Где предел безобразия церковных новоделов?

1 июля, 2005, 00:00 Распечатать

«Эпоха перемен», в которую мы живем, — переломный исторический период с «раскрепощенной» идеолог...

«Эпоха перемен», в которую мы живем, — переломный исторический период с «раскрепощенной» идеологией и неконтролируемостью многих общественных процессов, переоценкой ценностей, переосмыслением духовных традиций — не может не проявиться порой в самых неожиданных ракурсах. Естественно, случившееся не могло не отразиться на интенсивности и характере нового храмового строительства в Украине, которое стало особым «модным» направлением в зодчестве, стихийным образом пришедшим на смену строительству театров, домов культуры, сельских клубов и т.п.

По какой причине затронутая тема может волновать меня — искусствоведа, проработавшего многие годы в области реставрации памятников культового зодчества? Прежде всего, пожалуй, по причине антихудожественности многих церковных новоделов, пренебрежения при их устройстве канонами отечественного храмового строительства. Как справедливо утверждали многие величайшие мыслители человечества, божественное начало состоит не только в истине, нравственности, справедливости человеческих отношений, но проявляется и в красоте, которая разлита в природе, содержится в творениях человеческих рук — прекрасных произведениях, в том числе и в искусстве храмостроения. Не случайно шедевры прошлых веков не теряют для нас своего значения и привлекательности. Подлинное искусство — вечно живое!

К примеру, как очаровывают киевлян и гостей города храмы, колокольни, другие замечательные постройки ансамбля Киево-Печерской лавры, расположенные на приднепровских, поросших девственной зеленью склонах. Культовые сооружения лавры с их округленными куполами уже в силу пирамидальности своей общей композиции являются как бы естественным продолжением природных холмов. Покоряют гармоничные пропорции и изящество архитектурных форм этих шедевров зодчества, которые создавались на протяжении веков гением знаменитых строителей-профессионалов и народных умельцев. Некоторые старинные культовые постройки, которыми в прошлом был так богат наш многострадальный Киев, сохранились и на других холмах исторической части города. Однако наблюдаемое сейчас здесь, в архитектурно-охранной заповедной зоне, сооружение огромных многоэтажных зданий в примитивных геометрических формах отнюдь не способствует эстетическому восприятию памятников сакрального зодчества и в значительной мере представляет угрозу самому их существованию.

Даже в атеистическое советское время колокольни Софийского собора и Киево-Печерской лавры играли роль градостроительных высотных доминант исторической застройки Киева. Однако это полностью игнорируется сегодняшними строителями. Наряду со зданиями-монстрами, которые не вписываются в сложившуюся архитектурную среду, в историческом ядре Киева, к сожалению, то тут, то там, как грибы после дождя, вырастают культовые сооружения самых неожиданных форм и конструкций из нетрадиционных материалов: железа, бетона, металла, стекла. Авторы создания подобных «церквей из стекла», как правило, кичатся тем, что интерьеры этих храмов-новоделов заливает солнечный свет. Но, естественно, возникает вопрос: а разве должен солнечный свет или любой другой феномен тварного мира соперничать в христианском храме с тихим духовным светом, льющимся со стен храма от золотых мерцающих ликов и нимбов святых?

Не исключено, очередной зигзаг в истории развития Киева приведет к тому, что отдельные его районы будут со временем заселяться самыми различными этническими группами и ничего удивительного не будет в том, что по месту жительства этих «новых киевлян» будут возводиться храмы, соответствующие их национальным религиозным верованиям: мечети, костелы, синагоги и т.д. Симптомы этого, пожалуй, проявляются уже сейчас. Но что касается исторического ядра Киева, имеющего значение ценнейшей для восточных славян историко-культурной территории, то здесь такое, конечно, недопустимо.

Многое, происходящее в области нового церковного строительства, не может не смущать. Так, еще более абсурдным мероприятием, нежели устройство «стеклянных церквей», является, с моей точки зрения, строительство в архитектурно-охранной зоне (заповедника «Древний Киев» на Подоле) «церкви на воде» в честь св.Николая — «единственного в своем роде храма», омываемого водами Днепра (чем бахвалятся инициаторы этого водного аттракциона, полагающие, что всем отправляющимся в плавание св.Николай Угодник обязательно окажет свое покровительство). Но как в таком случае будет производиться христианский обряд крестного хода вокруг этой церкви?

Повторюсь, согласно законодательству, внедрение в заповедную зону подобных «техногенных» новоделов, нарушающих ауру старины, абсолютно недопустимо. Следует также заметить, что тут же, на Подоле, на самом берегу Днепра еще в эпоху барокко возведена архитектором И.Григоровичем-Барским прекрасная церковь Николая Набережного, в которой как раз и проводится издавна служба в честь св.Николая Мокрого ради спасения всех утопающих.

Конечно, не может не удивлять в этом деле позиция духовенства, решившегося освятить такую церковную новостройку. Скорее всего, служители Господа руководствовались отнюдь не возвышенными порывами, а сугубо мирской потребностью обретения «рабочего места». Не исключено, правда, что подобные «проколы» допускаются некоторыми представителями духовенства в силу недостаточной их профессиональной образованности. Большая вина ложится и на архитекторов-проектировщиков, которые в нынешнее время меркантильных взглядов и подходов стремятся подобно официантам заинтересовать клиентов оригинальностью подносимых «блюд», не думая о том, что оригинальничание в области храмового строительства — крайне нежелательно, ибо оно строго регламентируется его главной богослужебной функцией. Несомненно, что сейчас и выгодно, и престижно находить заказы на новое церковное строительство. Но эта область архитектурного проектирования требует очень тактичного и мудрого обращения с канонически традиционными формами и приемами.

Развивая затронутую тему в сатирическом ключе, можно вспомнить разнообразие случайных нелепых форм, объемов и конструкций «временных» часовен на базарах, а также церквей на вокзалах — зачастую весьма помпезного вида.

Небольшие часовни — новоделы — нередко многоглавые с рядом апсид на восточном фасаде — выглядят карикатурной парафразой на монументальный Божий храм, что дискредитирует не только церковь, но и веру, и религию. Здесь идет бойкая торговля «священными» сувенирами, которые зачастую также не в ладах с канонами и эстетическими нормами. И не случайно уже многие киевляне (причем не только убежденные атеисты) называют эти храмики просто торговыми точками для удовлетворения коммерческих интересов духовенства.

В связи со всем сказанным нельзя не удивляться позиции мэра Киева А.Омельченко, который, похоже, потерял чувство меры, заявляя, что собирается осчастливить киевлян сооружением еще не менее 60 церквей. И это в то время, когда, по его словам, в городском бюджете не хватает средств на ремонт метро и проведение других общеполезных для города мероприятий! Все это выглядит, по меньшей мере, странно, если вспомнить, что церковь по закону отделена от государства.

При этом серьезная проблема сбережения подлинных культурных ценностей —памятников сакрального зодчества — возникла в связи с правительственным решением (подтвержденным указом президента Украины от 21 марта 2002 года) о возвращении в собственность церковных общин недвижимости (церковных и монастырских зданий), отобранных в советское время. В среде научной общественности все чаще звучат высказывания о преждевременности такого решения. При нынешнем разъединении церкви на отдельные конфессии дележ недвижимости явно вызовет нежелательное обострение межконфессиональных конфликтов и споров. В распоряжение какой из церковных общих должен попасть, скажем, киевский Софийский собор — бесценное общенациональное достояние? Когда у стен собора начали рыть зловещий котлован для устройства подземных бассейнов так называемого фитнес-центра, среди участников митинга протеста не оказалось представителей духовенства ни одной из конфессий. Безразличие к судьбе святыни со стороны духовенства (пока она не стала их «недвижимостью») очевидно. Поэтому будет правильно, если и далее собор сохранит подобно Софии Константинопольской статус музея, принадлежащего всему человечеству, и будет служить памятником высокой духовной культуры наших предков.

Небезынтересно, думаю, отметить, что же происходит со старинными церковными зданиями — памятниками архитектуры, попадающими в бесконтрольное пользование духовенства. Конкретных примеров можно привести уже очень много. Вот только те из них, которые не могут не вызвать возмущения:

• в церкви Рождества Богородицы на дальних пещерах Киево-Печерской лавры были уничтожены фрагменты аутентичной барочной живописи и стены сплошь расписаны в «новомосковском» стиле;

• в церкви Спаса на Берестове фрески ХII—XVII вв. сильно повреждены монахами, которые пробивали в них шлямбурами отверстия для развешивания образцов современной иконописи;

• в церкви Притисско-Никольской на Подоле по инициативе духовенства настенные росписи интерьеров были выполнены в современном экспрессивном стиле, резко диссонирующем с сохранившимися аутентичными композициями сдержанного академичного стиля. Уничтожен старинный орнаментальный декор первого яруса колокольни;

• в колокольне церкви Николы Доброго на Подоле в проемах вставлены цветные витражные композиции, что характерно для готических костелов средневековой Европы, но не для православной культовой архитектуры;

• в Ильинской церкви на Подоле, в несущих стенах ее основного объема, пробиты глубокие ниши для устройства в них евангельских сцен «Рождества» и «Крещения» из небольших объемных фигурок, в результате чего возникла угроза устойчивости сооружения. К тому же, как известно, в старину у православных объемная скульптура считалась идолопоклонством.

Безусловно, в ответе за нарушение инструкций по сбережению памятников не только духовенство, но и государственные чиновники, обязанные осуществлять контроль за арендаторами и теми, кто приватизирует памятники. Вместо этого мы нередко видим, как ответственные должностные лица не только закрывают глаза на проблему, но зачастую становятся основными пособниками, виновниками беззаконий. Так, к примеру, противозаконно, но при прямом попустительстве со стороны райадминистрации Подольского района с нарушением охранной зоны шедевра архитектуры эпохи барокко — церкви Николы Набережного был устроен бювет с павильоном над ним в псевдоисторических формах (в виде церковного кивория). Этот павильон с его имитацией под старину и крикливо-безвкусной покраской в сине-зеленый цвет отнюдь не способствует должному восприятию подлинного памятника. Кроме того, наличие бювета уже привело к замоканию близлежащей алтарной части церковного сооружения.

Известна чиновникам серьезная проблема сбережения еще одного шедевра — киевской Андреевской церкви, фундаменты которой в результате разрушительного действия подземных родников уже давно находятся в аварийном состоянии. Выделив лишь ограниченную сумму на проведение «косметического» ремонта фасадов храма (который и был недавно осуществлен), они предпочитают замалчивать саму угрозу разрушения памятника.

Кто же остановит этот губительный процесс, способный лишить нас в течение жизни одного поколения, а может и быстрее, историю культурного наследия, создававшегося руками наших предков в течение многих веков?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно