«Горе этому городу!» Еще раз о языковой «проблеме», дубляже и киноприоритетах

10 августа, 2007, 12:09 Распечатать Выпуск №29, 10 августа-17 августа

Накануне выборов в «планах партий» и правительства – истеричная старая песня на новый лад: язык твой – враг твой (или «друг твой» в зависимости от определенной политической конъюнктуры)...

Накануне выборов в «планах партий» и правительства – истеричная старая песня на новый лад: язык твой – враг твой (или «друг твой» в зависимости от определенной политической конъюнктуры). Казалось бы, не новая тема, замусоленная даже – но опять и снова ступают в одну и ту же реку.

Российские фильмы должны демонстрироваться только на русском

Казалось бы, ясно, что в стране Украина государственным языком должен быть украинский. И не имеет значения, много или мало русских в ней живет. В США люди с англосаксонскими корнями давно уж в меньшистве. Однако никому в голову не приходит оспаривать государственный статус английского языка.

Во Франции полно арабов, но и они не сомневаются, что государственным языком в этой стране может быть только французский. Попробуйте заговорить в Париже на улице по-английски: если вы не турист, вам почти никто не ответит.

В современной Велико­британии кто только не живет, но государственным и господствующим языком является английский. И так почти во всех европейских странах. Исключение — Швейцария, Бельгия и Финляндия. Но Швейцария — это давний союз когда-то независимых государств. Отдельные кантоны и сейчас населяют французы, немцы, итальянцы. Бельгия — это тоже объединение прежде независимых средневековых государств — Фландрии и Валлонии. Там и сейчас весьма сильны сепаратистские тенденции, которые могут в будущем разорвать страну на части. Как может разорвать Канаду и квебекский франкоязычный сепаратизм. Зачем же идти таким путем? Двуязычие Финляндии — тоже не пример. Просто когда-то шведы были правящей элитой этой страны. Поэтому шведский тоже остался государственным, хотя нефинского населения там всего 10%.

А вот в соседней Швеции, где живет немало финнов, государственным языком является только шведский.

Почему же мы должны ориентироваться на явные аномалии и опасные примеры, а не на общеевропейскую практику?

Недавно разгорелся сыр-бор вокруг русскоязычного населения Эстонии. В советские времена дело дошло до того, что эстонцы чуть ли не стали нацменьшинством в своей стране. Русский язык практически вытеснил эстонский. Стране грозил косовский «сюжет». Но, слава Богу, в нынешние времена пошел обратный процесс. Теперь люди, которые хотят стать гражданами Эстонии, должны учить эстонский язык. Одни учат. Другие протестуют. Они невероятно гордятся своим великим языком и не хотят знать никакой другой, особенно какой-то там эстонский. И официальные российские власти подобное поддерживают.

Ну ладно, предположим эстонский язык не привычен русскому уху. А украинский? Ведь наши языки так близки. Когда знаменитый «Крестный отец» был напечатан в Украине раньше, чем в России, то я своими глазами видел, как на Киевском вокзале в Москве спекулянты продавали украино­язычный журнал «Всесвіт» в четыре раза дороже его обычной цены. И русские, думаю, без всякого словаря наслаждались роскошным детективом Марио Пьюзо. Кто сказал, что упали рейтинги латиноамериканских сериалов, когда их стали дублировать на украинский язык? Какие были, такие и остались. Некоторые даже подскочили.

Выучить украинский язык русскому человеку элементарно просто. Мешает этому лишь наплевательское отношение и упрямство. А когда жареный петух клюнет в одно место, осваивают моментально. Примеры? Наш премьер Виктор Янукович, который сейчас отлично говорит по-украински. И Юлия Тимошенко владеет украинским в совершенстве. А крымский татарин, депутат Рефат Чубаров говорит по-украински лучше, чем некоторые нашеукраинцы.

Никак не пойму — чем ущемлены языковые права русских в Украине? Самые популярные газеты печатаются на русском. Журналы тоже. Книги продаются в основном русские. Телевидение в общей сложности русскоязычное. Правда, встречаются факты чиновничьего идиотизма, когда фильмы на русском языке зачем-то дублируются или предлагаются зрителям с субтитрами на украинском. Но ведь это лицемерная глупость — делать вид, будто наше население (даже —западноукраинское) не понимать русский язык! С другой стороны, становится смешно, когда политолог Владимир Корнилов в программе «Свобода слова» едва ли не рыдает, что его дочка не имеет возможности смотреть американские мультики на родном русском языке! Ей-то он родной, а вот мультикам — нет. Они сделаны на английском. И вполне закономерно, что в Украине их демонстрируют на украинском. Это касается и других англоязычных фильмов. А русские картины должны идти только на русском. «Перегибы на местах» только уродуют эстетику этих картин.

Другое дело, что большинство российских сериалов из-за их художественной несостоятельности вряд ли нужно показывать в Украине таким массивом. И нечего тут кричать о свободе зрительского выбора. Некоторые, например, хотят смотреть порнуху. Так что ж, тоже показывать? И ведь показывают. Если пустить в свободную продажу наркотики, то, уверен, полстраны станет наркоманами. И неужели можно считать нормальным то, что и игровые автоматы разрушают благополучие многих семей и растлевают подростков? Разве правящая элита страны не должна сдерживать пагубные пристрастия своих сограждан? Если это, конечно, элита, а не то, что у нас теперь есть.

При всей близости наших языков ментальность у нас разная

Внедрять украинский язык нужно не приказным путем, а скорее путем создания украиноязычных высокохудожественных и при этом явно «смотрибельных» кино- и телепроектов. Только тогда зрители потянутся к ним. Да и национально-воспитательная работа будет проводиться. Любая идеология, какой бы полезной она ни была, без учета зрительского интереса — бессмысленна. В воспитательном смысле наши эстетские «киносюры» абсолютно бесполезны. Неужели непонятно, что государство должно прежде всего заботиться о духовном здоровье нации, а потом уже о фестивальных наградах? Престиж страны определяется не фестивальными призами, а экономическим и моральным здоровьем нации.

Государственные мужи России это понимают. Наши — нет. В России негласно царит девиз: «Государство должно прямо или косвенно финансировать определенную идеологию в достаточно качественных фильмах, рассчитанных на самый широкий круг зрителей». Ярким примером такого посыла может служить фильм Федора Бондарчука «9 рота». В таком же духе теперь делаются и другие ленты. У нас же «госзаказом» в основном является то, что почему-то нравится киноруководству или имеет дополнительное частное финансирование.

Если кто-то добывает хоть сколько-то сторонних средств, он может снимать (по госзаказу) практически любую ахинею. А ведь это откровенная глупость. Есть ли дополнительное финансирование или его нет, эти фильмы из-за отсутствия на них зрительского спроса все равно не окупаются. Так кому нужна бессмысленная показушная игра в рыночные отношения? Какова цель госзаказа? Обогащать бюрократов или создавать высококачественное «смотрибельное» кино? Если первое, то это откровенный грабеж государства, прямо подпадающий под действие Уголовного кодекса. Так может быть, пока такое не произошло, стоит об этом подумать? Ведь во всем мире продюсер — это человек, вкладывающий в кино (на свой страх и риск) частные деньги. А у нас это безответственный распорядитель государственных кредитов. Не глупость ли?

А что касается языка, то нужно не забывать: без национального высококачественного кино и телевидения языковую проблему решить не удастся.

Язык — важнейший фактор национальной культуры. Но только ли в нем дело? Если поставить пьесу В.Шекспира на украинском языке, станет ли она «украинской»? И перестал ли Н.Гоголь, написав «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Миргород» на русском языке, быть украинским писателем? Я ощущаю его украинство даже, казалось бы, в не имеющих никакого отношения к Украине «Мертвых душах». Уверен, что российского писателя прежде всего интересовала бы не «птица-тройка», а то, что на этой тройке ехал жулик Павел Иванович Чичиков. Не стал бы он разводить романтические лябонжи вокруг экипажа проходимца. Так что при всей близости наших языков ментальность у нас разная. В русской поэзии основным достоинством стиха является очень точно найденное поэтом слово. А в украинской — создание атмосферы, образа. На этом основывалось и наше так называемое поэтическое кино. Подходить к нему с трезвыми бытовыми мерками — бессмысленно. Да и фильмы Довженко проникнуты той же национальной аурой. Не в конкретике там дело. Если пересказывать сюжет знаменитой «Земли», то выйдет, что это фильм о преимуществе коллективного ведения сельского хозяйства. Но разве он об этом? И потом — все фильмы Довженко сняты на русском языке! Как, впрочем, и фильмы Игоря Савченко. Так что, они не украинские? Когда речь идет о фильмах Довженко, Савченко, «Тенях забытых предков» Параджанова, «Вавилоне ХХ» Миколайчука, их «украинство» — несомненное достоинство. А когда это сплошные беспардонные гопаки, шаровары и сало под горилку, — полагаю, что из-за безвкусицы и дремучего провинциализма, это не очень хорошо. Нельзя притворяться украинцем, нужно им быть. Причем, как доказывает опыт того же Сергея Параджанова и Марка Донского («Радуга»), важно не этническое происхождение режиссера, а искреннее проникновение в дух этого народа, любовь к нему.

У одного из наших режиссеров я когда-то, еще в советские времена, спросил: «Почему ты хочешь снимать свой фильм не в Чернигове, а во Владимире? Ведь точно такой же провинциальный город, с очень похожими церквами…» А он мне ответил: «Да на кой мне хрен ваша Украина! Мне сам хохлацкий дух противен!» Сейчас он, разумеется, ни за что не повторил бы эти слова. Ему и вспоминать о них, наверное, неприятно. Но тогда для некоторых наших кинематографистов, полностью сориентированных на Москву, это было даже признаком хорошего тона. Совсем не значит, что они снимали плохие фильмы. Иногда даже очень хорошие. Но они не имели к Украине абсолютно никакого отношения. А некоторые из них, даже этнические украинцы, с удовольствием клеймили бандеровцев и прочую «националистическую нечисть», зарабатывая на этом госпремии и фестивальные награды.

Один наш кинорежиссер даже сам на себя донос написал: мол, в процессе работы над сценарием учуял в нем националистический душок и, как честный коммунист, не могу это ставить! И не поставил. А поставил этот фильм другой режиссер. И действительно имел неприятности. Тогда это было нормально, т.к. что-либо национальное, кроме рушников и гопаков, не поощрялось. И даже не столько в Москве, сколько здесь, в Киеве.

То, что дело было не только в идеологии, а именно в украинском духе, ярко показывает история с фильмом Юрия Ильенко «Белая птица с черной отметиной». Чего там только не было: и осуждение бандеровщины, и радостная встреча населением советской армии в 1939 году, и снова радостная встреча ее в 1944-м, и выкрашенный в красный цвет трактор, который непонятно зачем тянули на высоченную гору… Но этот фильм, даже несмотря на главный приз на Московском кинофестивале, в Украине замолчали. Такая же судьба постигла и некоторые другие работы Ильенко, в которых он хотел проявить себя именно украинским режиссером. Это и «Источник для жаждущих», и «Вечер на Ивана Купала».

…учиться, учиться, учиться — профессии

Уровень того или иного фильма прежде всего определяется качеством сценария, чего у нас почти никогда нет, осмысленной режиссурой и актерской игрой. Все это создает зрительский спрос. На более или менее серьезное кино наш, развращенный теледрянью зритель, к сожалению, не пойдет, но ориентироваться хотя бы на «продвинутых» украинцев очень даже стоит.

Неужели не ясно, что нашу тележвачку создают люди с IQ глупого мышонка. По сравнению с ними даже бесконечно обруганные латиноамериканские сериалы можно считать образцом логики и вкуса. Те снимаются пусть и по плохим, но уже написанным романам. Во всяком случае, концы с концами сходятся.

А ведь не обязательно снимать по «плохим». В прежние времена (неужто они были лучше нынешних?!) экранизировались и приличные книги. Хотя бы «Семнадцать мгновений весны» Юлиана Семенова, романы Вайнеров, «Старая крепость», «Адъютант его превосходительства», многие другие. Да и в нынешние времена, когда экранизируются Достоевский и Булгаков, порою выходит неплохо. Отлично был написан сценарий «Бандитского Петербурга», который поставил одаренный Владимир Бортко. Он снял первую часть фильма. А вторую и остальные части снимали другие режиссеры. И сразу стало понятно «ху есть ху». Но многие ли из наших молодых режиссеров по-настоящему владеют профессией? Вот и получается конъюнктурная «оранжевая» киномуть, «Штольни» и «оскаропросные» «Авроры».

Если бы украинское кино, не теряя национальной самобытности, хотя бы достигло среднего профессинального уровня кино российского, то, наверное, стоило бы говорить о реальности его существования. А то, не достигнув хотя бы какого-то мастерства, наши режиссеры, поощряемые киноначальством, занялись изготовлением малопонятных «сюров», в которых профессия абсолютно не нужна, а только необходимо беспардонное нахальство.

С другой стороны, наши телеканалы опускают зрителей, поощряя всяческую муть.

Понимаю: цензура — плохо. Но аморальный беспредел — еще хуже. За качество телепродукции все же кто-то должен отвечать. А так — «Все на продажу!». Рейтинги определяют абсолютно все. «Горе этому городу!».

И еще: стоит помнить, что национальные тенденции в кино и его высокий профессионализм — отнюдь не антиподы. Это еще до войны доказал Игорь Савченко своим «Богданом Хмельницким». Только нужно украинским режиссерам не очень прислушиваться к безмерным, часто ничем не оправданным похвалам наших доморощенных киноведов, а, как сказал Ленин, «учиться, учиться и еще раз учиться», только не коммунизму, а в первую очередь профессии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно