FIN DE SIECLE ПО-ТАВРИЙСКИ

23 июля, 1999, 00:00 Распечатать

Фестиваль «Таврийские игры» в этом году был полон двусмысленностей. Вероятно, основой этого явления стала сама идея фестиваля - «Перекресток тысячелетий»...

Фестиваль «Таврийские игры» в этом году был полон двусмысленностей. Вероятно, основой этого явления стала сама идея фестиваля - «Перекресток тысячелетий». В девизах разнообразных программ сквозила клишированность и тревожность - «Смех удлиняет жизнь», «Красота спасет мир». Фестивалю очень хотелось свести на сцене воедино прошлое, настоящее и будущее, показать нам единственно правильную дорогу в светлое завтра.

Между прошлым

и будущим

И надо сказать, зрелище состоялось. Сцена, поставленная на искусственном полуострове с огромными демонстрационными экранами, костюмы, пиротехника, выступление шоу-балета «Голливуд» и экспериментального театра НаУКМА производили на зрителей колоссальное впечатление яркостью и размахом. Пиротехнические эффекты могли бы посоперничать с карнавальными забавами императрицы Екатерины. И совсем не верилось, что метрах в двухстах от этой роскоши все еще стоит на пьедестале Ленин, чем-то похожий в темноте на небезызвестного одесского Дюка Ришелье. Слово «Каховка», звучавшее со сцены чаще, чем какое-либо иное, иногда возвращало к реальности - реальности степного уездного городка, которому просто повезло немного больше, чем прочим, - он стал хозяином крупного фестиваля, что привлекло к нему внимание широкой общественности и лично Президента.

За всем этим забывалось, что фестиваль-то музыкальный. Впрочем, понятие «певец», судя по всему, устарело окончательно и бесповоротно - за все время пребывания на фестивале автору этих строк ни разу не удалось услышать этого «немодного» слова, вытесненного из лексикона понятиями «поп-звезда», «исполнитель», «артист», а глагол «поет» заменен более демократичным «работает». Здесь можно было слышать такие знаменательные фразы, как «мне не нравится как он/она поет, но мне нравится как он/она работает». Таким образом, на декларируемом «сломе тысячелетий» «праздник музыки», фактически, демонстрирует постепенное сведение на нет как раз музыкальной компоненты. И никакие разговоры о «живом» звуке не возродят отношения к этой «работе» как к искусству.

Великолепные сценические эффекты, прекрасная аппаратура, самоотверженная работа звукорежиссера не могли компенсировать отсутствия музыкальности у многих исполнителей. И трудно не согласиться с А.Рудницкой, высказавшей мысль о том, что последние два года украинская популярная музыка переживает общий упадок - выходит очень мало альбомов, клипов и даже просто удачных песен.

Те, кого мы любим

Самой большой удачей фестиваля, на мой взгляд, стало выступление Ганны Палийчук - Гран-при «Черноморских игр». Ее исполнение было почти безупречным с точки зрения вокала и артистизма. Юная Ганна доказала, что для актрисы нет понятия возраста - она может сыграть и девочку, и женщину, и старуху, в зависимости от того, что представляет на сцене. Такой подход к сценическому образу редко можно увидеть на нашей сцене, где звезда твердо знает, что все вертится не вокруг некоего образа, а вокруг ее персоны. И таким образом фальшь становится еще одним традиционным признаком «конца века», проявившимся на этом фестивале.

В этом плане разочаровало в первую очередь выступление Кати Бужинской. Можно было бы сказать, что репертуар, взятый для этого фестиваля, ей еще «не по росту». Катя фальшивила интонационно - в первой песне просто не попала в тональность - и артистически, полагаясь на достаточно примитивные эффекты: голосовые. Все попытались списать на «заговор вокруг микрофона»: некий злодей все испортил, микрофон отчаянно фонил, Катя себя не слышала, и вообще скандал.

К сожалению, к списку неудач фестиваля присоединила свое имя Руслана. У нее тоже что-то не заладилось с микрофоном, и это, казалось, привело ее на грань нервного срыва. Она так и не сумела завоевать аудиторию. Конечно, эту неудачу можно списать на вереницу неприятностей, преследовавших Руслану последнее время. Но сцена и зритель в этом плане беспощадны - их не интересует, что происходит в твоей жизни, когда «хочется зрелищ».

Несправедливо будет не назвать Наталью Могилевскую. Похоже, она всерьез готова занять место Ирины Билык. С таким лишь уточнением, что голоса у нее побольше и владеет она им получше. Ее продвижение в этом сезоне бесспорно. О художественных качествах нового альбома, в котором она выступила во многих ролях сразу, можно спорить сколько угодно - примитивные тексты, неинтересные мелодии и т.д. Но альбом выпущен, да и место «примы украинской поп-музыки» не может долго оставаться вакантным...

Среди украинских певцов слух и надежды на будущее снова потешил только А.Пономарев. Похоже, он готов слегка отойти от сладковатого образа мальчика-романтика и возмужать. По крайней мере две его песни продемонстрировали готовность к смене стилистики. Только с танцевальной группой Пономареву опять не повезло - стили пения и пластики снова не совпадают. А вот у «нарцисса» украинской поп-культуры Андрея Кравчука очень хороший балет, но все остальное - и в первую очередь пение - вызывало сожаление или ощущение некоего курьеза.

Украинские группы, участвовавшие в фестивале, тоже вызвали некоторое разочарование. Кроме разве что «Братьев Карамазовых» и «ТНМ Конго». Хорошие песни, конечно, были, но это в основном старые песни, а новые, к сожалению, не дотягивают по качеству. В лучшем случае, слушая их, можно было думать об остановке в развитии группы, в худшем - об упадке.

Впрочем, стилистика самого фестиваля, наверное, во многом спровоцировала эти тенденции - в том году «Таврийские игры» явно сделали ставку на «попсу», отодвинув роковые группы на второй план. И возвращаясь к концепции фестиваля, начинаешь недоумевать - так выглядит будущее украинской эстрады с точки зрения организаторов? Вот ее лица: «Леми Лем и Проект», «Четыре короля», «Новый проект», «Капучино», «Игрушки». Пожалуй, за исключением первого, выработавшего какой-никакой стиль и сценический имидж, они выглядели достаточно жалко. «Капучино» и «Новый проект» явили зрителю очередные попытки создать украинский вариант «Спайс герлз» или на худой конец «Блестящих». Кроме того, девочки с трудом подбирали нужные слова, когда пытались довести что-то до сведения аудитории не пением, а речью. Впрочем, языковая проблема нашей эстрады - разговор особый. «Игрушки» тоже не сумели поразить зрителя решительно ничем - ни пением, ни движением, ни обещанными новыми костюмами и прическами. Все перечисленные группы образовали собой как бы пустое место фестиваля. То есть, согласно концепции, надо думать, место будущего все еще вакантно и мы находимся не столько в начале какого-то следующего этапа, сколько в самом хвосте предыдущего.

Как обычно, острый интерес вызывали выступления «импортных» звезд. И здесь проявился двойной стандарт - еще один знак «конца эпохи». В отличие от родных украинских исполнителей, вынужденных петь исключительно «вживую» по условиям фестиваля, гости из-за рубежа иногда могли себе позволить расслабиться. Конечно, можно понять организаторов, разрешивших работать под «плюс» SASH!, потерявшему в пути свои мини-диски, - без этого выступления фестиваль много потерял бы. Можно понять также «скидки», сделанные для «На-на», исполнивших часть программы «под плюс». И звезде диско Африку Симону было бы тяжело отработать с такой энергией и увлеченностью свои номера без некоторого вмешательства «фанеры». Но вряд ли это те правила, которые стоит нарушать в данном случае, потому что именно работу «вживую» фестиваль «Таврийские игры» считает своей основной заслугой перед отечеством. В конце концов и В.Меладзе (в котором, впрочем, никто не сомневался), и Кристина Орбакайте (что вызвало некоторое удивление) сумели выстоять в испытании живым звуком.

О Президенте

и «императорах»

А теперь снова вернемся к будущему, как ни парадоксально звучит такое предложение. В этом году «Таврийские игры» продолжили вплотную им заниматься. Работа по его созданию началась, как вы помните, еще в прошлом году. «ЗН» писало о создании фестивальной империи под эгидой «Таврийских игр» и о плачевной судьбе старой доброй «Червоной руты», которую новый фестивальный монополист умело убрал с первого плана музыкальной жизни страны. Еще год назад мы писали о том, что все это имеет некую политическую подоплеку, приводя тогда еще достаточно туманные высказывания Н.Баграева о возможной поддержке Президента в предвыборный период. И когда «примкнувший к ним» «Славянский базар» сообщил о перенесении сроков проведения фестиваля на сентябрь, снова мелькнул «призрак отца нации» за этим решением. И фестиваль «Таврийские игры» этого года, проводящийся под знаком «светлого будущего», показал, что наши догадки не беспочвенны. Даже более того - мы не могли себе представить масштабов этого события.

В этом году на фестивале присутствовало огромное количество должностных лиц - министров, депутатов и даже один Президент. Правда, он появился только к закрытию. Но было такое впечатление, что он давно незримо присутствует среди нас. Пожалуй, имя Президента звучало со сцены чаще, чем жеманное «Я люблю тебя, Каховка». И, возможно, от этого осознания своей судьбоносности на государственном уровне, фестиваль - всегда такой легкий и развлекательный - напоминал попытку натянуть смокинг и бабочку прямо поверх купального костюма. Официоз сквозил во всем: поминании всуе слов «выборы» и «наш Президент», демонстрации агитационных видеороликов, цитировании «первоисточников» - выдержек из речей Президента, прямых включениях на НТКУ и даже в конферансе А.Богуцкого, ставшем вдруг таким солидным и сдержанным. С демонстрацией видеороликов, правда, произошел курьез. Под песню А.Кравчука «Моя Украина» на большом экране демонстрировали «президентский клип». Как вы помните, в песне идет речь о плачевном состоянии страны, вынужденной петь не благодаря, а вопреки, поэтому этот номер программы выглядел несколько двусмысленно.

Конечно, каждый фестиваль вправе поддерживать кого-то из кандидатов. Но в данном случае это выглядело немного непорядочно как по отношению к зрителям, так и по отношению к исполнителям. Естественно, когда «президентский клип» крутят «под Пономарева» это вызывает неизгладимое впечатление у публики. Но вряд ли теперь А.Пономарев сможет сказать, что он не принимал активного участия в предвыборной кампании Л.Кучмы, хотя еще так недавно в одном из интервью он обещал не вмешиваться в политику и никого открыто не поддерживать. То же самое можно сказать и обо всех участниках фестиваля, поднимавшихся на сцену, - и наших, и зарубежных. И понятно, что наши исполнители знали на что идут, но даже если в глубине души они поддерживают кого-нибудь другого, они не могут отказаться на этом основании от участия в фестивале по одной простой причине - «Таврийские игры» неуклонно становятся монополистом на украинском рынке шоу-бизнеса. И если ты не хочешь остаться «за бортом» - изволь принять правила игры.

Именно с этой точки зрения я склонна рассматривать создание и участие в фестивале Українського мистецько-правового об'єднання (УМПО), возглавляемого народным депутатом, лидером «Трудовой Украины» Андреем Деркачом. В программе этой организации ни много ни мало - контроль за выполнением авторских и смежных прав, концертно-гастрольной деятельностью, юридическое обеспечение шоу-бизнеса. В ходе пресс-конференции А.Деркач резко критикуя Министерство культуры, дал понять, что указанные функции УМПО вполне готово взять на себя. Нетрудно догадаться, что таким образом «Таврийские игры» делают еще один шаг в направлении монополизации украинского шоу-бизнеса. В ответ на вполне закономерный вопрос журналистов о том, почему бы господину депутату не заниматься в парламенте совершенствованием законодательного поля в области культуры, А.Деркач посетовал, во-первых, на то, что парламенту нынче «не до проблем молодежи» (почему в данном случае «молодежи»?), а непосредственная деятельность на рынке все равно регулируется совсем не законами, а подзаконными актами, в которых простая украинская поп-звезда без помощи УМПО никак не разберется.

О возможности появления столь мощной империи говорит и смутная коллизия «Территории А», почувствовавшей серьезную угрозу своей независимости и «Таврийских игр». Эта коллизия проявляется пока глухо и мелочно - в виде резких высказываний А.Рудницкой на пресс-конференции в адрес А.Богуцкого, непонятный иск «Территории А» на львовскую газету «Экспресс», находящуюся «в родственных связях» с ЗАТ «Таврийские игры». Видимо, «Территория» несколько встревожена возможностью повторения истории с «Червоной рутой», и вполне вероятно, что в ближайшее время нам предстоит стать свидетелями столкновения двух продюсерских гигантов (если позволительно вообще употреблять подобное слово в отношении украинского шоу-бизнеса), которым становится тесно на одном рынке.

* * *

Фестиваль закончился. В воздухе носится ожидание чего-то нового и, несомненно, настоящего. Возможно, это новое уже здесь, среди нас. Возможно, оно даже прозвучало на этом фестивале. Но вряд ли мы сумели его хорошенько рассмотреть. Жаль, что это новое в искусстве было так крепко - до безвкусицы - приправлено политикой. Нет ничего хуже для новаторства, чем идеологические клише. Впрочем, будущее все равно наступает. И оно всегда не такое, каким мы его себе представляем. И очень хотелось бы, чтобы оно было таким же ярким и радостным, как фейерверк, четыре дня освещавший небо над маленьким степным уездным городом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно