ЭХО РОЖДЕСТВА

17 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 17 января-24 января

Идее Международного фестиваля театров кукол «Різдвяна містерія», воплощенной в жизнь ее авторами...

Идее Международного фестиваля театров кукол «Різдвяна містерія», воплощенной в жизнь ее авторами — директором, художественным руководителем Волынского театра кукол Данилом Поштаруком и почетным президентом УНИМА Хенриком Юрковским, десять лет. Раз в два года на древней волынской земле, где найдены доказательства зарождения первых украинских вертепов — кукольных представлений на Рождество, в Волынском театре кукол проходит Международный фестиваль «Різдвяна містерія». В этом году в пятый раз хрупкий, прозрачный и невесомый, словно мотылек, сказочный Ангел принес благую весть о рождении младенца Иисуса. Фестиваль «Різдвяна містерія» уникален своей тематической направленностью. Обязательное условие — тема вертепа. За время существования фестиваля его участниками были театры более чем 20 стран мира. Не менее интересна и вторая, научно-теоретическая часть фестиваля — симпозиум «Традиции рождественской драмы в театре кукол». Ученые и искусствоведы разных стран, разрабатывающие тему вертепа, знакомят с собственными, порой парадоксальными, взглядами на способы существования мистериальных действ, на их национальный колорит, придающий вечному сюжету окраску определенного пласта культуры и дающий возможность посмотреть на факт рождения Христа с точки зрения искусства. Исследования теоретиков, несмотря на различность научных и эмоциональных подходов к теме, были едины в доказательстве того, что вертеп с его необъяснимым таинством существует неким микрокосмосом, вечным во времени и способным принимать в орбиту своего обитания всевозможные пространственные структуры — этнологические, фольклорные, религиозные, культурные. Определенная закодированность мистерии не мешает поддержанию традиций, не препятствует и видоизменениям, приветствуется также и своеобразие современных интерпретаций. Во всем этом — удивительная открытость вертепа, его великодушное приглашение обращаться к нему как к источнику вдохновения.

Интерпретации этих обращений — в десяти фестивальных спектаклях, представивших своеобразные взгляды на сюжет о рождении Христа. Он демонстрировался театрами в найденной сценической манере с использованием близкой для них стилистики и театральных приемов. Несмотря на разность, во всех спектаклях, даже тех, где вертепные персонажи игрались актерами вживую с применением стилизованных масок и костюмов, обязательным было присутствие собственно вертепа, маленького домика, загадочной шкатулки, этого таинственного ящичка, открытие дверец которого сопряжено с каким-то сакральным благоговением.

Спектакль хозяев фестиваля, Волынского театра кукол, «Волынский вертеп» построен на основе старинных вертепов с использованием фольклорных традиций Волыни. Гуляют по селу колядники, песни поют, танцуют. Заходят в хату колядовать, и хозяин достает самодельный вертеп, укрепляет ящичек на уровне груди, надевая его на себя, словно погружаясь в глубь событий, и рассказывает о пути Звезды Вифлеемской.

В спектакле «Рождественская колыбельная» Киевского городского театра кукол отошли от традиционно безликих или нарочито невыразительных лиц персонажей рождественской сказки. Куклы этого спектакля-оперы обаятельны, с огромными глазами, выразительными лицами. Конструкция вертепа, сохраняя трехуровневость, увеличена до размеров сцены и стилизована под украинскую хату с соломенной крышей. Изобретательность сценографии подчеркивает связь божественного и человеческого мира.

С особой пронзительностью звучит тема рождения Христа в спектакле венгерского Театра «Арлекин» «У Бога за спиной». Хаос, разруха, война, звуки выстрелов и сирен. Двое мужчин, отбросив маскировочные плащи, в заброшенном подвале находят подобие креста и под ним в каком-то первозданном порыве разыгрывают историю о Рождестве. Из неимоверных кусочков ткани, шерсти, бумаги, палочек возникают фигурки. Проникновенно звучит голос, рассказывающий о Боге. Забиваемый зловещим шумом современности, этот несмелый голос оставляет надежду. Соблюдаются три уровня вертепа и в спектакле Пражского театра «Рише лоутек». Высший и средний — это ширмы, а третий — оркестр и хор, разместившиеся на авансцене. Мотивы церковной музыки и пения создают впечатление умиротворенной пасторальной картины. Вертеп в спектакле «У трех королей» Курганского театра кукол «Гулливер» приносят бродячие артисты. Маленькие послушные куколки сидят тихо до поры до времени в ящике за спиной хозяина, но вот вертеп установлен, его створки медленно расходятся в стороны — приглашаем в сказку. Может быть, в этом спектакле наиболее ярко просматривается мозаичность вертепа, идущая от его природы. Тут пение, пантомима, куклы и общение с залом, живая энергия действия. Спектакль напоминает веселое ярмарочное представление, эдакий российский вариант вертепа.

Наиболее массовым и масштабным был «Вертеп» Люблинского театра им.Х.К.Андерсена, созданный по тексту В.Шевчука. Спектакль играется в драматическом ключе, актерами в огромных стилизованных масках, это философская притча о человеке, облеченном властью и одержимом страхом от возможности эту власть потерять. Царь Ирод становится олицетворением зла. Казалось бы, огромные куклы, заполнившие пространство сцены, станут доминировать над всем, но тихий голос маленького вертепа звучит проникновеннее и выразительнее.

Стилизация вертепного ящичка в спектакле «Звездная монета» немецкого Театра «Дер Нахт» достигла апогея. Актриса придумала разместить вертеп в своем… животе. В специально изготовленном костюме с круглым, как шар, животом она «выплывает» на сцену, открывает ключиком чудо-шкатулку, и появляется маленькая сцена — универсальный передвижной театр.

Событием фестивальной программы стал спектакль Хмельницкого театра кукол «Эхо» по идее многолетней исследовательницы вертепа, кандидата искусствоведения И.Уваровой (Москва). Этот спектакль — лучшее доказательство того, что вечная, изменяющаяся «пьеса-вертеп» существует без времени и вне пространства и каждый отрезок бытия может найти в ней свое отражение. Казалось бы, несовместимы — вертеп и поэзия ХХ века, но в спектакле этот век рассматривается лишь как виток истории, виток той спирали, которая уходит к истокам. Вертеп здесь представлен в виде окна с открывающимися рамами. Рисунки на морозном стекле, Волхвы — фигуры Дедов Морозов образца годов 50-х, поэтические строчки о Рождестве Ахматовой, Галича, Пастернака — «мерцала звезда по пути в Вифлеем…». Знаковые моменты эпохи. Прокручивается по кругу окно-вертеп, открывается рама, и снова узнаваемая тема, блуждающий луч фонарика, смятая страница, рассыпанные мандарины, деревянные лошадки, уложенные наспех чемоданы. Спектакль-воспоминание, спектакль-ностальгия по детству, по жизни, по веку.

Фестиваль «Різдвяні містерії» явил палитру обращений к рождественскому сюжету разнообразнейшую. Даже по небольшому количеству спектаклей можно представить, сколь неисчерпаем «кладезь» этого маленького вселенского ящичка, сколь велика его тайна и сколь заманчиво желание ее разгадывания. Название спектакля «Эхо» символично, эху вертепа суждено звучать, пробуждая благой вестью Бога в душе каждого из нас, и тогда, возможно, сумеем согреться светом Звезды Вифлеемской.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно