Эффекты языковой политики «Европейского словаря философий»

17 июня, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №23, 17 июня-24 июня

Недавно во Франции вышел грандиозный «Европейский словарь философий». Это издание явно становится незаурядным событием в философской борьбе за новый смысл Европы...

Недавно во Франции вышел грандиозный «Европейский словарь философий». Это издание явно становится незаурядным событием в философской борьбе за новый смысл Европы. Ведь ставкой в ней является проблематика языковых и политических границ между государствами, культурами, индивидами. Границы противоречат принципам демократии, поэтому перевод (translation) становится не просто инструментом коммуникации, но и этическим принципом активного действия и противодействия. Как всегда, именно интернационал философов всех стран почти недообъединенной евро-Европы объединяется вокруг идеи культурного равенства неповторимых множественностей.

По приглашению Французского культурного центра и издательства «Дух і Літера» 20 апреля Киев посетили хорошо известные во всем мире философы Барбара Кассен и Филипп Рено. Они презентовали «Словарь» и говорили о политических и культурных принципах современной языковой политики самой философии. Принципиальное значение для авторов этого издания имеет осознание особого (микрокосмического) существования каждого философского термина в макрокосме всех остальных терминов. Отсюда парадоксальная непереводимость понятий с одного языка на другой, которые все-таки переводятся благодаря сохранению их уникальной идентичности путем рассказа о ней. И мы понимаем, что эти рассказы так же бесконечно открыты и субъективны. Как перевести слово «правда» на другой язык? Truth? Veritas? Justice? Как передать всю расщепленную ризоматичность слова в его энергетическом эффект-феномене? (Ведь, не секрет, для «нашего» уха слово «правда» — это, скорее, газета. Но ведь не только...) Я привожу лишь один пример, а в «Словаре» их великое множество! В них отразилась и незаурядная оригинальность авторов, известных современных философов, среди которых вспомним лишь Этьена Балибара, Алена де Либера, Алена Бадью, украинских философов Татьяну Голиченко, Константина Сигова, Андрея Васильченко... Но есть еще столько других!

Руководитель данного проекта — знаток античности Барбара Кассен, исследующая философию языка и риторическое «производство», которым язык творит мир и является его частью. Значительный интерес к софистическим «эффектам», создающим субъективность и плоть культуры, подтолкнул Кассен к ангажированной позиции по поводу политической действенности речи. В Киеве во время встречи вместе с Филипом Рени, знатоком правовых расхождений между американской и континентальной философией, еще раз акцентировали внимание на необходимости установления политической сущности языково-культурных практик. Ведь, как отмечает Барбара Кассен, сегодня мы оказались между двумя опасными тенденциями: с одной стороны, глобализируется примитивная форма языковой коммуникации, что-то наподобие globish (не имеет ничего общего с English Шекспира или Оксфорда), нивелирующего и искажающего любые культурные различия, а с другой — увеличивается влияние «онтологического национализма» определенного языка, претендующего на собственную сакрализацию и иерархически более высокий по отношению к другим языкам статус. Барбара Кассен обратила внимание на то, что из этих доминирующих тенденций языковой политики рождаются и распространяются две «вульгаты». Одна убеждает нас в том, будто бы язык значит немного — это некое прозрачное средство для передачи идей и понятий (часто данное мнение отстаивают некоторые представители аналитической философии науки, ратующие за переход к единому базовому языку-инструменту). Другая утверждает, что существуют абсолютно «аутентичные» языки (скажем, как утверждал Хайдегер, для философии — это греческий и немецкий), которые эксклюзивно могут передать сущность и величие (Духа? Нации? Расы?). Однако задача «Европейского словаря» состоит в утверждении силы мысли через силу речи (прежде всего, тексты и идиомы философии, множества философий). «Одна из самых больших радостей учебы — это возможность дать прочитать тексты в том виде, в котором они были написаны, дать услышать философии тем голосом, которым они произносятся, и таким вот образом предложить средства, с помощью которых можно избавиться от немедленного, общего и банального, — средства сравнения, мышления, говорения. Создание «Европейского словаря философий» преследует следующую цель: стать педагогическим инструментом именно для такой заинтересованности. Я надеюсь, что он сыграет свою роль в манере созидания Европы», — говорит Кассен. Поэтому она выдвигает философскую программу действий:

1. Рассматривать язык не просто как средство коммуникации, а как представляющий интерес сам по себе;

2. Признать, что мы встречаем язык в форме множественности языков, и что эта плюралистичность является конститутивной для богатства мира.

3. С одной стороны, изучать по крайней мере два иностранных действующих языка, их классическую продукцию, и с другой — открытую для изменений реальность.

4. Не останавливаться на этом.

Последний пункт придется заполнить нам самим. Мы знаем, что для украинских реалий насущной проблемой является соотношение языка и государства. Сможет ли государство, его инстанции и институты обеспечить «сверху» свободную и умную защиту украинского и других языков «национальных множеств»? Кое-кто ждет и надеется на это. Но нужно действовать не сверху, а снизу. В контексте Европы, по данным последних опросов, один из двух европейцев признается, что не владеет вторым иностранным языком. Угрожает ли нам это? Язык — национальное богатство, существующее только в живом виде, то есть на практике. Аппараты государственного контроля могут только сдерживать, поощрять или консервировать этот бурный поток.

Известно, что одним из самых плохих (обедняющих) сценариев является тот, когда все начнут говорить на плоском «суржике» (в мире это суррогатный говор LTI — langue de transmission internationale), и не случайно Кассен вспоминает выражение Виктора Клемперера о языке пропаганды Третьего рейха «LTI» — Lingua Tertii Imperii — имперский, более того, империалистический язык. Современные исследователи, такие, как Антонио Негри и Майкл Хардт, в книге «Империя» тоже расставляют подобные геополитические акценты. Мир раскололся на три одновременные тенденции: глобальное, универсальное и сингулярное. Имперской капиталистической глобализации, охватывающей сегодня весь мир, противостоят multitudes, «множественности» интеллектуальной универсальности и рабочей, и творческой сингулярности. Хорошо известно, что в Украине в ответ на длительное «имперское» доминирование русского языка имеем две реакции: одна выливается в патриотически-националистическую, абсолютизирующую несправедливо угнетенную в свое время культуру, тем самым вызывая вполне естественную, иногда конфликтную «реакцию» в ответ. Этой реакции можно предложить превратиться в жизнеутверждающую творческую «акцию» (развивающуюся самостоятельно, без каких-либо бюрократических гарантий): то есть противопоставить «провинциальному» ресантименту универсалистский проект ренессанса. Как во времена Возрождения, культура живет, лишь приоткрываясь навстречу другим культурам. Великий «римлянин» Гете говорил следующее: «Кто не знает иностранных языков, ничего не знает о своем собственном языке». По поводу языкового вопроса в Европе и, в частности, в Украине, добавим известный революционный лозунг: «Будьте реалистами — требуйте невозможного!»... изучайте другие языки и культуры! Иной мир возможен.

Надеемся, что перевод «Европейского словаря философий» на украинский язык станет значительным завоеванием именно в этом направлении.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно