Эрик Робертс ломает стереотипы

5 августа, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 5 августа-12 августа

Украинский режиссер Оксана Байрак, хорошо известная не только местной, но и российской телеаудито...

Украинский режиссер Оксана Байрак, хорошо известная не только местной, но и российской телеаудитории как автор мелодрам и рождественских сказок, осуществила, наконец, свою давнюю мечту — сменила видеоносители на настоящую кинопленку. В середине июля начались съемки уже несколько лет вынашиваемого замысла — полнометражного художественного фильма «Аврора, или что снилось спящей красавице». Оксана Байрак, по ее словам, нашла «своего» сценариста в Москве. Они с Петром Гладилиным совместно написали сценарий этой картины, которая, по предположениям, будет иметь не только мировой прокат, но и номинацию на «Оскар». Во всяком случае, об этом без устали говорит многочисленная пресса.

События фильма проходят на фоне отголосков чернобыльской трагедии. Героиня — жертва аварии на Чернобыльской АЭС, маленькая детдомовка Аврора. В этой роли снимается открытая режиссером в предыдущих работах новая звездочка — Анастасия Зюркалова. Героем, для которого встреча с Авророй стала творческим возрождением, явится зрителю любимец публики и режиссера, любимый гардемарин Дмитрий Харатьян. Одну из центральных ролей в картине сыграет знаменитый герой Голливуда Эрик Робертс, специально прибывший для того в Украину.

Эрик Робертс, заявивший о себе в американском кино задолго до появления там его сестры, теперь сверхзнаменитой звезды Джулии Робертс, дебютировал в 1978 году в фильме «Король цыган» и был номинирован за эту роль на «Золотой глобус». А за работу в фильме Андрона Кончаловского «Поезд-беглец» (1985) был номинирован на «Оскар». В его «послужном списке» более 70 картин и 100 театральных ролей, за которые он тоже получал престижные премии. Сегодня актер много и успешно работает для телевидения, продолжая мечтать об интересных кино- и театральных работах. «ЗН» благодарит компанию «ИнтВестДистрибьюшн» за предоставленную возможность эксклюзивно пообщаться с Эриком Робертсом и желает всем участникам съемочного процесса победы на финишной прямой.

Когда я обратилась к господину Робертсу по всей форме, он перебил меня, попросил называть его Эриком. Вот в этом дружеском тоне и потек разговор.

— Эрик, мы с вами встречались три года назад на «Кинотавре». Тогда вы говорили, что в ближайших планах — роль Нуриева в театре на Бродвее.

— Мы с драматургом Теренсом Макнелли, в принципе, договорились — роль должна была быть написана специально для меня. Это стало моей мечтой. Но прошло несколько месяцев, Макнелли тяжело заболел — рак, ему вырезают одно легкое, он выздоравливает, насколько можно выздороветь при таком диагнозе. Режиссером должен был быть его любовник, я дал ему свой личный номер телефона, который знают всего восемь человек в мире. Как-то вернулся домой после очередных съемок в сериале и был очень недоволен собой, настроение было гадкое, когда позвонили по этому телефону. До этого, в основном, много общался со сценаристом. Мой абонент начал задавать очень сложные и интимные вопросы, которые мне не хотелось обсуждать. В общем, разговор был неприятным, закончился ничем и идея повисла в воздухе. Я сделал для себя вывод — нельзя брать трубку в плохом настроении. Образ Нуриева стал моей мечтой, очень много читал о нем. Чтобы подготовиться к этой роли, даже научился говорить таким же узнаваемым, гортанным голосом. Думаю, нужно найти кого-то, кто написал бы эту пьесу, чтобы я смог сыграть Нуриева.

— Вы получили прекрасную профессиональную подготовку в Лондонской театральной академии. Как-то вы говорили, что вам как театральному актеру было безумно сложно работать в кино. Почему?

— Это тяжелее, потому что в театре проживаешь сразу целую жизнь, а в кино идут «кусочки» не по порядку.

— Театр, кино и телевидение — абсолютно разные виды актерской работы. Что для вас является наиболее приоритетным, что из чего вытекает?

— Это все равно что сравнивать лошадей, коров и цыплят. Они все животные на вашей ферме. И вы всех любите и используете в разных целях. К сожалению, в театре платят недостаточно для того, чтобы жить. Поэтому сейчас не так много великих театральных актеров — это несправедливо. И выбрать, что из этих занятий лучшее, мне трудно. Потому что все это игра, и эта игра — моя работа, которую делаю с удовольствием.

— У актера, как бы он ни был успешен, все равно есть моменты недовольства, неудовлетворенности: время идет, возраст, а вот какую-то роль не успел сыграть. Есть ли у вас такая роль?

— Рудольф Нуриев.

— Великолепный спектакль о нем поставил Роман Виктюк, знаете такого режиссера?

— Пусть позвонит моему менеджеру и вышлет сценарий, но в спектакле я не буду танцевать как Рудольф Нуриев. Это все равно что играть на барабане, будучи глухим. Вы можете играть танцора, но не сможете танцевать на таком уровне, как он. Спектакль, о котором мы говорили выше, исключал это…

— У вас есть опыт работы с режиссерами из Восточной Европы, начиная с Кончаловского, заканчивая Оксаной Байрак. Есть ли особенности работы с режиссерами-славянами?

— Вы, славяне, настолько «страшные-страшные-страшные»… Единственный режиссер, который был настолько же страшным — Боб Фосс, он был просто сумасшедшим. Но он брал артиста и направлял его на творчество. Посмотрите его фильмы — они идеальны. Я очень люблю страшных людей.

— Чем вас настолько привлек сценарий, который снимает Оксана Байрак, что вы приехали на довольно большой срок и, очевидно, небольшой гонорар в Украину?

— Я только что закончил фильм, где играл жуткого негодяя, для равновесия полезно было сыграть хорошего человека. Но больше всего заинтересовала чернобыльская трагедия. Это просто разбило мне сердце. Потому что все люди пострадали по большому счету из-за глупости, из-за плохой организации. И нет причины, которая может оправдать этих людей. Страдания для многих продолжаются до сих пор. И если я могу помочь этим людям тем, что донесу до зрителей информацию о них, буду очень рад. Есть целое поколение тех, кто уже имеет водительские права, а тогда они были детьми. Моей дочери 14 лет. И я хочу, чтобы она посмотрела этот фильм.

— Об этих событиях вы знаете только то, что писала у вас пресса. Какие для себя вы сделали выводы? Вам не страшно было приезжать в Украину?

— Мне кажется, что я сразу узнал об этом. И все, кого знаю, направили средства для помощи. Меня, как и многих, поразило то, что невинные люди пострадали от чужой глупости. Приехал сюда без страха, но с желанием сделать нечто продуктивное.

— Кончаловский снимал в Голливуде фильм, в котором вы играли. Нахапетов тоже работал там, и в той же системе координат, резко отличной от нашей. Что вы можете сказать о том, как чувствуете себя на съемочной площадке в Украине?

— На актера влияют абсолютно все ингредиенты работы. Все, что мы делаем, по сути, режиссер и команда, а работа одинакова по всему миру. Команда же, если любит артиста, то все хорошо. Здесь замечательный режиссер и замечательная команда — это то, что делает фильм.

— Очень часто вам приходится играть плохих парней. Когда-то вы говорили, что безумно хочется сыграть комедию. Не планируете ли не возвращаться больше к плохим парням, а более разнопланово использовать свой талант?

— …Мне нравится играть негодяев. У них самые классные игрушки —красивые машины, дома, женщины. И они всегда умирают красивой смертью. От чего же отказываться? А если серьезно — не откажусь от хорошей роли, в каком бы амплуа она ни была…

— Знаю, что у вас есть любимые животные. Как поживают ваши собаки?

— Они становятся все более медлительными. Питбулю уже 11 лет. Грустно об этом думать. Спасибо, что спросили, я его безумно люблю.

— Желаю вам интересной и удачной работы. Надеюсь на продолжение разговора, когда фильм будет завершен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно