ГОЛЛАНДСКИЙ СЫР-БОР

5 мая, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 5 мая-12 мая

Третий год кряду украинские любители кино празднуют день рождения королевы Нидерландов (30 апреля...

Третий год кряду украинские любители кино празднуют день рождения королевы Нидерландов (30 апреля) вместе со всеми подданными Ее Величества посредством массового ознакомления с экранной продукцией соответствующего королевства. Хотя в той стране и нет своей национальной киношколы (специальное образование голландские кинематографисты, как правило, получают за рубежом), национальный колорит тамошних фильмов весьма ощутим, а профессиональный уровень по европейским меркам просто превосходен. Резко возросло число предложенных нашей публике картин. В прошлом году их было 18, в этом — аж 38. Организаторы решили показывать игровые ленты и прочие отдельно и в одно и то же время в разных залах, принудив публику делать между ними категорический выбор. Поэтому далее речь пойдет исключительно о первых. Таков мой выбор.

Вообще надо сказать, что составители программы вряд ли концептуально перегрузили себя. Получилось этакое национальное гиперассорти: от голландского сыра и каналов до Вермеера и Рембрандта. Впрочем, с несколькими авторско-тематическими акцентами: шесть мультсюжетов от Поля Дриссена, четыре фильма о Рембрандте, три — из ретроспективы Йоса Стеллинга и два — от Алекса ван Вармердама. Последние — «Платье» и «Северяне» — привезены почему-то вторично, и о них уже достаточно писали у нас. По социально-сатирической ориентированности на них похожа работа Эдди Терсталла «Друг по найму». Герой этой ленты, следуя одной национальной традиции, поначалу увлекается живописью. Однако позже, под давлением известных обстоятельств, примыкает к другой: становится жиголо, «другом» по найму. Причем универсальным — с ним и сексуально пообщаться можно, и по душам. Бизнес разрастается и одухотворяется. Оказывается, именно дружбы, а не секса так не хватает нашему голландскому современнику. Дружба как бизнес — ответ всеобщему одиночеству. Вообще-то оплата почасовая, но постоянным заказчикам скидка — три друга по цене двух. Что бы еще такое продать повозвышеннее? А вот в «Польской невесте» Карима Траидия толкуют как бы о прямо противоположном. К одинокому фермеру средних лет забредает как-то польская нелегалка, сбежавшая от своих мафиозных работодателей, изнасиловавших ее. Хотя полька оказалась, надо сказать, довольно страшненькой и более смахивала на турчанку, меж нею и ее спасителем завязались дружеские отношения, сотрудничество и, натурально, любовь. Неожиданно действие резко сворачивает к «Леди Макбет Мценского уезда». Бывших хозяев-мафиози приходится кого застрелить, а кого со славянским размахом прямо-таки порубить топором в капусту. Ничего, дело житейское. Закопали, умылись и стали себе жить-поживать да добра наживать. Однако вот до чего доводит связь со славянками... Впрочем, и голландский характер ой как крут! Фильм Майка ван Дима так и назван — «Характер». Двадцатые годы. Деспотичный и бездушный муниципальный пристав насилует свою служанку. Родившийся от того внебрачный сын всю жизнь будет доказывать своему суровому отцу, что характером еще покруче него вышел. Наконец доказал, а для верности еще и заколол батюшку ножом. Чтобы знал.

Рембрандтовская обойма картин показалась неравноценной. Достаточно тривиальными — документальный «Рембрандт, портретист одного человека» Берта Хаанстра и игровой «Рембрандт» Шарля Маттона, несмотря на то, что в последнем фильме заглавную роль сыграл знаменитый К.-М. Брандауэр. А вот «Рембрандт FECIT 1669» Йоса Стеллинга, думаю, по художественному уровню вполне достоин своего гениального героя. В пластике, колорите, типажах точно и тонко воспроизведены приметы живописи Мастера, а главное — философия его творчества. Стеллинг выстроил сюжет вокруг коллизии между бытийной миссией Рембрандта — Ока Господнего, призванного отвоевать у тьмы-небытия зримые образы человеческих душ, и его земным бытом, прозаическими обязательствами перед женой, детьми, любовницами. Сосредоточение на дальнем неумолимо отчуждает ближних, а служение вечному несет урон человечному. Аналитическая глубина и вкус в рассмотрении экзистенциальных материй не изменяют Стеллингу и в его новой картине «Ни поездов, ни самолетов» (1999). Это грустная по итогам штудия нравов и характеров сообщества, замкнутого на себе, на узких эгоцентрических комплексах каждого. В кафе «Централь» собирается вполне репрезентативная, полагаю, не только для Амстердама компания завсегдатаев-типажей. Привокзальная шлюха Паола лихорадочно ищет клиентуру, но знает цену настоящей любви. Парочка климактерических супругов-вуайеров подсматривает за всем и вся, компенсируя тем возрастные потери. Якобы богемный прощелыга Бен в бесконечных поисках нон-стоп халявы, особенно сексуальной... Вопрос: стоит ли жить дольше сорока внутри этого механического пианино, где стереотипы каждого «соло» известны наперед и все предсказуемо? Вопрос второй: как вырваться из трясины бессмысленной размеренности пусть и достаточно благополучной жизни? Отвечает член описанного коллектива, мечтатель и неудачник Герарт: лучший способ «подумать о себе» и самоопределиться — самоубийство. Ни поезда, ни самолеты не доставляют в этот пункт — «к себе» в форме «ничто». Потери в бытии минимальны, вот разве что не шуточная любовь Паолы. Она одна поймет, в чем благо возлюбленного, и позаботится о том, чтобы его выбор оказался необратимым.

Благодарственно раскланиваясь за разнообразное, изобильное и местами роскошное киноугощение на киевских именинах Ее Величества, хотел бы пожелать организаторам проекта только чуть-чуть больше профессионализма в его сервировке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно