Эй, кто-нибудь! Человеческий фактор в театральной политике

14 ноября, 2014, 22:24 Распечатать

Двери закрыты. Иногда наглухо. И столичные и некоторые другие бюджетонасыщенные украинские театры сегодня часто проявляют циничное антигосударственное равнодушие — по отношению к коллегам-патриотам, оказавшихся не по своей воле в "ненужном" месте, в "ненужное" время…

Есть проблемы "больших городов", а есть проблемы городов малых. Так и в культуре. Есть в ней глобальные темы (не зря даже сегодня, когда рушатся дома и судьбы, в Минкульте заседает девичник, кропая очередную дорожную карту аж до 2025-го: остались же еще мечтатели…). Так что есть и в культуре, казалось бы, локальные, "малые" проблемы — не для передовиц и броских заголовков. 

Вот, например... 

Идет война отечественная, Восток страны "под крышей" огненного града. Учреждения культуры — театры, музеи, консерватории т.д. — так и не ясно, "в чьем" подчинении. Часть артистов категорически, по принципиальным и патриотическим причинам не хотят (!) выступать на родных восточных сценах до тех пор, покуда над ними реют аббревиатуры "ДНР", "ЛНР". Т.е. не хотят эти артисты, напялив "кокошники", плясать "калинки-малинки" перед неприятными им вооруженными товарищам. 

На мой взгляд, это достаточно мужественные люди (причем почти все они увенчаны государственными званиями Украины). В такое-то время, в том страшном месте, публично обозначить гражданскую позицию — риск для жизни и приговор без суда. 

Так вот в то время, когда одна часть наших восточных артистов вынужденно "пляшет" под взрывами, а другая вовремя "свалила" в РФ в поисках работы, именно эти патриотичные (о которых говорю) — на перекладных — добираются в другие города Украины… Стучатся в разные двери — театров, консерваторий, концертных залов. Говорят: "Эй, кто-нибудь! Мы ваши! Пустите, если не переночевать, то хотя бы погреться…". 

Двери закрыты. Иногда наглухо. И столичные и некоторые другие бюджетонасыщенные украинские театры сегодня часто проявляют циничное антигосударственное равнодушие — по отношению к коллегам-патриотам, оказавшихся не по своей воле в "ненужном" месте, в "ненужное" время…

***

"Здрасьте…" — "Здрасьте…" — "Лена, как вы?" — "Вы же видите: жива, сижу перед вами…" — "В Киеве угол снимаете?" — "Да, пока здесь, в районе Соломенки, а там видно будет…" — "Как ваши?" — "Играют комедии в Донецке… В основном, по выходным… Но только русские спектакли. Украинских сейчас не осталось в репертуаре…" — "А они играют, когда транспорт изредка ходит, и взрывы вокруг?" — "В 14.00 начинаются представления… Вы думаете, я сейчас начну кого-то "клеймить"? Да некоторым просто некуда податься… Мы никому не нужны — ни там, ни здесь…". 

Лена Хохлаткина — народная артистка Украины, ведущая актриса Донецкого Национального украинского музыкально-драматического театра, лауреат многочисленных фестивалей. Для меня она, как бы "донецкая Чурикова", потому что обладает сплавом острохарактерности и лиризма в своих сценических работах (а это всегда редкое сочетание). На донецкой сцене она была уморительно смешна в роли мадам Грицацуевой в "Бриллиантовом дыме" по И.Ильфу и Е.Петрову, в образе Прони в "Двух зайцах". Донетчане любили ее Хиврю в "Сорочинской ярмарке", Двойру в бабелевском "Закате". 

Это, в основном, комедийное направление. Но однажды сыграла Кручинину в "Без вины виноватых" А.Островского. Доказав оставшимся сомневающимся, что напрасно зачислять ее в узкое амплуа "комических старух". Способна на многое. 

Своеобразным триумфом незадолго до войны стала ее тетя Мотя в спектакле "Тетя Мотя приехала…" по пьесе Мыколы Кулиша "Мина Мазайло". Актриса, когда мы с ней сидим и говорим в Киевском Доме актера, вспоминает об этой работе взахлеб: "Представляете, тетя Мотя оказалась какой-то пророческой ролью для нашего театра, да и для региона! Моя тетя, внешне смешная и экстравагантная, оказалась предвестником "антиукраинского апокалипсиса", который вскоре и пришел на эту землю…". 

Еще одна важная для нее работа (тоже из последних) — Филумена Мартурано в спектакле по Эдуардо де Филиппо. Лена признается, что многие свои роли она выносит на сцену не "вообще" для всех, а вроде с прицелом на какого-то отдельного адресата. Будто бы только он один и должен считать ее тайные послания, наполняющие тот или иной образ. Например, Кручинину в свое время она репетировала и играла — для своего юного сына. (Возможно, он об этом даже не догадывался). У Филумены тоже есть некий единственный загадочный адресат, о котором актриса не распространяется, когда… Сидим, говорим. Глаза влажные, они у нее вообще не высыхают. 

Ее квартира в Донецке по трагическому стечению обстоятельств оказалась вроде "смотровой площадки". Напротив, с высоты ее этажа, из этой квартиры можно наблюдать пекло, которое разворачивается вокруг донецкого аэропорта. Как будто это кино в 3D без очков… Ужас-ужас… День за днем… 

Окна этой ее квартиры в Донецке крест-накрест переклеены бумажными лентами (зыбкое спасение от взрывов). Так клеили когда-то другие окна — в другом городе, в блокадном Ленинграде (помните по старым фильмам?).

В квартире с видом на аэропорт остались ее мама и сестра. Страшное "кино" смотрят каждый день. И молят Господа Бога, чтобы пронесло, чтобы уцелели близкие — и в Донецке, и в Киеве. Поскольку сами не хотят уезжать. Да и некуда… 

…Когда-то актрису Хохлаткину очень любил и ценил близкий мне человек — Марк Матвеевич Бровун, художественный руководитель Донецкого муз-драм. театра. Я его называл "хозяином театрального Донбасса". Это был мудрый, хитрый, тактичный, прагматичный, щедро одаренный человек. Он поставил себе за главную цель жизни — сделать в Донбассе интересный украинский театр, выстраивать украинскую репертуарную политику. И многое удалось. За "Энеиду" Котляревского в постановке Виктора Шулакова театр получил национальную Шевченковскую премию (в этой постановке у Лены Хохлаткиной роль Ганзи). Театр со временем обрел статус национального, а после фантастического ремонта зал и само здание оказались лучшими в стране (даже в отполированном Вахтанговском не видел такого ремонта).

Актриса говорит, что афиша при Бровуне стала практически на 100% украиноязычной: Леся Украинка, Старицкий, Котляревский... 

"Поначалу, когда мы только начинали активно играть украинские спектакли, донецкий зритель первые минут десять в зале тревожно шумел… Но к концу представления это исчезало, не возникало никаких "языковых" проблем… Эти проблемы впоследствии придумали политики, разделяя "электорат", властвуя в эфирах, накручивая себе рейтинги на циничном разделении Украины по языковому вопросу…". 

Марк Матвеевич, как удачливый купец из пьесы Островского, коллекционировал режиссерские и актерские дарования. Высматривал их в разных театрах, затем заманивал в Донецк. Лену "высмотрел" в Херсоне. А она в этот театр влюбилась на одном из фестивалей, когда играли бессмертный хит "За двумя зайцами". Уже когда Марк позвонил ей и пригласил в свой театр — не было сомнений: "Едем!". 

Не за нее, а от себя скажу: в Донецком театре с 2000-го у Лены складывалась очень удачная, даже завидная, линия актерской судьбы. За относительно недолгий период сыграть и Проню, и Кручинину, и Филумену — это же не только одна госпожа удача, но и ее труд, талант, востребованность у разных постановщиков. Режиссер Игорь Матиив, много работавший с ней, а сегодня удалившийся от донецкого театра военных действий аж в Китай, говорит о Лене: "Это необыкновенно темпераментная, умная, ироничная актриса. Она может играть и комедию, и драму, и трагедию. Буквально за несколько репетиций она легко вошла в один из моих спектаклей, потому что мастер. Чрезвычайно точная на сцене. Я мог бы много о ней рассказывать…".

Непривычно нескладно мне писать о дальнейшем. О том, как "зеркало треснуло", а жизнь искривилась… Как вместе с сыном и мужем пришлось уезжать, как гасли последние искры ее надежд. Лена считает себя патриотом, но не для галочки, не для медийной известности (этим как раз занимаются другие — шустрые спекулянты, пожинающие лавры на мнимом патриотизме, когда позволяют телешоу). Играть или не играть в "ДНР" — для нее не было какой-то "гамлетовской" проблемой. Для нее сцена там, где родина. А родина — Украина. 

И пока происходит то, что происходит, — никаких компромиссов. Ни с совестью, ни с временем, ни с обстоятельствами. 

***

Не одна она, но ряд других ее коллег давно приняли для себя такое же внутреннее решение… И вот в этом месте сошлюсь на заглавие одной из украинских советских пьес — "Не називаючи прізвищ" — поскольку многие из этих людей пока не устроены, некоторым приходится поддерживать связь с Донецком, а там внутри города, сами понимаете... 

Уже несколько месяцев эта, так сказать, "малая" проблема наших восточных артистов-патриотов — на задворках общественного и государственного внимания. Увы, и это объяснимо. Поскольку есть проблемы "большие": война, газ, доллар, выборы, коалиция, проституция.

Только если не услышать этот крик — "Эй, кто-нибудь!" — то грош цена повсеместно декларируемой национальной сознательности, всем клятвам на вышиванках и на разрисованных заборах. 

Наверняка, "по закону" не так просто все решить, т.е. трудоустроить даже "народного артиста Украины", ценного творческого кадра. Сказывается давление знаменитого постановления Кабмина №65 "Про економію державних коштів" от 1 марта 2014 г. (Согласно параграфам документа есть лимит на ставки в кадровых отделах театров). Опять же вопрос: есть ли у доблестного Кабмина и его казначейства желание и возможность перераспределить средства, прежде выделяемые "на культуру" Востока, чтобы эти средства хотя бы частично достались тем (патриотам-беженцам), кто ищет ставки и рабочие места в театрах и филармониях других городов… 

Если у нас по сто раз на дню нарушается Конституция, то хотя бы в одном весеннем постановлении может найтись исключение из правил, тем более, что уже давно осень, а скоро — зима… И куда некоторым деться, кому показать свои почетные грамоты "за видатний вклад"? 

Как многим известно, даже в трагические времена Второй мировой идея актерского братства была не иллюзорной, а очень действенной. Эвакуированные театры из разных городов поддерживали друг друга, делились куском хлеба. Украинские артисты, бороздя эвакуационные просторы Тамбова, Семипалатинска, Ташкента, сохраняли театральную этику и чувство коллегиальной ответственности — друг за друга, за людей из других творческих коллективов. Беда сплачивала. Сегодня, увы, часто разъединяет. Денег — больше, совесть — съедает инфляция. "Моя хата з краю".

Опять что ли нужно ждать специального заседания в Кабмине, чтобы жесткий чиновник в режиме ручного управления грозно зарычал: надо трудоустроить столько-то и столько-то "единиц", а если не исполните, то дело дойдет до разрыва контрактов с художественными руководителями… 

А, собственно, кто знает, может, именно теперь и именно "такие" мизансцены как раз и нужны? Время-то ожесточилось — "оконтрастилось". Некоторые нищие артисты-беженцы с Востока маются на помойках. А "принцы" из титулованных
национальных получают свои "тыщи", не сильно-то перетруждаясь, тусуясь на тусовках, "сериалясь" в сериалах. И никогда не говорите мне, что "пришлые" (если они, конечно, куда-то придут) сильно разрушат какой-нибудь стройный актерский ансамбль в вашем пока что благополучном театре! Как раз мне об этом говорить не надо… (Тем более что все и так уже давно разрушено — до нас). 

Сартр когда-то написал: "Все в жизни вычисляемо, кроме одного — а как же жить?". Полагаю, этот вопрос постоянно задают себе многие из тех, о ком пишу и думаю — преданных, забытых, не предавших... 

 

ВМЕСТО P.S. В Восточном регионе Украины в "зависшем" состоянии оказались разные люди и разные театры: Донецкий Национальный академический украинский музыкально-драматический; Донецкий Национальный театр оперы и балета
им. А.Соловьяненко; Донецкий академический областной театр кукол; Донецкий академический областной русский драмтеатр; Донецкий академический областной русский театр юного зрителя (город Макеевка); Луганский академический областной русский драматический театр
им. П.Луспекаева; Луганский областной академический украинский музыкально-драматический театр; Луганский академический областной театр кукол; Луганский областной казачий конный театр; Северодонецкий городской театр драмы, etc. 

Если верить анонсу Маркияна Лубкивского о том, что "освобождение" Востока растянется на пять лет, можно только представить, сколько новых сюжетов (не только театральных) еще напишет злая жизнь, и сколько судеб она же поломает… Гуманитарная катастрофа — реальность. Кабмину, Минкульту, гуманитарному блоку АП надо чаще вместе собираться и системно, а не "время от времени" реализовать специальную — адекватную — программу по поддержке культурных институций и отдельных творческих людей, в том числе и тех, которые выбрали эту, а не "ту" сторону Украины. Не все хорошие, но и не все плохие. Например, руководство Киевского театра драмы и комедии на Левом берегу Днепра без "подначивания" сверху само звонит в Департамент культуры Киева и изыскивает возможности найти рабочие места артистам с Востока. В Черкасском театре не умерли и не разорились, трудоустроив пять человек. В Киевском Молодом театре пригласили на постановку режиссера из Донецка, потому что других предложений у него доселе не было. Есть и другие примеры человечности и театральной этики. На днях Министерство культуры в довольно жесткой форме обратилось к "глухим" художественным руководителям украинских театров: "У такий складний для України час ми маємо бути єдиними… Прошу врахувати теперішню складну ситуацію та зробити все можливе аби допомогти людям. Давайте спільними зусиллями шукати для людей робочі місця. Разом з колегами з іншим відомств вже працюємо по переведенню ставок та заробітних плат. В даній ситуації маємо проробити комплексну роботу по усіх напрямках. Щоб люди не були кинуті напризволяще". Те, кого "кинут" — пишите в ZN.UA. Будем разбираться. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Олег Пшин Олег Пшин 15 листопада, 22:01 Я, Олег Пшин - колега н.а.України Олени Хохлаткіної, працював в Донецькому українському театрі. На відміну від Олени мені пощастило. Від директора та худрука Рівненського академічного музично-драматичного театру Володимира Петріва поступила пропозиція працювати в цьому театрі. Відчув тут тепло та розуміння від теперішніх колег, за що їм щиро дякую. А проблема діячів культури, патріотів України справді існує. Багато з них відчувають себе покинутими та безправними. согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно