Если «Талант» зажигают…

12 марта, 2010, 13:48 Распечатать

Сбылась мечта «идиота»: на прошлой неделе «отдыхательная» программа СТБ «Україна має талант» (2-й ...

Сбылась мечта «идиота»: на прошлой неделе «отдыхательная» программа СТБ «Україна має талант» (2-й сезон) растоптала тяжестью рейтинговых каблуков (доля аудитории доходила до рекордных 40%) скандально-политические заказухи — из того же (вечернего) слота. И мне стало так приятно… О, наконец-то процесс общественного оздоровления, очевидно, уже хоть куда-то пошел?..

Тем временем новый сезон успешного талант-шоу тоже активно «пошел» — в зону жесточайшей конкуренции. На обжитую поляну пропаганды художественной самодеятельности активно ринулись другие производители. И выпустили на ту же лужайку стадо своих взбесившихся сезонных «слонов» («1+1», ТРК «Украина» тоже с утра до ночи ищут таланты). Посему, господа, дефицит возбужденных аматоров на отечественном ТВ в ближайшие годы нам не грозит совершенно!

— Не опасаетесь, что повальное поветрие на «зажигание талантов» обесценит ваш формат? — спрашиваю у Оксаны МАРЧЕНКО, ведущей проекта «Україна має талант».

— Думаю, в любом случае выживет сильнейший. Это конкуренция. Страна талантливая. Дарований, надеюсь, хватит для всех каналов. (И — игриво улыбается).

Не поспоришь: эта улыбка стала мила-приятна миллионам-миллионам зрителей. А сама ведущая, со скоростью реактивной ракеты оторвавшись от своего телепрошлого, нынче оказалась в «топе» главных украинских телезвезд. И, словно «фениксировав», явила миру и телевизору обновленный — живой и раскованный, демократичный и органичный — свой же образ. Ну вот, об этом образе (и подобии), о талантах и аферистах, о ТВ и совсем чуть-чуть о ее муже — мы сели и поговорили.

***

— Оксана, скажите на милость: что творится на этом ТВ? Вы их всех, талантливых, где-то раскапываете, популяризируете… А они, мелькнув в «ящике», тут же наглеют! Хотя бы этот хлопец из Харькова — кудряш, на Укупника похож, который «синьорита, я влюблен»… Есть совесть у человека или его кукловода? На весь Интернет пиарят тему как «украла» его шедевр «сама Алл Борисовна Пугачева», а ничего что — деньги заплатили, фамилию в титрах указали, «путевку в жизнь» выписали? Что за аматоры неблагодарные?! Циников-то много пробирается на альтруистичные кастинги?

— Не хотелось бы говорить об этой конкретной истории… Но перед нами действительно возникла проблема: как не сбить волну искренности в этой программе? Как сохранить добрый, альтруистичный дух?

Во время кастингов стали бороться с «претендентами», за которыми целая свита из продюсеров, директоров. Цель у них — пиар. Никакого творчества и вдохновения. Много ли таких? Не скажу, чтобы очень. За период кастингов второго сезона — где-то шесть-семь человек.

Вот пример… Приходит симпатичный парень. Со своей историей. Говорит: у меня такая драма, мне так горько, погибла девушка, и мой номер — как гимн любви…

Трогательно? Но я задаю наводящие вопросы… А как это случилось? А как девушку звали?

И вижу: он «тает» как мартовский снег. Все понятно! «Ты лжец!» — говорю. Ибо нельзя спекулировать на сокровенных темах— даже ради рейтингового шоу.

— С другой стороны, были ведь истории, когда вы искренне проникались непридуманными историями?

— Естественно. Таких историй-исповедей немало. Я даже плачу иногда над некоторыми рассказами… И не стыжусь своих слез. Проходят очередные «смотрины»... И вижу — интеллигентная бабушка с двумя внучками. Симпатичными такими мулаточками… Причем держатся робко, неуверенно. Я завела разговор. Они сказали… Как их бросил папа… И папу этого (он из другой страны) искали даже через программу «Жди меня»… А потом умерла мама… И девочек должны были увезти в детдом, но бабушка, у которой вообще нет никакой поддержки, сказала: нет, это мои кровинушки, и они останутся со мной…

Потом оказалось: внучек не две, а три! И младшенькой совсем мало лет. И, представьте, эта милейшая женщина сама ставит внучек на ноги. Не облегчая себе жизни и не перекладывая ни на кого забот.

Слушаю рассказ — слезы катятся. Почему? Потому что для ее «тихой» жизни — это поступок героический. Мы же сегодня ищем героев где угодно. Из каких угодно исторических параллелей… А они — рядом.

…Уже перед выходом на сцену подошла к одной из внучек: «А давай представим, что мама смотрит на тебя с неба… Как думаешь, что бы она тебе сказала?..» Девочка: «Солнышко, не бойся, я с тобой!» И с этими словами вышла на сцену.

Не всегда объясню — почему плачу…

Может, потому, что и у меня — девочка, ей скоро шесть лет. И, естественно, есть внутреннее ощущение тревоги за нее. И осознание, что мир красив только в телекартинке, а так — жесток.

То есть ты как будто бы принимаешь чужую боль как свою. Но и это не всегда ранит, а порою — исцеляет.

— Лично вы живете в мире комфортном. Несопоставимым с тем, в котором обитают региональные аматоры. Насколько ощутим контраст «этой» и «той» жизни?

— Он разителен. Потому что, во-первых, там все-таки более естественная среда... А, во-вторых, та среда пробивает своей болью отлакированную столичную действительность — с политическими страстями, светскими хрониками и остальной суетой.

— Какой из регионов оказался, скажем так, неожиданностью — в обвальном стремлении украинского народа зажечь таланты?

— Могу ошибаться… Но, как всегда, активны Одесса, Днепропетровск, Харьков. В Западной Украине, в частности во Львове, люди показались более закрытыми. Мы и кастинги проводили там всего один день. При том, что Львов обожаю. Там множество моих друзей.

Да и наш Киев произвел, в общем, грустное впечатление (хотя я сама киевлянка). Столица проявила агрессивную сумбурность, вульгарность. Может, и правда, выветривается столичный дух из нашего города?

— А вы знаете, что некоторые «таланты», участвующие в кастингах, иногда переходят улицу — и уже на отборе у канала-конкурента?! Вот жизнь у людей — сплошная востребованность.

— И такие экземпляры являются. Но если уж «засветятся» — пусть не обижаются.

— Какой жанровый настрой во втором сезоне, на ваш взгляд, окажется доминирующим?

— Полагаю, вокалисты замечательно покажутся. Есть герои — для меня это гордость нации, — которые успешно работают за границей, но, пожалуй, впервые, на многомиллионной аудитории презентуют свои таланты уже дома. Будет замечательный скрипач, он играет на одной струне, как Паганини. Будут другие уникумы…

В общей сложности, отобрано более 200 номеров. (В первом сезоне отобрали наполовину меньше.)

Между прочим, британцы говорят, что только ко второму-третьему сезону и начинается «раскачка» талантов-самородков.

***

— Вы не слишком кардинально экспериментируете с имиджем? Телеаудитория у нас, в основном, консервативная. Не отшатнется?

— Ну почему? Пусть «она» будет и такая, и иная. И дама из Нотердама… Или другая «мадам». Мне говорят: надо быть «ближе к народу», мол, длинные черные волосы — это уже «дистанция» с демократичной аудиторией… Что ж, попробуем поэкспериментировать. Я не комплексую и не мучаюсь по этому поводу. Бежать? Значит, бежим!

Только-только появился формат Americas got talent на СТБ и поступило предложение, мы с Виктором за ночь пересмотрели не одну запись зарубежных версий. Долго говорили на эту тему. И лишь потом было принято совместное решение: я буду это делать…

— Между прочим, народ спохватился в связи с этим форматом лишь когда на сцене воссияла Сюзен Бойл — чудо-юдо с необыкновенным голосом.

— У них был шестой сезон, кажется. Но подобных форматов там — десятки. Бывает, что отдельный персонаж притягивает внимание к программе и становится ее «локомотивом»…

— Как в случае с вашим первым сезоном, когда «песочная художница» заставила их вздрогнуть… Почему, кстати, именно ее выбрали — среди десятка иных?

— То, что делает Ксения — это наши невыплаканные слезы. Это сдавленная тоска телезрителя по попранному патриотизму. Вспомните ее песочные сюжеты — на военную тему, на тему памяти о близких...

Мы однажды ехали с мужем в гости и по дороге заговорили… о потерянном поколении. Которое, к сожалению, не воспитывается ни на каких положительных примерах. А должны же быть в обществе мотивации позитива… А их нет. Есть одна «мотивация» — достижение определенного бытового уровня.

И если появляется в нашей программе «свет» в конце тоннеля (хотя бы в связи с тем, что делает Ксения или другие участники), то как не порадоваться?

Вот еще одна история… На кастинги приходит слепая девочка из Харькова. А в моей жизни, так случилось, был опыт общения со слепыми детьми, когда работала пионервожатой. И те дети «воспитывали» скорее меня, нежели я их. И уже я училась «разрисовывать» мир, который они сами никогда не увидят…

И когда слепая девочка их Харькова пришла на прослушивание, я словно оцепенела, вспомнив определенный период жизни. Особенно, когда она прикоснулась к моим волосам: «Ой! Какие они у тебя красивые!»

После выступления зал стоя ее приветствовал. И не из жалости, а потому что был талант человека, который хочет преодолеть себя… Не пафосно говорю?

— Нет, нормально… Оксана, Владимир Бородянский, начальник СТБ, ставит перед вами какие-то рейтинговые планки? Говорит: должны взять в новом сезоне столько-то «процентов»?

— Ничего не ставит. Отношение к проекту изначально было не коммерческим. Скорее — гуманитарным. Никто не знал, как пойдет программа. Не зная брода, мы попросту вошли в эту «воду».

— Часто образ «жены влиятельного политика» вызывает у людей предубеждение, а то и откровенный негатив? Мол, ну что она нам сказки о бедных рассказывает, а сама-то — царица, владычица…

— Олег, да понятия никто не имеет — особенно в небольших городах — кто я, чья жена, кто мой муж… Спокойно хожу в магазины. И никто меня особо не узнает. Впрочем, узнают, конечно, но поначалу присматриваются. И костюмы для проекта выбираю не в бутиках, а в обыкновенных местах.

— Ну не на базаре же Троещина?

— Ну нет, конечно... Предлагает канал определенные коррективы телевизионного образа… Значит, будут…

— В ближайшем будущем в какую «степь» они вас собираются корректировать?

— Возможно, стану яркой блондинкой.

— Но тогда уйдет «вамповость».

— Не уйдет. Не представляете, какой «она» уже в сентябре
явится в «Х-фактор» — это новый проект. Возможно, многие испугаются. Такая будет «кошка», матрица-перезагрузка… Да, «она» может быть и «подружкой», и вашей «подушкой». И вообще — «я ваша навеки». «Она», моя телевизионная героиня, должна быть разная, важно не повторяться.

— Не случится, что «Ее» окажется много на канале? И зритель переключит кнопку?

— Будет много — уйду в декрет... Впрочем, это уж как Бог даст.

***

— Если подробней об «Х-факторе»? Какой там основной принцип «охоты» на таланты?

— С 10 апреля — кастинги. В проекте будет задействовано вдвое больше народу нежели на «Таланте». Само шоу со множеством сюрпризов. Главное — услышать тех, кто поет. И убедить: петь можно научить едва ли не каждого. Ведь все мы поем, когда радуемся или грустим, расстаемся или встречаемся.

«Х-фактор» — это даже не вердикт жюри (или продюсера), это вроде перст небес, который открывает в человеке прежде скрытые способности. Сцена необычная: с потолком сверкающим, со стенами многофункциональными. В Британии на кастинги «Х-фактора» пришло рекордное количество народу — около 180 тысяч!

***

— Что движет вами, когда едете в региональные дебри, а потом сидите там часами — мерзнете, слушаете разную чушь? Вообще зачем это вам, женщине, у которой есть все и даже больше? Ради славы, что ли?

— Есть один телеобраз, который для меня не то, чтобы «образец» для подражания, а больше социальный ориентир. Это — Опра. Объясню...

Коль скоро ты достигаешь на ТВ определенных успехов, то должен делать хоть что-либо полезное. Как она... У нее замечательная социальная роль в США. Возможно, знаете, что процентов 40 американцев прежде чем проголосовать за своего президента, интересуются: а что думает Опра?

Работая на ТВ, она же работает на страну. Открывает школы. Инициирует социальные программы.

Да, Украина — не Америка. Здесь много «контрастов». Но мне близка вот такая «полезность» теледеятельности.

Сама иногда вынашиваю фантастические идеи. Скажем, строительства сети больничных центров для детей…

— Одна известная украинская женщина, как известно, уже собрала много-много денег на клинику — да клиники как не было, так и нет.

— Это — чудовищно. Не говорите мне об этом. Я, возможно, покажусь самонадеянной, но это можно и нужно было сделать давно. Впрочем, слишком хорошо знаю подробности… Потому мне это и видится вдвойне чудовищным, да так, что хочется кричать «Караул!»

Думаете, я сильно изменилась — после этой успешной программы? Или после программы «Имена»? Или после замужества? Мне кажется…

— Что вам кажется?

— Что я по-прежнему — пионервожатая. И когда муж иногда ездит со мною по магазинам, в чем-то помогает, то эта семейная «простота» и есть счастье…

— Возможно, в подтексте намек: образ мужа несколько демонизирован, а все — не так?..

— В то время было удобно создать определенный образ. И по отношению к нему была применена специальная технология, не сомневаюсь… Но во многих вопросах — интеллектуальных, юридических — с ним невозможно соревноваться. С ним никто, кроме Юлии Тимошенко, не ходил ни на какие дебаты. Некоторое время, лет пять назад, у меня внутри вообще все на части разрывалось… Хотелось кричать: люди, да вы ли это, что с вами делают? Или вы существуете в заданной компьютерной программе? А потом… Потом пришло понимание: значит «так» нужно. И опыт тех лет не прошел бесследно.

— Именно женщина часто определяет те или иные поступки мужчины, мужа… Его стратегию, тактику. Лично вы — определяете?

— Всегда… Ведь мужчина и женщина, муж и жена — как бы сообщающиеся сосуды, есть их общий внутренний мир. К тому же в женщине природой заложен механизм выживания, в этом она опора мужчине: поддерживает, не дает пасть духом… Но это не значит, что я «влияю» на его решения или действия. Это невозможно. Он часто закрыт — абсолютно. Порою узнаю о чем-то — только из Интернета. Однажды сказала: «Знаешь, Виктор, есть вещи, о которых все-таки надо говорить друг другу, чтобы была возможность услышать самих себя…».

Но, повторюсь, все, что касается каких-либо его решений — это всегда его, и только его решения. И он никогда не позволит, чтобы кто-то другой нес ответственность…

— Помимо программы «Україна має талант» что смотрите на ТВ — с мужем, с детьми? Не возникает тревожного настроения: эх, как утрамбуют нас своими «талантами» эти аматоры и не останется вскоре в телевизоре ни одной извилины из интеллектуального формата?

— Смотрим документальные проекты, информационные каналы, «Ностальгию»…

Что касается второй части вопроса… Хорошо то, что благодаря хотя бы таким человечным программам, как «Талант», мало-помалу и зритель … движется «вверх»… От унизительного состояния «ниже пояса» (к чему его приучал телевизор), выше-выше — к сердцу своему. А затем, дай Бог, это «движение» дойдет еще выше — до его же головы…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно