым, орущим, пьющим и жующим, оставившим после себя горы мусора праздником как было не вспомнить недавно увиденную умиротворенную и ухоженную майскую Прагу.

Странно, но в чешской столице - городе трамваев и интенсивного движения - не глохнешь от грохота и не задыхаешься от выхлопных газов. В двух-трех остановках от центра чистые просторные улицы и проспекты кажутся почти безлюдными. Да и центр кроме самых известных, излюбленных туристами мест не перенасыщен машинами и праздными пешеходами. Кажется, что этот город, старинный и современный, живет неторопливо, преисполненный достоинства, гармонически соединяющий в своем облике живую память веков. Изменчивая майская погода отнюдь не мешала бродить по нему, не спеша любоваться остроконечными шпилями и величавыми фасадами соборов, настенными росписями, скульптурами, ажурными балконами и затейливыми украшениями поражающих разнообразием архитектурных решений зданий, неповторимым ансамблем пражских мостов и спокойным течением перерезающей город широкой лентой Влтавы, чей образ воссоздан в звуках знаменитой симфонической поэмы отца чешской музыки Берджиха Сметаны.

Майская Прага всегда была и остается до краев наполнена музыкой. Кроме популярного во всем мире фестиваля «Пражская весна» это много других событий - конкурсы, театральные премьеры, гастроли, научные симпозиумы. Один из таких научных форумов и привел меня в Прагу. Он был организован Институтом музыкознания Чешской академии наук в содружестве с Институтом музыкального театра Байройтского университета (Германия) и посвящен французской комической опере XIX века как феномену, имевшему самый широкий всеевропейский резонанс. На симпозиуме выступали с докладами ученые из Франции, Германии, Италии, Чехии, Венгрии, Словении, Болгарии, Украины. Живой иллюстрацией к обсуждаемой тематике стал прекрасный спектакль театра на Фидловачке, словно поясняющий его название и направленность репертуара. Это была одна из первых чешских опер, лирико-комический зингшпиль предшественника Сметаны Франтишка Шкроупа по пьесе классика чешской литературы поры национального возрождения Йозефа Тыла «Фидловачка». По сюжету, овеянному мягким лиризмом, показывающему пражский городской быт и среду бюргеров, не утратившую связей с национальной почвой, по способам включения в действие музыки зингшпиль Тыла-Шкроупа очень напоминает «Наталку Полтавку», пьесы Г.Квитки-Основьяненко и другие популярные произведения украинского классического репертуара. Но в отличие от принятого в нашей практике стремления превратить «Наталку Полтавку» в настоящую полнометражную оперу, сопровождаемую большим оркестром, исполняемую певцами с крупными оперными голосами, «Фидловачка» поставлена в аутентичной манере, с сохранением чистоты, наивной бесхитростности, камерного характера всего представления. Спектакль сопровождал ансамбль инструментов, воссоздающий традиции любительского городского музицирования. Музыкальные номера исполняли драматические актеры со скромными голосами, вкладывающие в свое отнюдь не академическое пение душевную теплоту и непосредственность. А в массовке и хоровых номерах выступали студенты Пражской консерватории. Подобный спектакль мог бы стать полезным уроком для наших театров. В нем покоряли абсолютная естественность актерской игры, мягкость тонов даже при демонстрации комических сторон изображаемой жизни, отсутствие ложного пафоса, ностальгическая окраска, приданная сценкам патриархального быта и нравов доброй старой Праги.

Чешский музыковедческий симпозиум наглядно продемонстрировал принятый здесь подход к проблеме соотношения национального и общеевропейского в культурных процессах прошлого и современности. Никому не пришло в голову упрекать организаторов этой научной встречи, главным из которых был директор Института музыкознания профессор Милан Поспишил, в неактуальности для чеховедения избранной темы или в недостаточном патриотизме. Здесь хорошо понимают опасность национальной ограниченности, самовозвеличивания. Понимают и то, каким должен быть баланс в культуре чешского и общеевропейского. Об этом можно судить по репертуару двух чешских оперных трупп.

В XIX веке, когда Чехия была частью Австрийской, затем Австро-Венгерской империи, когда немецкий язык имел здесь статус государственного, борьба за свою национальную сцену завершилась постройкой возвышающегося на берегу Влтавы массивного здания Народного Дивадла - Национального театра Праги, торжественно открытого в 1883 году. В настоящее время оперная труппа театра выступает сразу на трех площадках. Кроме самого Народного Дивадла и камерной сцены, где идут новые экспериментальные оперы композиторов XX века, это старейший Носик-Театр, в котором в 1787 году состоялась премьера «Дон Жуана» Моцарта, а годом позже - его же «Милосердия Тита».

Прага была и остается городом Моцарта. Здесь гениальный австриец бывал, здесь встретил понимающую доброжелательную публику. Память о моцартовских страницах пражской истории сохраняют экспонаты посвященного ему музея. А оперы Моцарта постоянно идут на сцене некогда столь гостеприимно принявшего его театра. Ставит Моцарта и труппа Государственного (бывшего Сметановского) театра, который обрел статус самостоятельного коллектива лишь в 90-е годы. Здесь наиболее известные оперы мирового оперного репертуара идут на языке оригинала, с параллельными субтитрами на чешском. Мне удалось познакомиться с последней премьерой театра - оперой известного чешского композитора, режиссера и драматического актера Эмиля Франтишека Буриана «Бубу из Монпарнаса», написанной еще в 1927 году, когда автор возглавлял созданный им в Праге авангардный «Дада театр». В дни нашего пребывания в Праге оперу Буриана показали по пражскому телевидению. По стилю и характеру сюжета она близка к творческим исканиям таких оперных композиторов, как Э.Кшенек, А.Берг, И.Стравинский, а по театральной эстетике имеет много общего с театром Бертольда Брехта.

Репертуар театра пополнился в этом сезоне премьерой еще одной современной оперы - «Америки» М.Донала. Внушительный список премьер сезона и на счету Национальной оперы. Это так называемые капитальные возобновления («Сельская честь» П.Масканьи и «Паяцы» Р.Леонкавалло, «Иеремия» Петера Эбена, «Триптих» Пуччини), а также новые постановки, к которым относятся бессмертная «Проданная невеста» Б.Сметаны, не менее популярная здесь «Русалка» Дворжака, а также объявленная на июнь и предназначенная для сцены моцартовского театра лирическая трагедия Жана-Филиппа Рамо «Кастор и Поллукс» - ярчайший образец оперы барокко, принадлежащий перу великого французского современника Баха и Генделя.

Оба пражских оперных театра относятся, как и наши украинские, к коллективам репертуарным. Как и повсюду в театрах такого плана, здесь ставят Верди и Бизе, Гуно и Пуччини, Россини и Чайковского. Однако Национальный театр значительную часть афиши отводит чешским операм. Здесь идут «Бранденбуржцы в Чехии», «Проданная невеста», «Поцелуй», «Либуше» Б.Сметаны, «Якобинцы», «Русалка», «Черт и Кача» А.Дворжака, «Енуфа», «Лисичка Быстроушка» Л.Яначка. На студийной сцене Коловрат-театра поставлена одноактная опера по новелле Ф.Кафки «Доклад для Академии» современного чешского композитора Яна Клусака, которая идет в один вечер с оперой англичанина Михаэля Нимана «Мужчина, который принял свою жену за шляпу». А поклонники оперного творчества Рихарда Штрауса могут увидеть в Народном Дивадле знаменитого «Розенкавалера».

Что ж, нам остается только вздыхать и сетовать. Горькие чувства, относящиеся к ситуации не только в театрально-музыкальной жизни Украины, но и к рынку выпускаемой у нас видео- и аудио- продукции, охватывают посетителя большого пражского магазина компакт-дисков и видеокассет. Здесь можно приобрести видеофильм «Проданной невесты», компакт-диски с записями опер Дворжака, Яначка, других чешских авторов. В каталоге компактов, выпускаемых чешской фирмой Пантон, специальный раздел отведен записям чешской музыки XX века. В нем рекламируются имеющиеся в продаже 43 компакт-диска, охватывающие разные жанры и представляющие творческую продукцию представителей разных поколений чешских композиторов. А в разделе под названием «Классика» можно узнать о предлагаемых записях произведений известных и малоизвестных чешских композиторов ХVIII-ХIХ веков, в том числе тех, которые жили и работали вне пределов Чехии (Й.Мысливечек, Й. и А.Рейха,

К. и Я.Стамицы).

Немало чешских музыкантов в свое время самоотверженно трудились так же на ниве русской и украинской музыкальной культуры. Их имена встречаются, в частности, среди преподавателей Киевского музыкального училища (создатель собственной скрипичной школы Оттокар Шевчик, виолончелист Алоиз Музыкант). Тесные контакты с Чехией и Прагой как крупным музыкальным центром имели в первой половине XX века музыканты Западной Украины, целый ряд которых оканчивал Пражскую консерваторию. Так, воспитанниками «пражской школы» были композиторы Василий Барвинский, Нестор Нижанковский, Мыкола Колесса, Роман Симович, музыковед и фольклорист Зиновий Лысько, дирижер и педагог Юрий Костюк. В послевоенные годы Прага слышала выступления украинских музыкантов. В 1972 году на сцене Народного Дивадла с успехом прошла поставленная украинским авторским коллективом опера Марка Карминского «Десять дней, которые потрясли мир». Уже в 90-е годы с концертом из произведений украинских и чешских композиторов в чешской столице выступили флейтист Олег Кудряшов и пианистка Светлана Шабалтина.

Хочется надеяться, что наши творческие связи будут продолжены и расширены в наступающем новом тысячелетии. Хочется верить и в то, что мы будем перенимать у наших собратьев-чехов все то хорошее, чему они уже научились, отстаивая в нелегкой борьбе честь и достоинство своей нации, строя на основе художественного опыта своего народа и в самых широких контактах с другими странами свою самобытную национальную культуру.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно