ЭТО СТРАННОЕ ИМЯ АСТРАЯ...

28 июля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 28 июля-4 августа

Меня никогда не интересовала так называемая попса в целлофановой обертке, завязанная бантиком, как интеллектуально недоношенный пупс...

Меня никогда не интересовала так называемая попса в целлофановой обертке, завязанная бантиком, как интеллектуально недоношенный пупс. Сексуально агрессивные палочки-выручалочки, хронически простуженные суженые, Ксюши из плюша и кисы Ларисы оседлали эфир, да еще назойливо пытаются пролезть в душу, как компьютерный вирус. Ярлыки секс-символов и высыпавших, как при детской инфекции, звезд цепляют на стремящуюся во что бы то ни стало обнажиться грудь всем страждущим от нехватки серого вещества в мозгу и избытка судорожного синдрома в теле. «Ларису Ивановну хочу!» — обреченно скулил герой известной кинокомедии. Так и я хочу услышать голос того, кто рискнул бы заявить, наступив на горло обезличенной песне: «Нет, я не Байрон, я другой!» Речь идет, упаси Боже, не о Байронах и не о Лермонтовых, а о людях, которым надоело размножаться на эстраде делением и повторять комбинации из трех букв, двух нот и церебральных телодвижений. Поэтому слово «театр» явилось для меня определяющим, когда я решилась на интервью с известным композитором Геннадием Татарченко и певицей Астраей, исполняющей его песни. Да, они откровенны в своем стремлении быть другими, не боятся экспериментировать в творчестве и говорить для прессы о том, что их по-настоящему волнует. Насколько удачны их эксперименты, судить зрителям, а насколько интересным получился наш разговор, судить читателям «ЗН», а также тем, кто хочет отстаивать право на свою самобытность, хочет, но пока еще молчит.

— Алена, где вы раздобыли такой необычный эстрадный псевдоним?

Астрая. — Мы взяли псевдоним из притчи Григория Сковороды. У Гены шла работа над рок-оперой «Мистер Сковорода», и я играла Астраю, деву Истины, прилетевшую со звезды. В древнегреческой мифологии Астрая — одна из трех богинь, которые покровительствуют той местности, где сейчас находится Украина. София — мудрость, Оранта — мать и богиня плодородия, а Астрая — покровительница искусств.

— Это метафорическое истолкование. На самом деле у древних греков не Астрая, а Астрея (звездная). Таково было прозвище дочери Зевса и Фемиды, богини справедливости Дике, управлявшей миром в золотом веке. Когда нравы людей испортились, Астрея возвратилась на небо и превратилась в созвездие Девы. Но, конечно, Астрая звучит более благозвучно, чем Астрея. Такой античный псевдоним должен оправдываться творчеством. Это отражается в песнях, которые вы поете?

Г.Т. — Конечно. И для начала я расскажу, почему я занялся как композитор и продюсер проектом «Астрая». В Украине освободилась ниша, которую занимала Наташа Рожкова. Это стиль не певицы, а поющей актрисы, где упор больше на театр, а не на голосовые данные. В Москве сейчас есть похожее явление — кабаре-дуэт «Академия», наши земляки. Вы помните, сначала это был квартет «Шляпа», который в Украине не мог раскрутиться из-за косного подхода редакторов и прочих официальных работников культуры. А мне захотелось создать что-то типа украинской Людмилы Гурченко, синтетической певицы, олицетворяющей на сцене театр одного актера.

— Для этого нужен репертуар, подобранный под конкретную индивидуальность, и музыкально, и поэтически. Вы — композитор, который работает для Астраи. А как обстоят дела с поэтами?

Г.Т. — Сложно. После года поисков хорошего поэта мы остановились на Юрии Рыбчинском, с которым сейчас начинаем большой проект. Он будет называться «Поет Астрая». Кроме того, мы работаем с Анатолием Матвийчуком, Александром Вратаревым, Дмитрием Акимовым, Алексеем Кононенко и другими. В Украине Астрая — единственная певица с высшим театральным образованием, и для меня самое главное, что она — профессионал. Слава Богу, она — не самородок из глухого села и не создает себе имидж секс-символа Украины. Это сейчас звучит очень провинциально. Представляете себе, секс-символ Броваров или Жмеринки? Дайану Росс или Уитни Хьюстон почему-то не называют секс-символом Америки. Я счастлив, что рядом со мной человек, который в этом смысле не провинциален.

— При высоком профессиональном уровне певица в этих ярлыках не нуждается. Хотя мне очень нравится титул «Секс-символ Кривой Рог». Но вернемся к нашей теме. Алена, как все-таки произошло соединение актрисы и певицы?

Астрая. — Я вообще-то закончила Киевский институт культуры, отделение режиссуры народного театра, мечтала быть синтетической актрисой. А впервые запела, когда играла Мэри в «Пире во время чумы». Меня заставили петь с какими-то роковыми интонациями, и каждая репетиция заканчивалась слезами. Потом я долго боялась петь, пока Гена хитростью меня не заставил. Сначала мы попробовали жанр мелодекламации и записали «Песню моей печали» для рок-оперы. А сейчас, когда записаны 13 песен, я могу уже и голос показать. Вышла кассета «Аура кохання», записанная за два года. Мы не приверженцы того, чтобы делать за год по три альбома. Это был такой эксперимент.

— Гена, я так поняла, что вас не интересует чисто фольклорное направление или просто попса. Вы занимаетесь драматическим истолкованием песни? Вам нравится традиция шансона?

Г.Т. — Именно шансона. Громче всех поют в самых глухих селах Украины. А во Франции сейчас популярна тихая речевая интонация. Я — за интеллигентную эстраду, то есть за актерский вариант, за осмысленность. Такими были Леонид Утесов, Марк Бернес. Я очень люблю певцов, у которых есть голос, но я не люблю горлопанства. Прежде всего, важна интонация. Я хочу расширить свой круг исполнителей за счет жанровости. Я могу написать и балладу в роковом стиле, и песню в стиле легкой попсы, и бардовскую песню.

— Алена, расскажите о фильмах, в которых вы снимались.

Астрая. — Я снималась в двух музыкальных телевизионных фильмах. Гена, как мудрый продюсер, понял, что не нужно забивать эфир в сборных концертах, а нужно, чтобы тебя видели одну 30—40 минут на экране в разных амплуа, с разными песнями. Мы сняли на телевидении при музыкальной редакции два фильма: «Казненная любовь» и «Это загадочное имя Астрая». Фильм «Казненная любовь» был приложением к детской музыкальной передаче «Фант-лото «Надежда», которую я веду вместе с Толей Матвийчуком. А в фильм «Это загадочное имя Астрая» вошло семь песен, на каждую из которых был сделан клип, а между ними — сюжетные прокладки.

Г.Т. — Этот фильм снимала Лена Сторожук и, когда он вышел на УТ-1, то вызвал бурю различных откликов. И как ни странно, среди приверженцев фильма было больше профессионалов. Отрадно то, что люди, привыкшие к украинскому штампу, восприняли Алену в штыки. Эффект перемывания косточек, к которому я стремился, состоялся. Когда нас начали приглашать на гастроли, я понял, что дело сделано. Для меня было главное, чтобы людей зацепило, как угодно, хорошо или плохо. После этого фильм и клипы стали повторять по телевидению.

— Творческий человек никогда не создаст очередную куклу, он будет проявлять индивидуальность исполнителя.

Г.Т. — Мы так и сотрудничаем. Мне важно, чтобы человек, выходящий на сцену, работал творчески, я не люблю музыкальные шкатулки. Для меня главное — не дискотека на эстраде , а синтез текста, музыки, движений, актерского перевоплощения. В России так работают Пугачева, Леонтьев, Малинин, Гвердцители, кабаре-дуэт «Академия».

— Алена, ваша кассета называется «Аура любви». А как по-вашему, безнадежная любовь существует? От того, как человек относится к этому понятию, очень многое зависит в жизненном успехе.

Астрая. — В школе мне казалось, что я безнадежно влюблена. А сейчас я думаю, что если человек любит, ему от этого уже хорошо, он становится менее эгоистичен. От такого чувства, даже если оно безответно, человек может быть на какую-то долю счастливее.

— Я думаю, что женщина, способная любить, эмоционально открытая, гораздо женственнее, чем та, которая не может и не хочет любить. Особенно это важно для творческих людей, потому что в состоянии любви человек открыт для творчества.

Астрая. — Я вообще очень счастлива, что родилась женщиной. Я мечтаю, чтобы обо мне говорили, что я не только хорошая актриса и певица, но и чтобы восхищались мной как женщиной. А любовь — самое главное чувство, которое нас держит на земле. Поэтому мой альбом не случайно называется «Аура любви». Я считаю, что и в песнях, и в спектаклях должна быть эротическая окраска, но это не значит, что на сцене необходимо раздеваться и допускать пошлость и вульгарность. Интонация в песне может быть гораздо эротичнее, чем раздетая женщина.

— То есть артисту не должны изменять чувство вкуса и чувство меры. Тогда эмоциональное воздействие на зрителя будет гораздо сильнее.

Астрая. — Я ценю шарм и обаяние — в этом есть все. Поэтому я пою то, что хочу, и в своих песнях могу быть и Клеопатрой, и Донной Анной, и Анной Карениной. Каждая песня — новая роль. Я не считаю, что родилась гениальной актрисой, но тем не менее, я — хорошая актриса. Музыка только помогает мне играть и облегчает актерскую задачу. Если это нужно, в песнях мне гораздо легче плакать, чем в спектаклях.

Г.Т. — Я хочу добавить, что на фестивале «Песенный вернисаж» Астрая в этом году стала лауреатом, и даже София Ротару сказала мне в ее присутствии: «Хорошая певица!». Единственное, что могу поставить в упрек Астрае — она не умеет блефовать. Казалось бы, актриса, а патологически честный человек!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно